Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Что ИП при хранении товара должен подтверждать: его приобретение или поступление?

Сергей Латышев, адвокат Минской областной юридической консультации № 1 (8 017 293-41-72, 8 029 161 3452)

Илья Латышев, юрист

Вопрос, вынесенный в название статьи, далеко не праздный. Ситуация, которая будет проанализирована ниже и которая может стоить ее главному герою более чем 23 000 000 рублей, показывает, что товарно-транспортная накладная, подтверждающая приобретение товара, по мнению сотрудников контролирующих органов может не подтверждать его поступление в место хранения. А это чревато обвинением в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 154-5 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП). А если такое обвинение поддержит еще и суд, то весь товар, поступление которого не подтверждено, будет конфискован, поскольку санкция названной статьи безапелляционно предусматривает штраф с конфискацией.

Ситуация

В одном белорусском городе жил и работал индивидуальный предприниматель Иванов Иван Иванович. Занимался он оптовой торговлей. Подлежащий реализации товар хранил в основном у себя дома, а иногда использовал для этих целей сарай, который принадлежал отцу его друга (между ними в устной форме был заключен договор безвозмездного пользования сараем). Сарай находился в другой части города – недалеко от местонахождения основных покупателей реализуемой Ивановым продукции.

В середине января 2006 г. по заказу Иванова ООО «А» изготовило для него партию товара. Работающий у Иванова водитель Петров на микроавтобусе, который Иванов использовал по доверенности, получил на складе ООО «А» произведенный товар. На всю партию товара ООО «А» выписало накладную формы ТТН-1, в которой грузополучателем значился ИП Иванов, а пунктом разгрузки – его домашний (юридический) адрес.

Данная партия товара в тот же день была доставлена водителем на юридический адрес Иванова. Однако по прибытии груза, предприниматель принял решение разгрузить там не весь груз, а только его часть.

Вторую часть груза Иванов решил переместить в обозначенный нами сарай. Что и было сделано. В тот же самый день, по той же ТТН, водитель Петров на том же микроавтобусе перевез вторую часть груза в сарай.

Однако вечером того же дня Иванов решил переместить в сарай и первую часть груза, полученного от ООО «А». Иванов вызвал водителя – и тот на том же микроавтобусе по той же ТТН переместил первую часть груза из квартиры предпринимателя в тот же сарай, где уже находилась часть груза, привезенная туда днем.

Таким образом, весь груз, который доставлялся Иванову по товарно-транспортной накладной, выписанной ООО «А», в течение одного дня оказался в сарае.

Через несколько дней должностные лица налоговой инспекции проверили порядок хранения товара в сарае, используемом Ивановым, – и выявили хранение товара без документов, подтверждающих его поступление в сарай, описали весь находящийся в сарае товар и передали его Иванову на ответственное хранение.

Следует акцентировать внимание на том факте, что Иванов еще до начала проверки предъявил проверяющим ТТН, выписанную ООО «А», по которой товар был получен и транспортировался сначала на квартиру Иванова, а потом – в сарай. Иванов доказывал, что этой накладной подтверждается приобретение (поступление) товара. Однако доводы Иванова действия на должностных лиц налоговой инспекции не возымели – они на это ответили, что при перемещении товара от квартиры до сарая Иванов должен был самостоятельно выписать дополнительные накладные, указав в качестве пункта разгрузки адрес сарая. А поскольку такие накладные отсутствуют, Иванов нарушает порядок хранения продукции и подлежит установленной ответственности.

Позиция ИМНС (изложена в протоколе об административном правонарушении)

На следующий день Иванов был вызван в ИМНС, где ему был вручен протокол об административном правонарушении.

Иванову вменялось в вину нарушение ст. 154-5 КоАП и подпункта 1.12 пункта 1 статьи 22 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК), которое выразилось в «хранении товара (продукции) в складском помещении (гараже) без документов, подтверждающих его поступление (приобретение), а именно товарных накладных, товарно-транспортных накладных, карточек складского учета, сортовой книги».

Факт правонарушения был подтвержден свидетелями – сотрудниками ИМНС, проводившими проверку.

