Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Крупные сделки общества с ограниченной ответственностью: теория и практика

Новая редакция Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 г. № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон или Закон о хозяйственных обществах) содержит ряд принципиальных новелл в области корпоративного законодательства. Одной из них является введение института крупных сделок. Закон содержит особый порядок их совершения, несоблюдение которого может повлечь признание сделки недействительной. В системе хозяйственных судов Республики Беларусь уже были рассмотрены несколько дел данной категории, которые прошли три инстанции, что позволяет говорить о начале формирования соответствующей судебной практики.

 

Итак, в соответствии с ч. 1 ст. 58 Закона крупной сделкой хозяйственного общества является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, влекущих приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозяйственным обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки.

Определение сделки дано в ст. 154 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Так, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Как известно, сделки могут быть дву- или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней признается сделка, для совершения которой в соответствии с законодательством или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли (действия) одной стороны (например, эмиссия ценных бумаг). Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли (действий) двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка). В качестве составных частей сделки исследователи выделяются ее элементы: волю (субъективный элемент) и волеизъявление (объективный элемент). Воля определяется как желание, сознательное на­мерение и решение совершить сделку, волеизъявление – как способ выражения воли вовне.

Нужно также иметь в виду, что в рамках заключенного договора могут совершаться несколько сделок: осуществление банковского перевода, передача товара и др. Нужно ли на каждую из указанных сделок получать согласие общего собрания участников хозяйственного общества? Представляется правильным, что если условия договора были согласованы в установленном порядке общим собранием участников (наблюдательным советом или советом директоров), то дополнительное решение принимать не следует.

Закон предъявляет специальные требования также и к нескольким взаимосвязанным сделкам, каждая из которых в отдельности может и не отвечать критериям, установленным в ч. 1 ст. 57 Закона, но которые в своей совокупности влекут или могут повлечь отчуждение имущества, стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов балансовой стоимости активов общества.

Таким образом, возникает проблема определения взаимосвязи сделок. Универсальных критериев определения такой взаимосвязи в законодательстве нет, и в каждом конкретном случае разрешение указанного вопроса при возникновении спора будет осуществляться судом при рассмотрении дела. Однако, существуют признаки, на которые следует обращать внимание для определения взаимосвязи:  стороны сделки, цель совершения, условия, на которых совершаются сделки, предмет сделок (однородность, целевое назначение имущества), временной промежуток между сделками.

 

Совершение сделки должно влечь за собой приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозяйственным обществом прямо либо косвенно имущества. Возникает вопрос: стоит ли относить к крупным сделкам, например договоры, направленные на оказание услуг. В соответствии с ч. 1 ст. 128 ГК, к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Это означает, что в случае, если в договоре в качестве средства платежа используются денежные средства, то происходит отчуждение имущества (денежных средств). Таким образом, можно сделать вывод, что любая возмездная сделка, отвечающая стоимостному критерию ч. 1 ст. 58 Закона, должна признаваться крупной. В то же время, приведенные аргументы не были восприняты инстанциями хозяйственного суда при рассмотрении одного из дел. Суд кассационной инстанции установил, что правоотношения сторон основывались на договоре субаренды. В статье 577 ГК Республики Беларусь дается традиционное определение договора аренды, основными признаками которого является передача одним лицом (арендодателем) другому лицу (арендатору) имущества во временное владение и пользование за плату.  К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды (п. 2 ст. 586 ГК Республики Беларусь). В соответствии с условиями заключенного договора субаренды объектом аренды являлось нежилое встроенное помещение, переданное истцу в пользование и владение. Договор аренды (субаренды) носит возмездный характер в силу чего хозяйственный суд г.Минска правомерно посчитал, что уплата истцом арендной платы является предоставлением встречного исполнения контрагенту по сделке и не может расцениваться как отчуждение истцом своего имущества (денежных средств). Соответственно, в связи с тем, что установленные статьей 58 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» ограничения при совершении хозяйственными обществами крупных сделок распространяются только на сделки, влекущие за собой приобретение, отчуждение либо возможность отчуждения имущества, суд обоснованно отказал истцу в удовлетворении требования о признании недействительным договора о предоставлении имущества в пользование и владение.

Стоимостным критерием причисления сделки хозяйственного общества к крупной является ее размер, который должен составлять двадцать пять и более процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки.

При определении суммы сделки в нее не подлежат включению суммы имущественных санкций (процентов за неисполнение денежного обязательства, пени).

Буквальное толкование ч. 1 ст. 58 Закона позволяет утверждать, что при расчете учитывается стоимость не чистых активов, а именно активов общества. Данный вывод подтверждается и российской судебной практикой. Так, в одном из постановлений суда кассационной инстанции, было установлено, что при определении балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении крупной сделки учитывается сумма активов по последнему утвержденному балансу общества без уменьшения ее на сумму долгов (обязательств) (Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 г. № 62).

