Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

Если вам нужна помощь юриста или адвоката, звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Меню

ИГОРЬ ВЕРХОВОДКО: Всегда есть место оптимизму!

Успешный человек тот, который все успевает и который отлично разбирается в последних тенденциях своего рынка. Он ловко оперирует фактами, новостями и собственными наблюдениями. Он очень занят, но при разговоре с ним складывается впечатление, что он никуда не торопится – это то состояние, когда человек полностью погружается в дело, которым занимается. Он знает секрет успеха и наравне общается как со студентом, так и с крупным бизнесменом. Такое впечатление оставил о себе старший партнер компании ООО «Верховодко и партнеры», кандидат юридических наук, доцент Игорь Верховодко.

Игорь Верховодко

Игорь Верховодко

– Расскажите свою историю становления: почему выбрали юриспруденцию, где учились, как строилась карьера (основные вехи или проблемы, с которыми столкнулись).

– Почему я стал юристом… Повлиял на это случайный фактор. Хотя, по моему глубокому убеждению, ничего случайного в жизни не бывает. Позывом к получению юридического образования  стало увлечение в детстве детективными фильмами. Однако, закончив  в 1991 году юридический факультет Белгосуниверситета, я отказался от перспективы стать следователем. К этому времени меня привлекали хозяйственное право и процесс, интерес к которым был  подогрет созданием в Республике Беларусь хозяйственных судов.

К моменту окончания вуза  у меня уже был первый опыт юридического консалтинга – еще в 1990 году я создал фирму, которая оказывала  юридические услуги и занималась издательской деятельностью. В частности, ею было подготовлено и издано пособие «Малые предприятия», авторами которого вместе со мной выступили известные и уважаемые сегодня в стране юристы. В этом издании были впервые систематизированы правовые условия создания и ведения бизнеса.

В 1991 году с моим участием была создана первая в Беларуси юридическая фирма «Бизнесконсалт», основным направлением работы которой стало оказание юридических услуг. Фирма просуществовала 20 с лишним лет. Чуть более года назад она была реорганизована и на свет появились ООО «Верховодко и партнеры», а затем и одноименное адвокатское бюро. О вехах и достижениях за прошедшее время можно рассказывать часами.

Я нисколько не жалею, что решил стать юристом. Это интересная профессия, в рамках которой приобретаешь широчайший спектр разноплановых знаний, большое количество полезных навыков и массу знакомств.

– А какие основные проблемы были в 90-е годы, когда Вы только начинали свою работу?

Негосударственный сектор экономики в то время, как известно, еще только зарождался. Законодательство начала 90-х годов было достаточно либеральным, отсутствовала «зарегулированность», свойственная сегодня отечественному праву. В частности, тогда еще не было развитого налогового, корпоративного и прочего законодательства. Поэтому ощущалось отсутствие активного спроса на юридические услуги, а нечастые клиенты были не совсем готовы оплачивать труд юриста по рыночным расценкам. С течением времени, развитием бизнеса и усложнением законодательства спрос на юридические услуги начал увеличиваться и далее рос в геометрической прогрессии. Наряду с этим росли и развивались консалтинговые компании.

Но есть проблемы, которые, несмотря на время, не исчезают быстро. Среди них –  недостатки нашего образования, проблемы поиска хороших кадров, проблемы выработки у клиентов европейского подхода к оказываемым услугам и их оплате и множество других.

– Недавно читала рассказ одного бизнесмена о его работе, где он говорит о том, что раз в семь лет ему нужно уходить на год в деревню, чтобы восстановиться и продолжить затем дальше плодотворно работать. Как Вы отдыхаете?

– Я отдыхаю обычно два раза в год:  летом это пляжный отдых, а зимой  – горнолыжный.  За время отдыха удается восстановить силы.

Если не отдыхать вообще, то можно, наверное, заработать массу нервных болезней, особенно в нашей профессии. Но и прервать работу надолго невозможно – есть опасность «выскочить» из актуальной юридической обоймы. Да и уровень знаний, квалификации в этом случае может снизиться. Единовременный годичный отдых за семь лет выглядит невероятно. Наверное, у этого бизнесмена очень хорошо налажен бизнес, где не требуется его постоянное активное участие.

– А сколько времени уделяете семье?