Поскольку в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении сотрудник ИМНС, составивший протокол об административном правонарушении не доказывал событие и состав административного правонарушения, якобы совершенного Ивановым, а выступал в суде в качестве … свидетеля[1], на этом позиция ИМНС заканчивается.

Позиция предпринимателя (при рассмотрения дела об административном правонарушении)

Спустя три недели после составления протокола, предпринимателя вызвали в суд для рассмотрения дела о якобы совершенном им административном правонарушении.

Будучи свидетелем, должностное лицо налоговой инспекции, составившее протокол, не присутствовало в зале суда с начала судебного заседания, не формулировало обвинение, во многих случаях не смогло сослаться на законодательство, не анализировало его, не представляло доказательств, не анализировало и не оценивало доказательства, представленные ИП Ивановым, не обосновывало выводов о наличии или отсутствии в действиях Иванова события и состава административного правонарушения. В течение второго дня судебного разбирательства сотрудник ИМНС, составивший протокол и вовсе отсутствовал в зале судебного заседания.

Поэтому гипотетически, исходя из презумпции невиновности и нормы о том, что обязанность доказывать совершение административного правонарушения конкретным лицом возлагается на органы (должностных лиц), осуществлявшие проверку и составившие протокол об административном правонарушении (пункты 1, 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29 марта 1999 г. № 1 «О практике применения судами законодательства, регулирующего производство по делам об административных правонарушениях» — далее Постановление Пленума ВС № 1), Иванов мог не представлять никаких доказательств своей невиновности и просто наблюдать за происходящим в суде. Однако была избрана иная тактика защиты и суду были представлены четко выстроенные юридические аргументы, опровергающие позицию ИМНС о том, что ИП Иванов совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 154-5 КоАП.

В общем и целом Иванову необходимо было доказать тот факт, что товар в сарае хранился законно – то есть с соблюдением всех предусмотренных законодательством Республики Беларусь условий. Как часть «предмета доказывания» — Иванову надо было опровергнуть довод сотрудника ИМНС, составившего протокол, о том, что при перемещении товара из квартиры в сарай он должен был выписывать какие-то новые накладные на внутрихозяйственное перемещение груза. В обоснование этой позиции суду были приведены следующие доводы.

1. Ни в протоколе об административном правонарушении, ни в иных письменных документах, представленных налоговым органом, не утверждается, что указанные в протоколе документы (включая карточки складского учета, сортовую книгу) должны находиться непосредственно на складе или в ином помещении, где хранится товар.

В действующем законодательстве такого требования не содержится. Необходимые документы в момент проверки могут находиться как в непосредственном месте хранения (на складе и т.п.), так и в другом месте, но должны быть представлены лицом, приобретшим товар (продукцию) уполномоченным должностным лицам государственных органов по их письменному требованию до составления акта об экономическом правонарушении (акта проверки). Данный вывод сделан как теорией, так и практикой. В частности, он содержится в пункте 6 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22 мая 2003 года N 3 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами дел об экономических правонарушениях, влекущих конфискацию имущества» (в редакции Постановлении от 27 мая 2004 г. № 10) – далее Постановление Пленума ВХС № 3.

Между тем, Иванов представил товарно-транспортную накладную на находившийся в сарае товар – причем еще до начала проверки. Этот факт подтверждали и должностные лица ИМНС, проводившие проверку. При этом налоговая проверка выявила тождество товара, указанного в представленной накладной, и находившегося на момент проверки в сарае.

2. Из протокола об административном правонарушении и иных письменных документов, представленных налоговым органом, а также показаний сотрудника ИМНС, составившего протокол (свидетеля) не понятно, что орган (должностное лицо), составившее протокол, имело в виду, когда утверждало, что товар, находившийся в сарае, хранился там без документов, подтверждающих его приобретение (поступление).

В качестве документа, подтверждающего приобретение (поступление) товара ИП Иванов представил товарно-транспортную накладную, выписанную ООО «А». Однако, из позиции ИМНС следует, что орган (должностное лицо), составившее протокол об административном правонарушении, фактически не признает действительность (юридическую силу) этой ТТН (о чем свидетельствует утверждение, что товар хранился в сарае без документов, подтверждающих ее приобретение (поступление).

