Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Ответственность за предоставление заведомо ложных сведений для государственной регистрации субъекта хозяйствования

В соответствии с частью 1 пункта 25 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 (далее – Положение о государственной регистрации субъектов хозяйствования) собственники имущества (учредители, участники) коммерческой, некоммерческой организации, руководитель (иное лицо, уполномоченное в соответствии с учредительными документами действовать от имени организации), индивидуальный предприниматель несут ответственность за достоверность сведений, указанных в документах, представленных для государственной регистрации, включая заявление о государственной регистрации.

Возникает вполне резонный вопрос о том, какая это ответственность: гражданско-правовая, административная или уголовная?

 

1. Гражданско-правовая ответственность

Во-первых, сразу же стоит обратить внимание на субъектный состав лиц, которые должны нести или еще более буквально – несут ответственность. Из систематического толкования части 1 п. 25 и частей третьей — пятой пункта 18 Положения о государственной регистрации, можно сделать вывод о том, что ответственные лица – те, кто полномочны на подписание и подписывают заявление о государственной регистрации.

Во-вторых, нужно обратить внимание на объективную сторону правонарушения. В соответствии с частью 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации деятельность субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, а их государственная регистрация признается недействительной по решению хозяйственного суда. Причем, для целей Положения о государственной регистрации под предоставлением заведомо ложных сведений понимается сообщение несоответствующих действительности сведений (информации), представление подложных документов о фактах, имеющих существенное значение для принятия решения о государственной регистрации. К заведомо ложным сведениям не относятся описки в словах, пропуск слов, букв, цифр, ошибки в арифметических расчетах и подобные ошибки. Иными словами, объективную сторону правонарушения составляет правомерная деятельность созданного субъекта хозяйствования, который был зарегистрирован на основании заведомо ложных сведений.

Вполне очевидно, что субъект правонарушения, установленный в законе, – лицо, представляющее недостоверные сведения и субъект, выполняющий объективную сторону правонарушения, – созданное юридическое лицо, осуществляющее деятельность на основании заведомо ложных сведений не совпадают. Такая ситуация в юридической науке невозможна в принципе. В теории правонарушитель – лицо, выполняющее объективную сторону состава правонарушения.

Дальше – больше. Последнее предложение части 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации устанавливает, что доходы, полученные от такой запрещенной деятельности, взыскиваются в местные бюджеты в судебном порядке. Причем, взыскание доходов, полученных субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых признана недействительной в соответствии с указанной процедурой, осуществляется независимо от срока, прошедшего со дня такой регистрации, и за весь период осуществления деятельности. Это все означает, что представляет недостоверные документы один субъект – будь то руководитель или учредители юридического лица, а санкции применяются к другому субъекту – созданному юридическому лицу. Интересен также подход к определению самой санкции. Это ни административно-правовая, ни гражданско-правовая санкция. Единственный ближайший аналог – взыскание всего полученного по сделке, запрещенной законодательством, в доход государства (ч. 2 ст. 170 ГК). Общее также то, что такая мера ответственности реализуется в порядке искового, а не административного производства. Однако, даже этот аналог применяется лишь к правонарушителю, и не может быть применен к добросовестной стороне. В рассматриваемом же случае, взыскание всего дохода происходит отнюдь не с лица, которое представило недостоверные сведения, а добросовестность одного из учредителей, который указал абсолютно верные сведения о себе во внимание Положением о государственной регистрации никак не принимается.

Размер санкций

Особо стоит отметить отсутствие срока давности. По ничтожным сделкам он велик, но он есть, по административно-правовым нарушениям он также есть, более того, в уголовном праве есть сроки давности, но не Положении о государственной регистрации, касательно недействительности такой регистрации. Может смениться не один десяток руководителем, поменяться состав участников, а недостоверные сведения, представленные абсолютно иными лицами будут иметь юридическое значение.

Казалось бы, это полная нелепица, но нет – это белорусское законодательство.

 

2. Административная ответственность

Указание в части 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации на то, что деятельность субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, порождает у правоохранительных органов вопрос: а не влечет ли такая деятельность административную ответственность.