– Когда я ухожу, как говорится, дети еще спят, а когда прихожу, они уже спят. На самом деле работаем мы очень много, а с учетом преподавания, различных общественных нагрузок и т. п. свободного времени не остается совсем.  Пытаюсь уделять семье больше времени, но не всегда, к сожалению, получается.

– А в связи с принятием последних законопроектов, как это сказалось на Вашей работе?

Есть два блока недавних нормативных актов, которые оказали влияние на нашу работу, –  регулирующие реформирование системы оказания правовой помощи и реформирование судебной системы. Это уже потребовало и потребует в дальнейшем определенной адаптации к изменившимся условиям. Например, реформирование адвокатуры уже привело к необходимости создания помимо юридической фирмы еще и адвокатского бюро, которое обеспечивает представительство наших клиентов в судах. Таким образом, мы вынуждены иметь две структуры для обеспечения комплексного обслуживания клиентов.

Относительно преподавания в университете – необходимо будет корректировать  содержание учебных курсов в связи со структурными преобразованиями в судебной системе и системе принудительного исполнения юрисдикционных актов. Для этого понадобится определенное время.

Сотрудники компании «Верховодко и партнеры»

Сотрудники компании «Верховодко и партнеры»

– Ваши клиенты пишут в отзывах о том, что у компании «Верховодко и партнеры» творческий подход к решению дел. Как удается не перегореть и поддерживать нестандартный подход в работе?

Основа творческого подхода к решению любых вопросов – это креативность людей, которые их разрешают. Мы всегда стремимся формировать коллектив таким образом, чтобы в нем работали люди умные, мыслящие, способные глубоко анализировать ситуацию и предлагать клиенту максимум возможных вариантов поведения, включая, естественно, нестандартные решения. Творческий человек, находясь в коллективе себе подобных, как правило, не утрачивает, а только усиливает со временем свой творческий потенциал. Конечно, если творческое начало не подпитывать, то оно и не развивается.

Не перегореть и поддерживать креативность заставляют и сами клиенты. Сложность  задач, которые они постоянно ставят перед нами, усиливается год от года и заставляет постоянно совершенствоваться.

– А чем отличается западный юридический мир от юридического мира Беларуси? Вот Вы рассказывали, что у наших клиентов еще нужно воспитывать европейский подход к оказываемым услугам. А какие новшества удается применять у нас?

– Юристы, наверное, везде похожи. Однако существенные различия между отечественным и зарубежным форматами юридического консалтинга, конечно же, имеются. Крупные западные юридические фирмы, пережившие не одну реструктуризацию, как правило, представляют собой устойчивые бизнес-бренды со своими платформами, политиками, и, независимо от кадровых изменений, обеспечивают традиционно высокий уровень качества услуг. Если вы обращаетесь, например, в DLA PIPER, то вам, в принципе, не обязательно знать, кто именно будет работать по вашему проекту. Вы можете быть практически уверены в хорошем результате.

Что же касается национальных юридических фирм Беларуси (впрочем, как и других стран постсоветского пространства), то абсолютное большинство из них, к сожалению, держится на нескольких партнерах, на которых ориентируются основные клиенты и с которыми связаны репутация фирмы и ее доходы. В случае ухода основных партнеров из фирмы сама фирма рискует прекратить свое существование, а ее сотрудники – перераспределиться по другим компаниям. В связи с этим продвинутые клиенты не видят юридических брендов с гарантией стандартов качества и зачастую ориентируются не на компанию, а на конкретных профессионалов, обеспечивающих качество услуг в той или иной компании.

Далее, наше законодательство часто не содержит того инструментария, который является привычным для западных юристов. Ну, например, опцион практически не урегулирован в белорусском законодательстве. Это же можно сказать о многих институтах корпоративного права. Для использования подобного инструментария нам приходится искать отечественные аналоги, усложнять проекты.

Отличаются западные юристы от наших также более высоким уровнем образования, подготовки, навыков и использованием передовых юридических технологий.  Я помню, как проводились отечественными фирмами первые юридические проверки белорусских компаний для целей продажи и какой слабой пародией они выглядели по сравнению с фундаментальным due diligence, проводимым западными специалистами.