Четких обоснований такого непризнания предъявленной ТТН налоговиками представлено не было. Из показаний сотрудника ИМНС, составившего протокол (свидетеля), (не подкрепленных впрочем ссылками на законодательство) лишь следует, что должна была иметь место некая вторая внутренняя товарно-транспортная накладная по автомобильной перевозке товара из квартиры Иванова в сарай.

Однако анализ законодательства позволяет представленный довод опровергнуть – перевозки товара от квартиры Иванова до сарая являлись технологическими внутрихозяйственными перевозками, выполненными ИП Ивановым для собственных нужд, и поэтому не требовали оформления дополнительных ТТН.

Так, в соответствии со статьей 63 Закона Республики Беларусь «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках» (далее — Закон об автомобильном транспорте) автомобильная перевозка грузов товарного характера оформляется товарно-транспортной накладной. Грузы товарного характера, не оформленные товарно-транспортной накладной, к автомобильной перевозке приниматься не должны.

В то же время статьей 2 Закона об автомобильном транспорте установлено, что действие этого Закона не распространяется на автомобильные технологические внутрихозяйственные перевозки, выполняемые юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями для собственных нужд.

Исходя из норм статей 1 и 41 Закона об автомобильном транспорте, к автомобильной перевозке для собственных нужд относится автомобильная перевозка, выполняемая юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем для собственных целей и за собственный счет. Автомобильная перевозка для собственных нужд является вспомогательной по отношению к основной деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя и выполняется ими для перемещения своих работников или собственных грузов для собственных целей автомобильными транспортными средствами, находящимися в их распоряжении. Автомобильными транспортными средствами, применяемыми для такой перевозки, должны управлять работники данного юридического лица или индивидуального предпринимателя.

При транспортировке товаров в рамках автомобильной технологической внутрихозяйственной перевозки, выполняемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями для собственных нужд, для подтверждения перевозки не требуется оформление товарно-транспортной накладной, но обязательно, если иное не установлено законодательством, наличие документов, форма которых утверждена уполномоченными государственными органами в части приобретения товарно-материальных ценностей. При этом следует иметь в виду, что документом, подтверждающим приобретение товарно-материальных ценностей, может являться товарно-транспортная (товарная) накладная.

Следует отметить, что приведенное толкование Закона об автомобильном транспорте и вывод о том, что при транспортировке товаров в рамках автомобильной технологической внутрихозяйственной перевозки, выполняемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями для собственных нужд, для подтверждения перевозки не требуется оформление товарно-транспортной накладной, содержится в Постановление Пленума ВХС № 3 (пункт 8).

Применительно к возможному вопросу о том, почему в рамках рассмотрения дела об административном правонарушении делается ссылка на Постановление Пленума ВХС, нужно отметить, что поскольку материальный закон (Закон об автомобильном транспорте) подлежит применению при рассмотрении данного дела, постольку казуальное толкование этого закона, данное в Постановлении Пленума ВХС может и должно быть учтено при рассмотрении дела об административном правонарушении.

Промежуточная позиция суда

Промежуточная позиция суда (судьи) по делу была обозначена следующим вопросом судьи ИП Иванову, — «….почему в представленной Ивановым накладной на приобретение товара не заполнена графа «Переадресовка»……..», заданным.еще до показаний в Суде сотрудника ИМНС, составившего протокол об административном правонарушении. Хотим отметить, что в показаниях этого сотрудника не прозвучал мотив необходимости заполнения графы «Переадресовка» в представленной Ивановым накладной на приобретение товара.

Продолжение позиции предпринимателя

На обозначенное судьей потенциально новое «обвинение» были приведены следующие контраргументы.

3. Пункт 19 Инструкции по заполнению товарно-транспортной накладной, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь № 53 от 14.05.2001 г. (далее – Инструкция по заполнению ТТН) и утвержденная типовая форма товарно-транспортной накладной ТТН-1 (см. графу «Переадресовка») опровергают мнение суда о необходимости внесения в ТТН, выписанную ООО «А», записи о переадресовке при обстоятельствах, установленных по этому делу.