Основания для постановки такого вопроса имеются. Дело в том, что в части 2 статьи 12.7 КоАП осуществление предпринимательской деятельности, когда в соответствии с законодательными актами такая деятельность является незаконной и (или) запрещается, признано административным правонарушением. Совершение этого административного правонарушения влечет наложение штрафа на ИП в размере от 20 до 200 БВ с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности, а на юридическое лицо – до 500 БВ с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности.

Если ИП или учредитель организации, ставший впоследствии ее руководителем, представили такие заведомо ложные сведения в регистрирующий орган, а затем осуществляли предпринимательскую деятельность лично (ИП) или от имени юридического лица в качестве его рабочего органа (руководитель организации), то они могут быть привлечены к административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП.

При совпадении в одном лице того, кто представил заведомо ложные сведения в регистрирующий орган, и того, кто в качестве руководителя организации от ее имени осуществлял предпринимательскую деятельность, указывает на наличие оснований и для привлечения юридического лица к административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП. Такой вывод базируется на предписаниях статьи 3.5 КоАП, согласно которым юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и данным лицом не были приняты все меры по их соблюдению.

Очевидно, что административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП не может подлежать руководитель организации, не знавший о том, что возглавляемая им организация была зарегистрирована на основании заведомо ложных сведений. В такой ситуации не подлежит административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП также и юридическое лицо. Причина в том, что этому юридическому лицу нельзя предъявить претензии как по поводу того, что им не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, так и по поводу того, что этим юридическим лицом не были приняты все меры по их соблюдению. Организация в лице руководителя, не причастного к подаче заведомо ложных сведений в регистрирующий орган, не должна предпринимать меры по проверке достоверности таких сведений после состоявшейся государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с частью 2 статьи 3.2 ПИКоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 12.7 КоАП, подлежат рассмотрению хозяйственными судами, которые обязаны назначить по ним конфискация дохода, полученного в результате указанной деятельности, являющуюся обязательным дополнительным административным взысканием по делам этой категории. Другим словами, обращение дохода в бюджет осуществляется в рамках административного процесса, регламентированного ПИКоАП.

Согласно части п. 25 Положения о государственной регистрации доходы, полученные от такой деятельности, взыскиваются хозяйственным судом в местные бюджеты в порядке искового производства по иску уполномоченных органов. В этом случае доход обращается в бюджет в рамках хозяйственного процесса, регламентированного ХПК.

Налицо избыточность правового регулирования, проявляющаяся в том, что обращение в бюджет одного и того же незаконного дохода может осуществляться в несовпадающем порядке (в рамках административного или хозяйственного процесса) притом, что в указанных законодательных актах обращению в бюджет незаконного дохода придан разный правовой статус.

Такая избыточность правового регулирования привела к коллизии приведенных норм КоАП, ПИКоАП, с одной стороны, и Положения о государственной регистрации, ХПК, с другой стороны. В соответствии с частью 3 статьи 137 Конституции Республики Беларусь такая коллизия разрешается в пользу Положения о государственной регистрации. Однако в практической деятельности это конституционное положение, как правило, не выдерживается. Обращение в бюджет незаконного дохода осуществляется в административном процессе посредством применения конфискации как вида административного взыскания по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.7 КоАП.

Заметим при этом, что в Положении о государственной регистрации понятие «доход» от незаконной и запрещенной предпринимательской деятельности не определено. Как исчислять такой доход не ясно. Согласно примечанию к статье 12.7 КоАП под таким доходом понимается вся сумма выручки в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее получение. Понятно, что такая определенность предписаний КоАП при исчислении размера незаконного дохода более притягательна для правоприменительных органов, хотя и не отвечает требованиям справедливости[1].

 

3. Уголовная ответственность

Обращение к уголовному закону показывает, что действия, связанные с подготовкой и представлением в регистрирующие органы заведомо ложных сведений, являются преступными.

Так, согласно пунктов 13 и 14 Положения о государственной регистрации в регистрирующий орган подаются определенные документы (заявление о государственной регистрации, устав (учредительный договор) и другие). Эти документы являются официальными. Они исходят либо от частных лиц, либо от организаций и предоставляют право лицам, подавшим их в регистрирующие органы, требовать государственной регистрации субъекта хозяйствования. Поэтому внесение в эти документы заведомо ложных сведений, изготовление полностью подложного документа или изменение его содержания (подделка), равно как и сбыт его либо использование путем представления регистрирующему органу являются преступлением, предусмотренным статьей 380 УК.