Стоимость этих активов общества должна определяться на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» организация должна составлять бухгалтерскую отчетность за месяц, квартал и год нарастающим итогом с начала отчетного года, если иное не установлено законодательством Республики Беларусь. При этом месячная и квартальная бухгалтерская отчетность являются промежуточными. Таким образом, представляется верным утверждение, что для расчета стоимости активов юридического лица следует использовать данные именно годового баланса. В то же время в практике хозяйственных судов в качестве доказательств принимались данные баланса на первое число месяца, в котором совершалась соответствующая сделка. Представляется, что позиция судебных органов в данном случае не является четкой (отсутствует обоснование понятия «последний отчетный период») и не отвечает также потребностям практики. Прежде всего, стоит отметить, что баланс соответствующее юридическое лицо может делать лишь один раз в год. Более того, участник общества, как правило, имеет информацию лишь о данных годовой отчетности (ч. 3 ст. 36 Закона). С учетом того, что соответствующие ограничения установлены, в том числе в интересах участника, представляется целесообразным отталкиваться именно от имеющейся у него информации.

В соответствии с ч. 2 ст. 58 Закона, крупные сделки хозяйственного общества могут совершаться по решению общего собрания его участников, если учредительными документами принятие такого решения не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) этого общества.

 

Если решение о совершении крупной сделки отнесено учредительными документами к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, такое решение принимается всеми членами этого совета единогласно. То есть для принятия решения недостаточно кворума, необходимо участие всех членов директоров (наблюдательного совета), которые все должны проголосовать за совершение сделки.

Если единогласное решение советом директоров (наблюдательным советом) хозяйственного общества не принято, решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников этого общества.

Общее собрание участников хозяйственного общества принимает решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество стоимостью:

-                     от двадцати пяти до пятидесяти процентов балансовой стоимости активов хозяйственного общества, — большинством не менее двух третей голосов от общего количества голосов участников хозяйственного общества, принявших участие в голосовании;

-                     от пятидесяти процентов балансовой стоимости активов хозяйственного общества — большинством не менее трех четвертей голосов от общего количества голосов участников хозяйственного общества, принявших участие в голосовании.

В решении о совершении крупной сделки хозяйственного общества должны быть указаны все лица, являющиеся ее сторонами, предмет сделки, ее суммарная стоимость и иные существенные условия такой сделки. В законодательстве содержится лишь понятие «существенные условия договора». Так, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 402 ГК существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. С учетом того, что в договор (соглашение сторон) не могут быть включены условия, которые не были инициированы одной из сторон, то любое условие уже заключенного договора является существенным. Таким образом, представляется наиболее верным согласовывать в установленном порядке весь текст проекта сделки и данный текст прилагать к протоколу решения соответствующего органа.

Несоблюдение порядка совершения крупной сделки может повлечь признание сделки недействительной (ч. 6 ст. 58 Закона).

Разъяснение Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 23.10.2006 г. № 03-29/1999 «О положениях Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах»» говорит о том, что крупные сделки, совершенные без решения общего собрания участников (наблюдательного совета или совета директоров) признаются недействительными в соответствии со ст. 169 ГК как сделки, не соответствующие требованиям законодательства. В этом же разъяснении содержится  о том, что указанные сделки не являются ничтожными, но оспоримыми. В соответствии с п. 2 ст. 182 ГК иск о признании оспоримой сделки недействительной или о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии с п. 3 ст. 167 ГК требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, указанными в нормах ГК и иных законодательных актах, устанавливающих оспоримость сделок. На сегодняшний в ГК и иных законодательных актах не установлен перечень лиц, имеющих право обращаться в суд для признания крупной сделки оспоримой. Таким образом, исходя из буквального толкования вышеприведенной нормы, признать крупную сделку, совершенную с нарушением требований законодательства, признать недействительной в судебном порядке на сегодняшний день невозможно.

Следовательно, для того, чтобы нормы Закона о крупных сделках получили практическое применение, необходимо внести соответствующие изменения в Закон. Кстати, в законодательных актах Российской Федерации, посвященных регулированию деятельности акционерных обществ и обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, прямо устанавливается, что правом на подачу иска о признании крупной сделки недействительной обладают участник общества и само общество.

В то же время существующая практика хозяйственных судов несколько исправляет ситуацию и признает право подачи соответствующих исков за участниками общества. Исков самих хозяйственных обществ, в доступных для ознакомления решениях хозяйственных судов Республики Беларусь, найти не удалось.

На практике встал вопрос о возможности последующего (после подписания сделки) проведения общего собрания участников (наблюдательного совета или совета директоров) и одобрения сделки. Закон прямо такой возможности не допускает. Однако, следует учитывать следующее. Нормы Закона о крупных сделках установлены в интересах участников, права которых в случае последующего одобрения, нарушены не будут. Для совершения крупной сделки, в которой имеется заинтересованность, необходима воля не только руководителя юридического лица, но и иного органа общества (общего собрания участников, наблюдательного совета или совета директоров). Таким образом, если совершается сделка без решения соответствующего органа, то имеется порок воли, и, как следствие, сделка может быть признана недействительной. Полагаю, что последующее одобрение исцеляет указанный порок, а, следовательно, к указанным правоотношениям можно по аналогии применить нормы ст. 184 ГК о последующем одобрении сделки. Так, в соответствии со ст. 184 ГК при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Причем, такое последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Если же принимать во внимание, что в практике белорусских хозяйственных судов воспринята теоретическая посылка о том, руководитель юридического лица является его представителем, то статья ст. 184 ГК о последующем одобрении сделки подлежит непосредственному применению без какой-либо аналогии.

Валентин Галич, партнер ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» (с сентября 2012 года «Raidla Lejins & Norcous»)

11450