Анализ пункта 19 Инструкции по заполнению ТТН дает все основания для вывода о том, что внесение записи в графу «Переадресовка» может иметь место только в случае изменения (появления нового) грузополучателя. Между тем, в рассматриваемом случае грузополучатель не менялся. Им оставался ИП Иванов.

В случае, когда меняется лишь место разгрузки, а грузополучатель остается прежним, переадресовки в понятии установленном п. 19 Инструкции по заполнению ТТН не происходит и вносить какие-либо записи в графу «Переадресовка» товарно-транспортной накладной (форма ТТН-1) нельзя, поскольку это будет означать нарушение правил оформления накладной.

Именно на такой позиции стоит практика хозяйственных судов Республики Беларусь[2].

Кроме того, по нашему мнению, в законодательстве (Инструкции по заполнению ТТН) и в утвержденной типовой форме товарно-транспортной накладной ТТН-1 (см. графу «Переадресовка») имеется пробел. Данная Инструкция не урегулировала порядок заполнения товарно-транспортной накладной в случае, когда меняется лишь место (или несколько мест) разгрузки, а грузополучатель остается прежним.

Поэтому исходя из принципа презумпции невиновности, все сомнения в обоснованности предъявленного обвинения (в данном случае, вызванные пробелом в правовом регулировании) должны быть истолкованы в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности.

Помимо приведенных трех основных аргументов, позиция предпринимателя основывалась еще на дополнительных доводах, которые усиливали основные аргументы и опровергали частные моменты позиции ИМНС.

4. Помещение, в котором находился товар ИП Иванова на момент проверки, являлся именно сараем, а не складом. Оно не являлся специально оборудованным под склад помещением. Товар там складывался прямо на пол. Там не было стеллажей, полок, систем обогрева, систем вентиляций, систем взвешивания, электронных и иных систем охраны и каких-либо иных приспособлений, присущих  складам. Длительно там товар находиться не мог. Этот сарай использовался лишь для временного пребывания (перевалки) груза.

5. Инструкцией о порядке ведения учета индивидуальными предпринимателями, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь и Главной государственной налоговой инспекции Республики Беларусь от 10 ноября 1995 г. № 46/18 не предусмотрено ведение индивидуальными предпринимателями складского учета, не предусмотрено составление ими карточек складского учета, сортовых книг и иных бухгалтерских документов, подтверждающих поступление продукции в места ее хранения у индивидуального предпринимателя.

Соответственно, индивидуальные предприниматели не обязаны вести карточки складского учета, сортовую книгу. Кроме того данные документы не являются документами, подтверждающими приобретение товара (продукции).

6. Анализ и сравнение подпункта 1.12 пункта 1 статьи 22 НК со статьей 154-5 КоАП показывает наличие коллизии между этими двумя нормами.

Указанная норма НК предусматривает, что «налогоплательщик обязан обеспечивать, если иное не установлено законодательством, наличие документов форма которых утверждена уполномоченными органами, о приобретении товарно-материальных ценностей в местах хранения этих товарно-материальных ценностей…».

В то же время статья 154-5 КоАП предусматривает ответственность за «…хранение товаров (продукции) на складах и в других помещениях без документов, подтверждающих их приобретение (поступление)…».

Как можно заметить, в НК нет указания на обязательность наличия у предпринимателей документов, подтверждающих поступление ТМЦ. Исходя из процитированной нормы НК, для ИП достаточным будет наличие только документов, подтверждающих приобретение этих ТМЦ.

Данная юридическая коллизия должна разрешаться в пользу положений НК, как специального нормативного акта и к тому же принятого позднее. Соответственно, требование от ИП со ссылкой на подпункт 1.12 пункта 1 статьи 22 НК предоставления документов, подтверждающих поступление товаров, является необоснованным и незаконным. И тем более необоснованным и незаконным является обвинение предпринимателя в нарушении порядка хранения товаров при наличии у него ТТН, подтверждающей приобретение этих товаров.

