Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Цена ошибки бухгалтера

Приведенное ниже дело примечательно тем, как учредители общества с ограниченной ответственностью пытались исключить из своего состава вступившего позднее в их ряды участника за невнесение вклада в уставный фонд, о чем они почти случайно узнали через 8 лет.

Общество с ограниченной ответственностью А. было создано в 1993 году тремя учредителями — физическими лицами. В 2000 году при очередной всеобщей перерегистрации участники приняли новую редакцию учредительных документов, существенно увеличили уставный фонд Общества, приняли в Общество нового участника — гражданку Т., определив ее долю в уставном фонде. В соответствии с действовавшим тогда законодательством трое участников пополнили свои вклады за счет фонда переоценки основных средств Общества, а Т. должна была внести вклад своими деньгами.

Как это часто бывает, за один день были оформлены все необходимые документы и осуществлены процедуры, предшествующие государственной регистрации изменений и дополнений в учредительные документы. В спешке никому не пришло в голову проверить, как Т. исполнила свою обязанность по внесению вклада. Собранные документы в тот же день были сданы в исполком, который в скором времени произвел регистрацию.

В пункте 3.1 новой редакции устава и пункте 2.1 новой редакции учредительного договора участники записали, что уставный фонд Общества сформирован в полном объеме в денежной форме. В бухгалтерском балансе на 2000 год бухгалтер отразила факт формирования уставного фонда в полном объеме (правда, наделав целый ряд ошибок). Последовавшая через несколько лет налоговая проверка Общества не нашла нарушений при формировании участниками уставного фонда.

Однако в начале 2008 года выяснилось, что в бухгалтерии Общества отсутствуют документы о внесении Т. своего вклада в уставный фонд Общества. Внутренняя проверка показала, что в 2000 году на расчетный счет Общества сумма в размере вклада Т. не поступала, однако на данную сумму уменьшился размер фонда переоценки основных средств. Поиски документов в обслуживающем банке результатов не дали. В связи с этим был сделан вывод о том, что вклад вновь принятого участника был сформирован за счет средств фонда переоценки.

Не желая раздувать скандал, участники Общества созвали в марте 2008 года общее собрание участников, в повестке дня которого стояли вопросы о внесении Т. своего вклада и о последствиях в случае обнаружения факта его невнесения. Т. пригласили на собрание, попросив принести с собой документы по рассматриваемым вопросам. Однако та на собрание не явилась, вместо нее присутствовала представитель. От имени Т. представитель заявила следующее: за давностью времени Т. не помнит, как и чем она вносила свой вклад, документов о внесении вклада представить не может, однако она точно помнит, что вносила его, и для выяснения соответствующих обстоятельств ею сделан запрос в налоговый орган по месту нахождения Общества. Предложение о добровольном выходе Т. из Общества ее представитель не приняла.

Итак, возникла патовая ситуация. Годовые бухгалтерские балансы с 2000 по 2007 год свидетельствовали о том, что уставный фонд Общества сформирован в полном объеме. Однако документов, обосновывающих данный факт, не хватало именно в части внесения вклада Т. Попытка получить необходимые документы и разъяснения от Т. оказалась безрезультатной. Однако та настаивала на том, что свои денежные обязательства перед Обществом она исполнила.

Анализ законодательства позволил сделать вывод о том, что Т. не имела права вносить свой вклад за счет фонда Общества, к которому она до вступления в состав участников не имела никакого отношения. Общеизвестно, что от того, как участник ООО исполняет свою обязанность по внесению вклада, зависит многое, а именно: количество его голосов в общем собрании, права на получение прибыли и на долю в имуществе Общества. Необходимо было разрешать возникшую ситуацию, поэтому участники приняли решение о том, что с Т. необходимо расстаться в судебном порядке.
Рассмотрение дела в первой судебной инстанции

В апреле 2008 года одним из участников Общества в хозяйственный суд города Минска был подан иск об исключении Т. из Общества в связи с грубым нарушением устава, выразившемся в невнесении вклада в уставный фонд Общества. Решением хозяйственного суда города Минска от 16.05.2008 г. по делу № 251-4/08 в удовлетворении иска было отказано. Позиции участников процесса и суда состояли в следующем.

