Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Статус органов общества с ограниченной ответственностью

Понятие органа юридического лица

Как известно, права и обязанности у юридического лица возникают посредством деятельности органов такого юридического лица (п. 1 ст. 49 ГК).  Для понимания сути складывающихся отношений важно определить правовую природу органов юридического лица. По дискуссионному вопросу о статусе органа юридического лица существуют две позиции. Согласно первой орган юридического лица рассматривается в качестве особого представителя, полномочия которого действовать от имени юридического лица в гражданских правоотношениях основаны на законе и уставе, а потому не требуют выдачи доверенности.

 

Сторонники второго подхода разграничивают понятия «орган» и «представитель» юридического лица. Орган юридического лица рассматривается как часть юридического лица. Действия органа, совершенные в пределах компетенции, установленной законом и уставом, считаются действиями самого юридического лица. При таком подходе говорить о представительстве юридического лица его органом можно только в смысле представительства целого его частью.

Белорусская судебная практика идет по пути того, что признает руководителя (единоличный исполнительный орган) представителем юридического лица. Так, договоры подписываемые директором хозяйственного общества с одной стороны и им же в качестве индивидуального предпринимателя признавались ничтожными, в связи с тем, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично (п. 3 ст. 183 ГК). Представляется все же, что такой подход со стороны судебной власти был попыткой ограничить совершение сделок, в которых имелась личная заинтересованность соответствующего руководителя. С введением института аффилированных лиц, такая проблема в отношении хозяйственных обществ, возможно, будет решаться более эффективно.   Так, в силу ст. 56 Закона сделки хозяйственного общества с аффилированными лицами (к числу которых отнесен и единоличный исполнительный орган общества) не рассматриваются как запрещенные (не являются ничтожными),   но  должны совершаться с соблюдением требований ст. 57 Закона.

Виды органов ООО (ОДО)

 

В ООО, как и любом другом хозяйственном обществе, есть органы управления и контрольные органы (ч. 1 ст. 33 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах или Закон)).

Высшим органом управления ООО является общее собрание участников хозяйственного общества. Кроме того, к органам управления относятся: исполнительный орган и совет директоров (наблюдательный совет).

 

Контрольным органом ООО является ревизионная комиссия или ревизор общества.

Если исполнительный орган, общее собрание участников и ревизионная комиссия или ревизор в ООО присутствуют всегда, то совет директоров (наблюдательный совет) создается лишь в случаях, когда участники это предусмотрят в учредительных документах (ч. 1 ст. 51 Закона).

 

Закон о хозяйственных обществах и другое законодательство устанавливают ряд требований, которым должны соответствовать члены соответствующих органов.

Так, Закон устанавливает, что членами совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества могут быть только физические лица. Член совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества может не быть участником этого общества. В состав совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества могут входить члены его коллегиального исполнительного органа, количество которых, не должно составлять более одной четверти от общего количества членов этого совета (ч. 2, 3 ст. 54 Закона). Кроме того, в состав совета директоров (наблюдательного совета) не может входить лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, либо лицо, возглавляющее коллегиальный исполнительный орган общества.

Если касаться членов ревизионной комиссии, то в соответствии с ч. 3 ст. 59 Закона, членом ревизионной комиссии (ревизором) общества не может быть избран участник этого общества и (или) иное физическое лицо, которые являются членом соответственно совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа либо единоличным исполнительным органом этого общества. Лица, деятельность которых проверяется, не вправе участвовать в проведении ревизий или проверок по соответствующим вопросам.

Ограничения для единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, и членов коллегиального исполнительного органа установлены в ч. 6. ст. 54 Закона, которая содержит правило, что совмещение указанными лицами функции в органах управления других организаций допускается в порядке, установленном учредительными документами либо с согласия общего собрания участников хозяйственного общества, если иное не предусмотрено законодательными актами. Кроме того, при назначении исполнительного органа общества стоит учитывать также ограничения трудового законодательства.

Отношения между членами органов управления (контроля) и  ООО (ОДО): гражданско-правовые или  трудовые?

В некоторых случаях, юристы отношения между членами  органов управления и контроля и самим юридическим лицом относят к трудовым. Данный вывод, как правило, делают из толкования ч. 2 ст. 4 ТК, которая устанавливает, что трудовые и связанные с ними отношения, основанные на членстве (участии) в организациях любых организационно-правовых форм, регулируются ТК и иным законодательством о труде. В то же время, думается, что ч. 2 ст. 4 ТК должна распространяться только на трудовые и связанные с ними отношения, членов производственного кооператива.  Данный вывод вытекает из положений ст. 107 ГК, которая говорит, что члены производственного кооператива обязаны принимать личное трудовое участие в его деятельности. Участие в юридических лицах иных организационно-правовых форм не влечет за собой необходимости осуществлять трудовую деятельность. Соответственно участник ООО может работать в данном обществе, но не основании факта участия в обществе, а на основании приема на работу в общем порядке.