7. В соответствии с п. 4 Постановления Пленума ВС № 1, обязанность доказывать совершение административного правонарушения конкретным лицом возлагается на органы (должностных лиц), осуществлявшие проверку и составившие протокол об административном правонарушении.

В рассматриваемом деле должностным лицом, отвечающим (соответствующим) признакам, указанным в Постановлении Пленума ВС № 1 (осуществлявшим проверку и составившим протокол об административном правонарушении), является старший государственный налоговый инспектор Сидоров.

Однако, по делу судом он был привлечен не в качестве лица, обязанного доказывать совершение (событие и состав) административного правонарушения, а в качестве свидетеля.

Таким образом, по данному делу фактически отсутствовало лицо, которое бы доказывало совершение ИП Ивановым административного правонарушения (его событие и состав), что противоречит Постановлению Пленума ВС № 1, свидетельствует об отсутствии надлежащего процесса доказывания и, как результат, о недоказанности события и состава административного правонарушения, якобы совершенного ИП Ивановым.

Соответственно, исходя из презумпции невиновности, ИП Иванов должен быть признан невиновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 154-5 КоАП. Кроме того, приведенные Ивановым аргументы доказывают тот факт, что товар хранился в сарае с соблюдением всех норм законодательства Республики Беларусь – следовательно, отсутствует событие и состав вменяемого Иванову административного правонарушения.

Окончательная позиция суда (изложенная в Постановлении по делу об административном правонарушении)

Судья усмотрел в действиях ИП Иванова состав правонарушения, предусмотренного ст. 154-5 КоАП Республики Беларусь, и постановил подвергнуть Иванова штрафу в размере 20 базовых величин с конфискацией товара на сумму более 23 000 000 рублей по описи, составленной работниками ИМНС.

Объем этой статьи не позволяет привести Постановление судьи полностью (что было бы интересно и полезно в целях наглядности), поэтому мы процитируем только отдельные ключевые выводы судьи,

?          «…ИП Ивановым И.И. 25.01.2006 года в 16 часов 00 минут в гараже по адресу _____ допущено нарушение установленного порядка хранения  продукции, выразившееся в хранении товара белорусского производства без документов, подтверждающих его поступление[3] (товарно-транспортных накладных)….».

?          «…25.01.2006 г.в гараже, расположенном по адресу ___, на продукцию, хранящуюся в гараже, должны были находиться накладные по форме ТТН-1 как единственные документы, надлежащим образом подтверждающие поступление продукции в место хранения….».

?          «Статьей 154-5 КоАП Республики Беларусь установлена административная ответственность за отсутствие в пункте хранения документов, подтверждающих приобретение (поступление) товаров, каковыми могут быть лишь накладные по форме ТТН-1 и ТН-2, оформленные в установленном порядке. Отсутствие же таких первичных учетных документов в пункте хранения на момент проверки установлено и доказано в судебном заседании, а предъявленная Ивановым И.И. проверяющим накладная содержала неправильные данные о пункте разгрузки товарно-материальных ценностей, отсутствовала запись о переадресовке, иными словами юридически не подтверждала соответствующую хозяйственную операцию (поступление товара на хранение в гараж по адресу ___)».

Именно в этих действиях Иванова И.И. суд усмотрел признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ст.154-5 КоАП.

Размышления над судебным Постановлением

Анализируя позицию суда, обозначенную в Постановлении по делу об административном правонарушении, с сожалением приходится констатировать, что она не основана на законодательстве…

1. Прежде всего, Суд считает установленным «…нарушение установленного порядка хранения продукции, выразившееся в хранении товара белорусского производства без документов, подтверждающих его поступление (товарно-транспортных накладных)…». Акцент на понятие «поступление» делается судом и в двух других процитированных абзацах судебного постановления.

Как усматривается из КоАП, диспозиция ст.154-5 является бланкетной. То есть для того, чтобы сделать выводы о наличии (или отсутствии) события и состава административного правонарушения необходимо доказывать наличие (или отсутствие) нарушения определенных правовых норм, содержащихся в актах иного (чем КоАП) специального законодательства, в частности, регулирующего отношения в области торговой, финансовой, предпринимательской и иной хозяйственной деятельности.