Позиция истца.

Решением общего собрания участников Общества от 24.05.2000 г. (протокол № 1) на основании заявления Т. была принята в Общество. Этим же решением было определено, что уставный фонд Общества составляет 7.800.000 рублей, а вклад Т. — 1.170.000 рублей (15 процентов от уставного фонда). В принятых на собрании учредительных документах был зафиксирован факт формирования уставного фонда в полном размере. С момента государственной регистрации изменений и дополнений в устав и учредительный договор Общества Т. стала полноценным участником Общества.

Однако в 2008 году выяснилось, что документов, свидетельствующих о внесении Т. вклада, не имеется. Из выписок по расчетному счету из обслуживающего банка стало очевидно, что 1.170.000 рублей на счет не поступали. Относить 1.170.000 рублей из фонда переоценки основных средств на счет уставного фонда Общества бухгалтер не имела права: в приказе директора от 24.05.2000 г. «О пополнении уставного фонда» такого указания не содержалось.

Согласно статье 12 Закона Республики Беларусь от 9.12.1992 г. «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» (в редакции, действовавшей на день вступления Т. в Общество) участники общества обязаны вносить вклады в порядке, размере и способами, предусмотренными учредительными документами. Статьей 14 Закона предусмотрено, что вкладом участника в уставный фонд общества может быть любое имущество или иной объект, находящийся в собственности лица, вносящего вклад. Согласно статье 50 Закона участник общества с ограниченной ответственностью, ненадлежащим образом исполняющий обязанности, может быть исключен из общества.

Согласно статье 13 Закона Республики Беларусь от 9.12.1992 г. «О хозяйственных обществах» (в редакции Закона Республики Беларусь от 10.01.2006 г. № 100-З) участники хозяйственного общества обязаны вносить в уставный фонд хозяйственного общества вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, предусмотренные учредительными документами. Согласно статье 103 названного Закона исключение участника общества с ограниченной ответственностью осуществляется только в судебном порядке по требованию иных участников общества с ограниченной ответственностью, доли которых в совокупности составляют не менее 10 процентов уставного фонда этого общества, в случае, если такой участник грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) препятствует деятельности общества; моментом исключения участника из общества с ограниченной ответственностью является дата вступления в законную силу решения суда о его исключении.

Таким образом, внесение участником вклада в уставный фонд хозяйственного общества является его обязанностью, исполняемую только за счет собственных средств или иного имущества. Права участника во многом связаны с его вкладом в уставный фонд общества, поэтому внесение вклада следует считать не просто важнейшей, а первостепенной обязанностью участника, так как ее неисполнение влечет добровольное поражение в остальных его правах. Важным обстоятельством является также и то, что ООО как коммерческая структура призвана осуществлять деятельность с целью получения прибыли, а вклады участников являются финансовой базой, на основе которой строится такая деятельность. Таким образом, невнесение вклада в уставный фонд ООО является грубым нарушением участником своих уставных обязанностей.

Т. не просто уклонилась от внесения вклада, но и совершила обманные действия: подписала учредительные документы Общества, в которых констатируется факт формирования уставного фонда в полном объеме, чем ввела в заблуждение учредителей относительно исполнения своих финансовых обязательств перед Обществом. Фактически в действиях нового участника имелись признаки такого уголовного преступления как мошенничество: в соответствии с частью 1 статьи 209 Уголовного кодекса Республики Беларусь под мошенничеством понимается завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

На основании вышеизложенного истец просил суд исключить Т. из Общества в связи с грубым нарушением своих обязанностей.

В ходе рассмотрения дела в суде произошло важное событие. За день до вынесения судом решения Т. перечислила на расчетный счет Общества сумму вклада в размере 1.170.000 рублей, указав при этом, что данная обязанность исполнена ею повторно в связи с тем, что у нее отсутствуют документы о внесении вклада в 2000 году. На следующий же день Общество возвратило Т. полученные средства в связи с отсутствием оснований для их зачисления: повторное внесение участником Общества своего вклада не предусмотрено ни учредительными документами Общества, ни актами законодательства. Кроме того, такое действие влечет перераспределение голосов в общем собрании, прав на прибыль и имущество Общества в пользу Т., с чем не были согласны истец и остальные участники, поддержавшие решение Общества о возврате денежных средств Т.