Примером такого подлога могут служить действия лица, указавшего в заявлении о государственной регистрации данные паспорта, который был признан недействительным подразделением гражданства и миграции отдела внутренних дел администрации района и выставлен на контроль в связи с его утратой[2].

Если указанные действия по подлогу официальных документов, подлежащих передаче регистрирующим органам, совершает должностное или иное уполномоченное лицо из корыстной или иной личной заинтересованности, то оно подлежит уголовной ответственности по статье 427 УК за служебный подлог.

Лицо, представившее регистрирующему органу подложный документ, составленный и выданный по его просьбе должностным или иным уполномоченным лицом, будет нести ответственность как за подстрекательство к служебному подлогу по части 5 статьи 16 и статье 427 УК, так и за использование заведомо подложного документа по статье 380 УК. В свою очередь должностное или иное уполномоченное лицо подлежат уголовной ответственности и за служебный подлог по статье 427 УК (как исполнители преступления), и за пособничество в использовании заведомо подложного документа лицом, подавшим его в регистрирующий орган, по части 6 статьи 16 и статье 380 УК.

Имеются ли основания для привлечения к уголовной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы? Правоприменительная практика отвечает на них по-разному.

Например, в практике судов Могилевской области известны случаи вынесения приговоров, по которым за указанную деятельность, сопряженную с получение дохода в крупном размере (превышает 1000 БВ), руководитель организации осуждался по статье 233 УК как за незаконную предпринимательскую деятельность. Напротив, прокуратура Витебской области не направляла в суды поступавшие от следователей ДФР КГК уголовные суда, в которых такая деятельность квалифицировалась по статье 233 УК, и принимала меры по их прекращению за отсутствием состава преступления.

Представляется ошибочным осуждение по статье 233 УК за осуществление предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы. Суды, постановившие такие обвинительные приговоры, не учли, что в статье 233 УК незаконная предпринимательская деятельность представлена лишь в двух альтернативных формах: без государственной регистрации и без получения специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно.

В соответствии с частью 2 статьи 3 УК «Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию». Под строгим толкованием уголовного закона в литературе понимается «точное следование «букве и духу» закона в процессе его применения»[3].

Развивая приведенное положение, законодатель вслед за этим предложением формулирует в части 2 статьи 3 УК императивную норму-запрет, в соответствии с которой «Применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Такая же норма содержится в части 3 статьи 72 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»: «Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случае привлечения к ответственности, ограничения прав и установления обязанностей»[4].

Отсутствие в статье 233 УК указания на признание преступным осуществления предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является пробелом в уголовном законе и этот пробел не может быть восполнен применением аналогии закона. 

 

4. Вопросы налогообложения предпринимательской деятельности субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы

            Если в рамках хозяйственного или административного процесса будет признано, что субъект хозяйствования осуществлял незаконную и запрещенную предпринимательскую деятельность ввиду того, что государственная регистрация была произведена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, то, как указано выше, доход от этой деятельности обращается в бюджет. Однако нельзя не видеть, что до момента признания такой деятельности незаконной, она осуществлялась легально и в установленном порядке. В том числе субъект хозяйствования, осуществлявший такую деятельность, исправно платил налоги, сборы, иные обязательные платежи.

Вправе ли такой субъект хозяйствования рассчитывать на зачет уплаченных им сумм налогов, сборов, иных обязательных платежей при определении подлежащего взысканию в бюджет незаконного дохода от указанной деятельности? Прямого ответа на этот вопрос налоговое законодательство не содержит. Между тем анализ статьи 36 НК позволяет ответить на этот вопрос положительно.

Во-первых, до признания такой деятельности незаконной и запрещенной у лица, ее осуществлявшего, имелось налоговое обязательство (см. часть 1 статьи 36 НК) и оно его выполняло в соответствии с законодательством.