Представляется, что вывод о том, что члены органов общества (за исключением исполнительного) являются его работниками, противоречит также принципам гражданского и трудового права. При таком подходе, можно было бы констатировать, что наниматель в лице руководителя получает полный контроль над всеми органами, члены которых были бы работниками юридического лица и носили бы подчиненный характер. Таким образом, в отношении органов общества, за исключением исполнительного органа, нельзя говорить о подчинении внутреннему трудовому распорядку хозяйственного общества или об исполнении каких-либо указаний его должностных лиц, значит, нет оснований полагать, что между хозяйственным обществом и членами наблюдательного совета или ревизионной комиссии возникают трудовые отношения.

Нужно обратить внимание еще на одно обстоятельство. Выполнение работником трудовой функции всегда подразумевает оплату его труда не ниже установленного законодательством минимума. Для органов юридического лица, не состоящих из его работников, минимума оплаты их деятельности, как и вообще обязательной возмездности такой деятельности, законодательством не предусмотрено.

Законодательство о труде делает различие между органами юридического лица и регулирует лишь труд руководителя и членов коллегиального исполнительного органа (глава 18 Трудового кодекса Республики Беларусь).  В то же время в соответствии со ст. 6 ТК, не подпадают под действие указанного кодекса отношения по поводу осуществления обязанностей членов наблюдательных и иных советов (правлений), а также органов контроля организаций, если эта деятельность не выходит за рамки исполнения соответствующих поручений.

Если касаться гражданского законодательства, то оно также говорит о том, что права и обязанности единоличного исполнительного органа и членов коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества определяются, помимо прочего, и законодательством о труде ч. 4 ст. 54 Закона о хозяйственных обществах.

В то же время можно отметить, что гражданское законодательство содержит несколько принципиальных моментов, которые не позволяют отношения между руководителем или членами коллегиального исполнительного органа и самим обществом полностью отнести к трудовым. Прежде всего, допускается возможность построения соответствующих взаимоотношений на основании гражданско-правового договора. Так, в соответствии с ч. 9 ст. 53 Закона, полномочия исполнительного органа хозяйственного общества по решению общего собрания участников хозяйственного общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 49 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законодательными актами и учредительными документами. В соответствии с ч. 5 ст. 54 Закона права и обязанности единоличного исполнительного органа и членов коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества определяются Законом о хозяйственных обществах, законодательством о труде и учредительными документами, а также договорами (контрактами), заключаемыми каждым из этих лиц с хозяйственным обществом. Получается, что порядок назначения руководителя, а также его права и обязанности дополнительно, помимо трудового законодательства, регулируются также гражданским законодательством и учредительными документами общества. Последние, как представляется, отнести к локальным нормативным актам в смысле ст. 1 ТК, отнести никак нельзя.

Примером специального, не укладывающегося в рамки трудового законодательства,  гражданско-правового регулирования взаимоотношений между обществом и исполнительным органом хозяйственного общества является предусмотренная ч. 6 ст. 53 Закона возможность приостановления полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества и передачи его полномочий иному лицу. Так, если образование исполнительных органов хозобщества осуществляется общим собранием участников этого общества, учредительными документами может быть предусмотрено право совета директоров (наблюдательного совета) принять решение о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества и передаче его полномочий иному лицу до образования нового единоличного исполнительного органа хозяйственного общества.

Одновременно совет директоров (наблюдательный совет) обязан принять решение о проведении внеочередного общего собрания участников хозяйственного общества для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и об образовании нового единоличного исполнительного органа хозяйственного общества.

 

В силу несогласованности норм гражданского и трудового законодательства возникает вопрос о том, является ли решение совета директоров о приостановлении полномочий основанием для прекращения трудовых отношений с лицом, осуществляющим функции  единоличного исполнительного органа и с какого момента, каков «трудовой» статус лица, полномочия которого приостановлены. Например, процедура отстранение от работы (при отсутствии оснований по ст. 49 ТК) в данной ситуации не может быть применена.

Именно, дуалистичность (двойственность) регулирования положения  исполнительного органа ООО (ОДО) порождает массу вопросов, которые не могут быть однозначно разрешены только в рамках трудового или гражданского законодательства (оформление приказа о приеме руководителя на работу, его отпуска, увольнения).

Стоит отметить, что в соответствии с п. 3 ст. 49 ГК лицо, которое в силу акта законодательства или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Норма о возможности возмещения убытков исполнительным органом вступает в некоторое противоречие с положениями трудового законодательства. Так, для привлечения руководителя как работника к материальной ответственности необходимо нарушение трудовых обязанностей, а п. 3 ст. 49 ГК говорит о гражданско-правовых основаниях возникновения ответственности. Кроме того, убытки в гражданском праве (ст. 14 ГК) более широкое понятие, чем ущерб в трудовом (ч. 2 ст. 400 ТК), включающее и упущенную выгоду. Таким образом, существует некоторая конкуренция норм трудового и гражданского законодательства по рассматриваемому вопросу, которая практикой разрешается в пользу отнесения соответствующих отношений к трудовым. Данный вывод, конечно, не охватывает отношения, связанные с назначением управляющей компании или управляющего.