Позиция Общества (как третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора).

Общество, поддержав исковые требования истца, в дополнение к тому, что оно не вправе принимать повторные вклады от участников, заявило также и о том, что оно вправе не принимать исполнение Т. обязательства по внесению вклада в уставный фонд через 8 лет после момента возникновения данной обязанности в связи со значительной просрочкой исполнения. Такая позиция была основана на нижеследующем.

Согласно пункту 1 статьи 288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.

Согласно статье 295 ГК Республики Беларусь, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода (пункт 1). В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства (пункт 2).

Актами законодательства, действовавшими в 2000 году, не был предусмотрен срок для внесения вклада участником, принятым в общество с ограниченной ответственностью. Вместе с тем в статье 47 Закона Республики Беларусь от 9.12.1992 г. «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» (в редакции, действовавшей на день вступления Т. в Общество) была предусмотрена обязанность учредителей общества с ограниченной ответственностью по внесению своих вкладов в полном размере в течение 2 месяцев с момента государственной регистрации общества. В статье 9 Закона Республики Беларусь от 14.11.1991 г. «Об иностранных инвестициях на территории Республики Беларусь» (в редакции, действовавшей на день вступления Т. в Общество) было предусмотрено, что уставный фонд предприятия с иностранными инвестициями (созданного в форме общества с ограниченной ответственностью) должен быть сформирован не менее чем на 50 процентов в течение первого года со дня государственной регистрации предприятия за счет внесения в него каждым из участников не менее 50 процентов своей доли и в полном объеме — до истечения двух лет со дня регистрации.

Таким образом, восьмилетний срок для внесения вклада участником ООО нельзя считать разумным сроком.

Согласно пункту 2 статьи 376 ГК Республики Беларусь, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

Исполнение Т. в 2008 году обязательства по внесению вклада в уставный фонд, подлежавшего исполнению в 2000 году, полностью утратило интерес для Общества.

Позиция ответчика.

Т. ни разу не присутствовала в заседаниях суда при рассмотрении дела. Представитель Т. заявила о необоснованности исковых требований на том основании, что вклад был внесен Т. непосредственно при вхождении в Общество в 2000 году. Данный факт подтверждается положениями устава и учредительного договора в редакции 2000 и 2006 годов, согласно которым уставный фонд Общества сформирован в полном объеме. Обстоятельства внесения вклада Т. не помнит.

В связи с тем, что документы о внесении вклада не сохранились, Т. в 2008 году повторно внесла свой вклад, перечислив 1.170.000 рублей на расчетный счет Общества.

Таким образом, обязательства по внесению вклада исполнены, основания для исключения Т. из Общества отсутствуют.

Позиция суда.

Как следует из учредительных документов Общества, зарегистрированных в установленном порядке в 2000 и 2006 годах, бухгалтерских балансов Общества за 2000-2007 годы уставный фонд Общества сформирован в полном объеме. Кроме того в ходе налоговой проверки Общества факт нарушения порядка формирования уставного фонда установлен не был.

Принимая во внимание тот факт, что ответчик в 2008 году дополнительно внес вклад в уставный фонд Общества по причине того, что документы о внесении вклада в 2000 году предоставить невозможно, и что согласно письму обслуживающего банка установить плательщиков сумм, поступивших на счет Общества в 2000 году, уже нельзя в связи с уничтожением соответствующих документов по истечении срока хранения, исковое требование удовлетворению не подлежит.
Рассмотрение дела в апелляционной инстанции

Истец не согласился с обоснованностью вынесенного решения и подал апелляционную жалобу. Постановлением апелляционной инстанции хозяйственного суда города Минска от 19.06.2008 г. решение суда было оставлено без изменения, жалоба — без удовлетворения.

Позиция истца (апеллянта).

В своей жалобе истец сосредоточил внимание на тех обстоятельствах, материалах дела и нормах законодательства, которым, по его мнению, суд первой инстанции не уделил надлежащего внимания.