Как следует из диспозиции ст.154-5 КоАП, административная ответственность по данной статье наступает за нарушение порядка хранения товаров (продукции), а именно за «…хранение товаров (продукции) на складах и в других помещениях без документов, подтверждающих их приобретение (поступление)…».

Между тем, согласно НК (подпункт 1.12 пункта 1 ст. 22), налогоплательщик обязан обеспечивать, если иное не установлено законодательством, наличие документов форма которых утверждена уполномоченными органами, о приобретении товарно-материальных ценностей в местах хранения этих товарно-материальных ценностей.

Инструкция о порядке ведения учета индивидуальными предпринимателями, на которую мы уже давали ссылку выше, не предусмотрено ведение индивидуальными предпринимателями складского учета, не предусмотрено составление ими карточек складского учета, сортовых книг и иных бухгалтерских документов, подтверждающих поступление продукции в места ее хранения у индивидуального предпринимателя.

Таким образом, как следует из системного анализа вышеуказанных норм права, законодатель в отношении установления (регулирования) порядка хранения товаров (продукции) индивидуальными предпринимателями считает необходимым и достаточным обеспечение ими (ИП) наличия документов в местах хранения товарно-материальных ценностей, подтверждающих только приобретение (а никак не поступление) этих товарно-материальных ценностей.

Иного действующим специальным законодательством, регулирующим порядок хранения продукции индивидуальными предпринимателями, не предусмотрено.

 

Следовательно ст. 154-5 КоАП может и должна применяться к индивидуальным предпринимателям с учетом вышеизложенных требований специального законодательства, а именно за хранение товаров (продукции) на складах и в других помещениях без документов, подтверждающих их приобретение.

Если документы, подтверждающие приобретение предпринимателем товара, у предпринимателя имеются, ст. 154-5 КоАП к нему применяться не должна.

2. Далее в постановлении судьи утверждается, что «……предъявленная Ивановым И.И. проверяющим накладная …юридически не подтверждала соответствующую хозяйственную операцию (поступление товара на хранение в гараж по адресу ___).

Согласно Закону Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» (абзац последний ч.1 ст.2,), хозяйственная операция – это действие или событие, влекущие изменения в объеме и (или) составе имущества и (или) обязательств организации.

Как было указано в судебном заседании, в день получения товара от ООО «А» имело место перемещение груза, полученного ИП Ивановым по товарно-транспортной накладной, выписанной ООО «А», с его квартиры, (юридического адреса) в сарай, которое являлось технологической внутрихозяйственной перевозкой.

В результате этого перемещения товара (технологической внутрихозяйственной перевозки) каких-либо изменений в объеме и (или) составе имущества, (приобретенного Ивановым у ООО «А») не произошло. Об этом свидетельствуют материалы дела (тот факт, что проверяющие установили соответствие между товаром, находившимся в момент проверки в сарае, и товаром, полученным по накладной у ООО «А»).

Не произошло изменений и в обязательствах ИП Иванова перед третьими лицами.

Таким образом, перемещение груза, полученного Ивановым по товарно-транспортной накладной, выписанной ООО «А», с квартиры в сарай (по терминологии судебного постановления – «поступление  товара на хранение в гараж по адресу ___»), не является хозяйственной операцией, требующей по мнению суда юридического подтверждения.

 

Кроме того, в соответствии с Законом об автомобильном транспорте в данном случае требуется только надлежащее юридическое подтверждение перевозки, а оформление товарно-транспортных накладных не требуется..

3. Нельзя согласиться и с утверждением суда о том, что «……предъявленная Ивановым И.И. проверяющим накладная содержала неправильные данные о пункте разгрузки товарно-материальных ценностей, отсутствовала запись о переадресовке…».

 

Тем более имея в виду, что данное утверждение логически связано с опровергнутым выше выводом суда о том, что эта накладная «…иными словами юридически не подтверждала соответствующую хозяйственную операцию (поступление товара на хранение в гараж по адресу __)».