Что же касается иных органов хозяйственного общества: совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии, то тут нужно учитывать следующее. В соответствии с ч. 8 ст. 51 Закона о хозяйственных обществах права и обязанности членов совета директоров (наблюдательного совета) и его председателя определяются настоящим Законом, иным законодательством и учредительными документами. Аналогичные, по сути, положения содержатся в ч. 10 ст. 59 Закона, устанавливающей, что количественный состав ревизионной комиссии хозяйственного общества, компетенция ревизионной комиссии (ревизора) хозяйственного общества по вопросам, не предусмотренным Законом о хозяйственных обществах, определяются учредительными документами и (или) локальным нормативным актом хозяйственного общества, утвержденным общим собранием его участников. Из буквального толкования данных норм можно сделать вывод о том, что ни с членами ревизионной комиссии, ни с членами наблюдательного совета не заключаются какие-либо гражданско-правовые или трудовые договоры. Вместо этого, правовой статус данных органов определяется законодательством, учредительными документами, локальными положениями, принятыми общим собранием участников, а также иными решениями общего собрания участников. Стоит обратить внимание также на необходимость личного исполнения прав и обязанностей органа управления общества, что также определяет специфику соответствующих отношений

Таким образом, стоит признать, что между юридическим лицом и субъектами, осуществляющими функции его органов, возникают гражданско-правовые корпоративные отношения, которые отличаются от обязательственных отношений из договора.

Если касаться вопросов ответственности членов наблюдательного совета и ревизионной комиссии, то можно отметить, что п. 1 ст. 372 ГК установлена ответственность за неисполнение обязательства при наличии вины. Следовательно, если в действиях членов соответствующих органов нет вины, то их действия нельзя признать недобросовестными или неразумными, и эти лица не понесут никакой ответственности. Причём,  ответственность эта будет регулироваться правилами ст. 14 ГК о возмещении убытков.

 

Вознаграждение членам совета директоров (наблюдательного совета), ревизионной комиссии (ревизора)

 

В соответствии с абз. 8 ч. 1 ст. 34 Закона о хозяйственных обществах, разрешение вопроса определения размера вознаграждений и компенсации расходов членам совета директоров (наблюдательного совета), ревизионной комиссии (ревизору) хозяйственного общества за исполнение ими своих обязанностей относится к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества.

 

С учетом вывода о том, что складывающиеся правоотношения между членами ревизионной комиссии и совета директоров (наблюдательного совета) и самим обществом не относятся ни к трудовым, ни к договорным, возникает вопрос о возможности отнесения соответствующих затрат по выплате вознаграждения на себестоимость, а также о начислении на соответствующие выплаты  обязательных страховых взносов  в Фонд социальной защиты населения.

 

Так, например, к прочим затратам, учитываемым при налогообложении, относится оплата услуг по управлению организацией или отдельными ее подразделениями, в том числе оплата услуг по ведению бухгалтерского учета и отчетности, оказываемых организации иными организациями и (или) индивидуальными предпринимателями, в тех случаях, когда штатным расписанием организации не предусмотрены соответствующие функциональные службы. Если расходы по выплате вознаграждения членам совета директоров (наблюдательного совета) могут быть с некоторой долей условности отнесены к услугам по управлению организацией (как уже отмечалось, деятельность членов совета директоров не входит в рамки гражданско-правовых договоров, в том числе и на оказание услуг по управлению обществом), то деятельность ревизионной комиссии к таковым явно не относится ввиду того, что это – контрольный орган общества. Налоговые органы относят расходы по выплате вознаграждения членам наблюдательного совета к учитываемым при налогообложении затратам, связанным с содержанием работников аппарата управления организации.

 

Таким образом, представляется, что вознаграждение членов совета директоров (наблюдательного совета) может включаться в затраты, а вознаграждение членам ревизионной комиссии – нет.

 

Что касается страховых взносов в ФСЗН, то буквальное толкование Закона Республики Беларусь от 29.02.1996 N 138-XIII «Об обязательных страховых взносах в Фонд социальной защиты населения Министерства труда социальной защиты Республики Беларусь» позволяет сделать вывод об отсутствии необходимости уплаты таких платежей с вознаграждений, которые выплачиваются не на основании гражданско-правового или трудового договора. В то же время такой вывод, конечно, стоит подкрепить официальным разъяснением соответствующих государственных органов.

 

Валентин Галич, партнер ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» («Raidla Lejins & Norcous»)

5500