В материалах дела отсутствуют доказательства внесения вклада ответчиком в уставный фонд Общества. Анализ обстоятельств вступления Т. в Общество показывает, что днем уплаты взноса в уставный фонд мог быть только день проведения общего собрания участников — 24 мая 2000 года. Именно в этот день Т. подала заявление о вступлении в Общество и подписала учредительные документы, согласно которым уставный фонд сформирован полностью. Однако представленные в суд банковские выписки по расчетному счету Общества за 24 мая 2000 года и последующие дни свидетельствуют о том, что взнос Т. на расчетный счет не поступал.

Важное значение имеет и то, что Т. не предоставила суду доказательств внесения ею вклада. Согласно статье 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Общество не вносило вклад в уставный фонд за ответчика. Из представленных Обществом в суд документов (годовой бухгалтерский баланс Общества за 2000 год, оборотный баланс Общества за 2000 год) видно, что уставный фонд Общества сформирован в размере, превышающем даже указанный в учредительных документах, и составляет 9.033.000 руб. (вместо 7.800.000 руб.). Причина указания такого размера уставного фонда прежним бухгалтером Общества, уволенным в 2003 году в связи со служебным несоответствием, неизвестна. В документах бухгалтерского учета не указано, за счет чего был внесен вклад ответчиком (денежные средства, имущество, имущественные права или др.), откуда поступила дополнительная сумма сверх вкладов участников. Отсутствует также и документ о внесении Т. денежного вклада (квитанция). Таким образом, факт формирования уставного фонда подтвержден документально только на сумму взносов троих учредителей, а включение остальной суммы является счетной ошибкой.

Кроме того, действия Общества и его должностных лиц не могут отменить положения статьи 14 Закона Республики Беларусь «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» (в редакции на 24 мая 2000 года), согласно которому каждый участник обязан вносить вклад за счет имущества, находящегося в его собственности.

Перечисление ответчиком в мае 2008 г. на счет Общества суммы в размере 1.170.000 руб. нельзя считать надлежащим исполнением обязанности по внесению вклада в уставный фонд Общества, так как повторное внесение вклада в уставный фонд учредительными документами Общества и законодательством не предусмотрено. Таким образом, данный факт не может служить доказательством внесения Т. вклада в 2000 году.

Т. на заседание апелляционной инстанции вновь не явилась, ее представитель также не присутствовал.

Позиция суда.

В соответствии со статьей 12 Закона Республики Беларусь «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» на участников возлагалась обязанность вносить вклады в порядке, размере и способами, предусмотренными учредительными документами. Согласно статье 14 Закона порядок внесения вклада определялся в уставе или договоре. В соответствии со статьей 46 Закона увеличение уставного фонда должно было производиться по решению собрания участников.

Учредительными документами Общества, подписанными участниками 24 мая 2000 года, и протоколом общего собрания от 24 мая 2000 года не был определен порядок внесения участниками дополнительных и «вступительных» вкладов. Приказ директора Общества «О пополнении уставного фонда» также не является доказательством того, что участники определили, кто и за счет чего должен вносить свой вклад (дополнительный или «вступительный»). Исходя из этого в 2000 году уставный фонд Общества, включая долю вступившего в Общества ответчика, мог быть сформирован за счет имущества Общества, то есть за счет фонда переоценки основных средств.

Вопрос об оценке поведения Т. в 2000 году при формировании уставного фонда участниками Общества не рассматривался, правовые (негативные) последствия для Общества в связи с невнесением Т. вклада определены не были. В то же время именно такие последствия должны учитываться при квалификации нарушения как грубого.

Негативные последствия для хозяйственного общества, предусмотренные пунктом 3 статьи 98 ГК Республики Беларусь (объявление об уменьшении уставного фонда либо ликвидация), к данному случаю не применимы, так как напрямую относятся к этапу создания (регистрации) общества.

Истцом и третьими лицами не представлены достоверные и достаточные доказательства нарушения Т. обязанности по внесению вклада в уставный фонд Общества, дающего основания для ее исключения.
Рассмотрение дела в кассационной инстанции

Истцом была подана кассационная жалоба на решение суда и постановление апелляционной инстанции. Постановлением Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 14.08.2008 г. судебные акты по делу оставлены без изменения, жалоба — без удовлетворения.

Позиция истца (кассатора).