Товарно-транспортная накладная, выписанная ООО «А», содержала совершенно правильные данные о пункте разгрузки, а именно юридический адрес ИП Иванова (его первый пункт хранения). Именно туда и направлялся груз, именно там он и разгружался. Именно с этого пункта разгрузки осуществлялись затем технологические внутрихозяйственные перевозки – приобретенный груз перемещался во второй пункт хранения – сарай.

В обоснование необходимости внесения в товарно-транспортную накладную, выписанную ООО «А» записи о переадресовке в постановлении судьи приводится по существу дословно пункт 19 Инструкции по заполнению ТТН. Однако как мы указывали выше (см. аргумент № 3 в разделе «Продолжение позиции предпринимателя»), анализ этого пункта Инструкции показывает, что при изменении только пункта разгрузки (если при этом грузополучатель остается тем же) заполнение графы ТТН «Переадресовка» невозможно, поскольку оно будет незаконным и может повлечь ответственность за нарушение порядка составления (оформления) товарно-транспортных накладных в размере до 10 процентов суммы денежной оценки хозяйственной операции, указанной в этих документах[4] или более того, признание этой накладной недействительной с привлечением к соответствующей ответственности (экономической или административной).

4. Таким образом ИП Ивановым И.И. были полностью соблюдены все нормы законодательства, определяющие порядок хранения товаров (продукции), установленный для индивидуальных предпринимателей и выполнена обязанность по обеспечению наличия документов о приобретении товарно-материальных ценностей в местах хранения этих товарно-материальных ценностей.

·        У Иванова имелась товарно-транспортная накладная установленной формы, выписанная ООО «А», которая подтверждала приобретение продукции (товара).

·        По данной товарно-транспортной накладной Иванов имел право перемещать продукцию между двумя своими пунктами хранения (путем осуществления технологических внутрихозяйственных перевозок) без внесения записи в графу «Переадресовка».

·        Данная товарно-транспортная накладная была представлена Ивановым должностным лицам, осуществлявшим налоговую проверку, до начала проведения проверки.

Соответственно, в действиях Иванова по хранению товара в сарае отсутствовали событие и состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 154-5 КоАП.

Выводы

Авторы считают, что отмеченный в статье пробел в законодательстве (Инструкции по заполнению ТТН) и в утвержденной типовой форме товарно-транспортной накладной ТТН-1 (необходимость урегулирования порядка заполнения графы «Переадресовка» товарно-транспортной накладной в случае, когда меняется лишь место (или несколько мест) разгрузки, а грузополучатель остается прежним) требует незамедлительного реагирования законодателя. Только это вмешательство предотвратит незаконную, по нашему мнению, практику привлечения, к административной ответственности по ст. 154-5 КоАП по изложенным в статье обстоятельствам.

Незамедлительного совершенствования требуют и вопросы судебного разбирательства дел при привлечении лиц к административной ответственности по постановлению суда (судьи) — (состязательность процесса, изменение статуса протокола об административном правонарушении, определение в судебном процессе надлежащего статуса органов (должностных лиц), составивших протокол об административном правонарушении; введение необходимости определения этими органами (должностными лицами) того объема обвинения, за пределы которого не вправе выйти суд (судья) и т.д.).

Очень хочется верить, что так оно и произойдет!

[1] Свидетель – лицо (не говориться, что должностное – авт.), которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу (из ст. 251 КоАП). Таким образом, можно утверждать, что сотрудник ИМНС, составивший протокол, участвовал в судебном заседании как физическое лицо, которому известны определенные обстоятельства по делу, а не как должностное лицо (представитель) государственного органа.

[2] См., в частности, С.Кулаковский, Н.Федюк. Некоторые вопросы подтверждения объективности совершения хозяйственной операции // Вестник Высшего Хозяйственного Суда. 2005. № 15. С.64-68.

[3] Здесь и далее все выделения по тексту цитат сделаны авторами.

[4] Пункт 1.8. Указа Президента Республики Беларусь от 16 января 2002 г. N 40 «О дополнительных мерах по регулированию экономических отношений».

10729