Во-вторых, признание анализируемой деятельности незаконной и запрещенной означает, что такая деятельность не подлежит налогообложению[5]. Иначе говоря, со дня вступления в законную силу судебного решения о признании деятельности незаконной и запрещенной и об обращении незаконного дохода от такой деятельности в бюджет ранее действовавшие налоговые обязательства по уплате налогов, сборов, иных обязательных платежей с полученного дохода и в связи с его получением, утрачивают силу. Вступление в законную силу указанного судебного решения следует признать обстоятельством, с возникновением которого связывается прекращение налогового обязательства (см. часть 3 статьи 36 НК). При этом такое обязательство прекращается со дня, когда оно возникло, ибо анализируемая деятельность признается незаконной и запрещенной с момента ее начала.

Поскольку в налоговом законодательстве указанные обстоятельства, влекущие прекращение налогового обязательства изложены недостаточно ясно, то в силу предписаний пункта 7 статьи 3 НК решение о том, можно или нельзя в рассматриваемой ситуации применять зачет, должно приниматься в пользу плательщиков, деятельность которых была признана незаконной и запрещенной. Значит, такое решение должно быть положительным. При принятии решения об обращении незаконного дохода в бюджет хозяйственный суд, полагаем, должен исключить из исчисленной им суммы такого дохода суммы налогов, сборов, иных обязательных платежей, уплаченных в установленном порядке субъектом хозяйствования.

 

Вместо заключения

 

Обобщая сказанное, в качестве главного полагаем возможным предложить следующие законодательные меры.

Надлежит отказаться от придания статуса незаконной и запрещенной деятельности субъекта хозяйствования только потому, что он зарегистрировался  на основании указанных выше заведомо ложных сведений.

Лицо, представившее заведомо ложные сведения для государственной регистрации, обязано нести установленную уголовную ответственность за такие действия, но не должно быть ответственности (правового последствия) в виде обращения в бюджет дохода от такой деятельности.

Следует отказаться от изъятия в бюджет дохода от деятельности субъекта хозяйствования, зарегистрированного на основании заведомо ложных сведений. Как следствие, подлежат пересмотру соответствующие положения норм Положения о государственной регистрации и КоАП.

Алексей Лукашов, кандидат юридических наук, старший юрист ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» ( с сентября 2012 года «Raidla Lejins & Norcous»)

Валентин Галич, партнер ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» ( с сентября 2012 года «Raidla Lejins & Norcous»)


[1] См. подробнее:  Лукашов, А. Экономические правонарушения: ставка на экономию уголовной репрессии / А.Лукашов // Экономическая газета. Информбанк. – 2010. – № 13.

[2] Решение хозяйственного суда Витебской области от 29.01.2010 (дело № 13-5/2010) «Хозяйственный суд, учитывая предоставление гражданином в регистрирующий орган паспорта, который признан недействительным, приходит к выводу, что регистрация указанного гражданина в качестве индивидуального предпринимателя была произведена на основании заведомо ложных сведений и признает такую регистрацию недействительной» // Электронная база нормативных правовых актов «КонсультантПлюс: Беларусь». Технология 3000 [Электронный ресурс]. – Мн.: ООО «ЮрСпектр», 2011.

[3] Барков, А.В. Комментарий к статье 3 / А.В.Барков // Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Под общ. ред. А.В.Баркова, В.М.Хомича. – Мн.: ГИУСТ БГУ, 2007. – С. 7.

[4] Согласно статьи 1 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» «аналогия закона – применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм законодательства, регулирующих данные общественные отношения, норм законодательства, регулирующих сходные общественные отношения».

[5] См.: Лукашов, А. Об ответственности за уклонение от уплаты налогов с доходов, полученных незаконным путем / А.Лукашов // Право Беларуси. – 2004. – №№ 25, 26; Лукашов, А.И. О конституционности налогообложения незаконно полученного дохода и ответственности за неуплату налогов с такого дохода / А.И.Лукашов // Конституционный контроль и развитие социального правового государства: Материалы международной научно-практической конференции (Мн., 9–10 сентября 2004 г.). – Мн.: Конституционный Суд Республики Беларусь, 2004. – С. 199 – 201; Разъяснение Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 09.02.2006 № 04-10/283 «Об исполнения налогового обязательства при осуществлении деятельности без специального разрешения (лицензии) либо запрещенной деятельности» // Электронная база нормативных правовых актов «КонсультантПлюс: Беларусь». Технология 3000 [Электронный ресурс]. – Мн.: ООО «ЮрСпектр», 2011.

18943