Принятые по делу судебные акты являются необоснованными и незаконными, так как содержащиеся в них выводы не соответствуют материалам дела, имеющиеся в материалах дела доказательства не были подвергнуты всестороннему, полному и объективному исследованию, судебными инстанциями не были приняты надлежащие меры по установлению обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела.

Анализ судебных актов позволяет сделать вывод о том, что судебными инстанциями:

- не было установлено, вносила или не вносила Т. вклад в уставный фонд Общества, если вносила, то когда и каким способом это было сделано, какими документами подтверждается этот факт. Не было также установлено и то, что Т. внесла вклад именно за счет фонда переоценки основных средств Общества;

- не дана оценка представленным истцом документам, из которых видно, что Общество не получало взноса в уставный фонд от Т. (банковские выписки по расчетному счету Общества);

- не дана оценка действиям бухгалтера Общества, отразившего в бухгалтерском учете факт внесения вклада Т. за счет фонда переоценки основных средств вопреки приказу директора Общества от 24.05.2000 г. «О пополнении уставного фонда»;

- не установлено, что днем внесения вклада ответчиком в уставный фонд Общества могло быть только 24 мая 2000 года, когда на общем собрании участников Т. была принята в Общество и подписала учредительные документы в новой редакции, в которых записано, что уставный фонд сформирован;

- не установлено, что вклад Т. мог быть только денежным, так как в уставе и учредительном договоре, подписанным участниками 24 мая 2000 года, записано, что уставный фонд сформирован в денежной форме;

- не приняты меры, необходимые для обеспечения непосредственного участия ответчика в рассмотрении иска. Такое участие являлось необходимым, так как Т. могла дать пояснения о том, как 24 мая 2000 года вступала в Общество, подавала заявление о вступлении, участвовала в общем собрании участников, вносила свой вклад, подписывала учредительные документы Общества у нотариуса;

- не дана оценка факту повторного внесения ответчиком в мае 2008 года вклада в уставный фонд Общества и действиям Общества по возврату повторно внесенного вклада участнику.

Судебное решение вынесено на основании косвенных доказательств формирования уставного фонда Общества (учредительные документы, годовые бухгалтерские балансы, акт налоговой проверки).

Кроме того, апелляционная инстанция в нарушение положения статьи 14 Закона Республики Беларусь «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» в своем постановлении записала, что вклад ответчика мог быть внесен за счет имущества Общества (фонда переоценки основных средств).

Данная апелляционной инстанцией правовая квалификация понятия грубого нарушения участником хозяйственного общества своего обязательства по внесению вклада в уставный фонд не основана на нормах законодательства. Законодательством не предусмотрено, что для целей квалификации нарушения как грубого участники обязаны определять негативные последствия такого нарушения для общества. Правоприменительная практика исходит из того, что если в акте законодательства не указано прямо, какие нарушения относятся к грубым, то при оценке допущенного лицом нарушения необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых было допущено такое нарушение. Таким образом, и с данной точки зрения суду необходимо было установить все обстоятельства, относящиеся к вопросу о внесении ответчиком вклада в уставный фонд Общества. Однако в связи с тем, что необходимые обстоятельства дела установлены не были, давать оценку было нечему.

Судебными инстанциями при рассмотрении дела нарушены следующие нормы Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь:

- статьи 14 (в части обеспечения правильности применения законов и иных нормативных правовых актов),

- статьи 100 (в части обязанности хозяйственного суда определять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле),

- статьи 108 (в части необходимости всестороннего, полного и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, исследования вопроса о достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, отражения в судебных актах как первой, так и апелляционной инстанций мотивов, по которым одни доказательства положены судом в обоснование своих выводов, а другие отвергнуты),

- статьи 170 (в части обязанности судьи хозяйственного суда при подготовке дела к судебному разбирательству провести собеседование с обеими сторонами, опросить стороны по существу заявленных ими требований и приведенных возражений),

- статьи 191 (в части обязанности хозяйственного суда при принятии решения оценить доказательства, определить, какие имеющие значение для дела обстоятельства установлены и какие не установлены),

- статьи 193 (в части обязанности суда в мотивировочной части решения указать установленные им обстоятельства дела, доводы, по которым хозяйственный суд отклоняет те или иные доказательства и не применяет законодательные и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле),

- статьи 276 (в части обязанности апелляционной инстанции рассмотреть дело в судебном заседании по правилам, установленным для первой инстанции, с учетом особенностей, установленных главой ХПК Республики Беларусь о производстве в апелляционной инстанции),

- статьи 277 (в части обязанности апелляционной инстанции повторно рассмотреть дело по имеющимся доказательствам, а при отсутствии такой возможности — предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства).

На основании изложенного истец просил отменить судебные акты и направить дело на новое рассмотрение.

Позиция ответчика осталась без изменений: ее представитель использовала те же аргументы, что и в суде первой инстанции. На заседание кассационной инстанции Т. опять не явилась.

Позиция суда.

Согласно пункту 3.1 устава Общества, зарегистрированного в 2000 году, размер уставного фонда составляет 7.800.000 руб., сформирован в денежной форме. Бухгалтерские балансы Общества свидетельствуют о том, что уставный фонд был сформирован.

Из материалов дела усматривается, что доказательств того, что Т. каким-либо образом уклонялась от внесения вклада, возражала против его внесения, а также о том, что учредителями в течение 8 лет с момента ее принятия в состав участников рассматривался вопрос о том, что ею не внесен вклад в уставный фонд, не имеется, в связи с чем судебные инстанции пришли к правомерному выводу о том, что по делу отсутствуют доказательства того, что ею грубо нарушались предусмотренные учредительными документами обязанности.

Кроме того, как только возник вопрос о том, что отсутствуют доказательства ее участия в формировании уставного фонда, она перечислила приходящиеся на ее долю денежные средства на счет Общества.

Не представляется возможным согласиться с выводом апелляционной инстанции о том, что решение об увеличении доли в уставном фонде за счет средств фонда переоценки распространялось на всех участников Общества, включая вновь принятых, поскольку порядок формирования уставного фонда определен статьей 14 Закона Республики Беларусь «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью», а в соответствии с пунктом 3.1 устава Общества вклад должен был быть внесен в денежной форме. Тем не менее указанный вывод не влияет на правомерность вынесенного решения и не может являться основанием к отмене судебных постановлений.

Таким образом, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции являются законными, предусмотренных статьей 297 ХПК Республики Беларусь оснований для изменения и отмены судебных постановлений, каковыми являются их необоснованность, нарушение или неправильное применение судом норм материального и (или) процессуального права, не имеется.
Последствия судебного решения

С того момента, как в бухгалтерии Общества была обнаружена «дыра» в учете уставного фонда, участники и само Общество нуждалось в том, чтобы установить факт действительности внесения Т. своего вклада в 2000 году. Исковое требование было основано только на этом единственном фактическом обстоятельстве. Если бы этот факт был установлен, то всё бы стало на свои места, претензии к Т. по данному поводу были бы исчерпаны. В противном случае пришлось бы решать, является ли невнесение вклада в рассматриваемом случае грубым нарушением участником Общества своих обязанностей или нет. Понятно, что для того, чтобы оценить факт, его нужно установить.

Очень печально, что ни решение суда, ни постановления апелляционной и кассационной инстанций не содержат ответа на главный вопрос: вносила или не вносила Т. вклад в уставный фонд Общества при вступлении в Общество. Осталось непонятным, как вообще она должна была это сделать. И наряду с этим в судебных актах первой и апелляционной инстанций подробно расписано, каким образом учредители Общества пополняли свои вклады в 2000 году. Из судебных актов не ясно, какое это имеет отношение к данному делу, ведь эти обстоятельства имели бы значение тогда, когда иск об исключении был бы подан к учредителям.

На вопрос о том, может ли хозяйственный суд принять решение, не установив необходимых фактических обстоятельств дела, ответ содержится в статье 297 ХПК Республики Беларусь, на которую сослалась кассационная инстанция в своем постановлении. В этой статье определено, что основанием для изменения или отмены судебных постановлений хозяйственного суда первой и (или) апелляционной инстанций является необоснованность судебных постановлений. Здесь же записано, что судебное постановление является необоснованным в целом или его части, если хозяйственным судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Итак, получается, с чем пришли участники Общества в суд, с тем и ушли из него. То, что суд оставил Т. в составе участников, понятно. Однако из судебных актов не вытекает, как быть дальше Обществу и его участникам. А именно: на каком основании рассчитывать количество голосов Т. в общем собрании участников, исчислять ее долю в имуществе Общества и платить ей дивиденды.

В этой связи важен вопрос: можно ли считать достаточными имеющиеся документы, в которых отражен факт формирования уставного фонда в полном объеме (устав и учредительный договор, бухгалтерские балансы, акт налоговой проверки). К слову, в квартальных балансах Общества в 2008 году бухгалтер Общества уже отразила факт невнесения Т. вклада в связи с отсутствием подтверждающих документов. Налоговый орган в ходе следующей проверки может поставить под сомнение вывод предыдущей проверки о том, что уставный фонд сформирован (не исключено, что проверявший Общество налоговый инспектор рассуждал также как и трое судей апелляционной инстанции: Общество вполне могло оформить внесение Т. своего вклада за счет фонда переоценки основных средств). Исправления в учредительные документы внести безусловно нелегко, так как этому будет противиться Т., однако сами по себе записи в этих документах могут быть ошибочными и без соответствующего документального подтверждения их юридическая сила призрачна.

При всей важности вышеупомянутых документов следует признать, что они являются лишь косвенными доказательствами факта внесения участником вклада в уставный фонд хозяйственного общества. Ответ на вопрос какие доказательства следует считать прямыми, содержится в Законе Республики Беларусь от 18 октября 1994 года «О бухгалтерском учете и отчетности» (редакции Закона Республики Беларусь от 25.06.2001 г. № 42-З).

Перечисление участником денежных средств на счет хозяйственного общества (а равно передача иного имущества или имущественных прав) в качестве вклада в уставный фонд является хозяйственной операцией. Согласно статье 2 названного Закона под хозяйственной операцией понимается действие или событие, вызывающие изменения в объеме, составе, размещении и использовании активов и (или) пассивов организации.

Согласно статье 9 названного Закона факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, который составляется ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции. Под первичным учетным документом понимается документ, подтверждающий факт совершения хозяйственной операции, составленный в момент ее совершения или непосредственно после ее совершения и предназначенный для отражения результата хозяйственной операции на счетах бухгалтерского учета (статья 2 Закона).

Как известно, первичным учетным документом, подтверждающим факт перечисления денежных средств, является платежный документ, составленный по форме, утвержденной законодательством. Очевидно, что учредительные документы, бухгалтерские балансы и акт налоговой проверки не отвечают таким требованиям. Данные документы отражают, а не подтверждают факт совершения хозяйственной операции.

Конечно, первичный учетный документ может затеряться. Однако документ о совершении денежной операции оставляет «несмываемый» след на расчетном счете организации. Если такового следа нет, то вряд ли имеет смысл ставить вопрос, был ли документ.

Вернемся к вопросу: как же быть в такой ситуации организации. В случае отсутствия важных документов существует возможность подать в хозяйственный суд заявление об установлении юридического факта, порождающего юридические последствия в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности юридического лица (статьи 231-234 ХПК Республики Беларусь). Однако в соответствии со статьей 232 ХПК Республики Беларусь суд отказывает в рассмотрении заявления, если установление юридического факта связано с последующим разрешением спора о праве, подведомственного хозяйственному суду.

В рассматриваемом случае за юридическим фактом о внесении участником вклада в уставный фонд Общества со всей очевидностью скрывается спор между участниками о правах на имущество Общества. Это означает, что данный путь установления истины неприемлем.

Наверное, можно было бы пойти по пути подачи иска о признании недействительности государственной регистрации Общества, расторжении учредительного договора или какого-либо иного иска, связанного с ошибкой в учредительных документах. Но где гарантии того, что виновными в сложившейся ситуации снова не окажутся учредители и Общество, а необходимость установления факта внесения вступившим участником своего вклада в 2000 году вновь окажется невостребованной.

 

Информация представлена по состоянию на сентябрь 2008 года.

Игорь Буевич, юрист ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» ( с сентября 2012 года Raidla Lejins & Norcous)

5638