Зачастую и отношения в рамках бизнеса остаются у нас нецивилизованными, когда бизнесмены используют юристов, преследуя цель наживы, злоупотребления правом. Простой пример – застройщик заключает договор долевого строительства, получает оплату по нему, а затем расторгает договор из-за просрочки платежа на два дня либо по каким-то другим незначительным основаниям. Причем планируется такая схема еще до заключения договора. Даже если денежные средства в этом случае будут возвращены, то произойти это может в течение длительного периода времени, после инфляции и т. п.

Мне лично импонирует тот формат отношений в бизнесе, который заточен на сотрудничество и исключает конфликты. Говорят, что конфликт – это социальный дьявол, от которого нужно как можно быстрее избавиться. Мне нравится подход, когда не наживаются на других, а вместе зарабатывают. Когда вместо санкции за нарушение обязательства в договоре устанавливается премия за его досрочное выполнение. Позитивную юридическую работу делать намного приятнее.

У нас все больше становится цивилизованных бизнесменов, которые хотят не победить в каком-то проекте и не наказать контрагента, а вместе с партнером достигнуть позитивного результата. Соответственно, наша задача как бизнес-юристов – оказать им всемерное содействие в этом. Уровень нашей цивилизованности растет вместе с юридическими успехами.

Расскажите, исходя из своего опыта, как клиенты выбирают юридическую фирму. Какие критерии они при этом используют?

– Я где-то читал, что при выборе консультанта его профессионализм является определяющим всего лишь на 10%. Остальное – это симпатии клиента, случайность или инертность его выбора и т. п. В этом есть немалая доля истины. Люди, у которых есть нечто общее, которые чувствуют взаимную симпатию, как правило, склонны сотрудничать. Даже отсутствие профессионализма может прощаться юристу по причине хороших с ним отношений.

Я сталкивался со случаями, когда клиент из-за промахов юриста нес большие убытки. И при этом продолжал и дальше с ним работать! Но все же думаю, что правильнее будет сказать, что подобные критерии (симпатия и т. п.) являются преобладающими, когда клиент сам является неопытным либо делает осознанный выбор среди нескольких юристов-профессионалов примерно одного уровня.

В популярных трудах о юридическом консалтинге немало внимания уделено тем качествам, за которые обычно выбирают юристов. Одни из основных – это «седина» (опыт) и креативность. Несмотря на справедливость этого вывода, думаю, можно упомянуть о десятках других качеств, которые тоже могут эффективно сработать при выборе консультанта.

На мой взгляд, у потенциальных клиентов существует два основных критерия выбора юриста, которые сложились в нашей стране исторически и менее зависят от внешних факторов. Это, во-первых, сарафанное радио и, во-вторых, – узнаваемость.

Кроме мотивов выбора юриста, следует помнить о мотивах отказа от такого выбора.  Некоторые юристы забывают, что они оказывают юридические услуги, что это они должны клиенту, а не клиент должен им. Оказание услуги означает выполнение пожеланий клиента. Чем качественнее это будет сделано, тем больше шансов остаться вместе с клиентом. Некачественное оказание услуг, как правило, влечет за собой уход клиента к другому юристу.

А что бы Вы посоветовали клиенту – иметь штатного юриста или обращаться к услугам юридической фирмы?

– Когда мне задают такой вопрос, я традиционно отвечаю, что оптимально сочетать два этих варианта. Внешний консультант редко дойдет до такой глубины знания проблем клиента, как собственный сотрудник, и не сможет посвятить столько же времени их решению. В то же время опыт целой команды внешнего консультанта может оказаться неоценимым для решения сложных вопросов и экономии времени клиента.

Игорь Верховодко– Прокомментируйте из личного опыта и из опыта клиентов афоризм: дружба, основанная на бизнесе, всегда лучше, чем бизнес, основанный на дружбе.

– Дружба, построенная на бизнесе обычно имеет меньше антагонизмов и возникает, как правило, когда люди уже достигли определенного жизненного опыта, определенного уровня благосостояния, понимания формата, в котором они хотят общаться со своими друзьями, приобрели умение достигать компромисса. Если хотите, такую дружбу можно сравнить с браком по расчету – он менее подвержен эмоциям, чем брак по любви.

В основе бизнеса лежит фундаментальная мотивация человека – желание быть финансово состоятельным. Но при этом у каждого свое представление о том, как этого достичь. Поэтому при попытке друзей сделать общий бизнес часто возникают разногласия, при которых проблематично сохранить дружеские отношения. По крайней мере, я знаю больше примеров, когда друзья, которые совместно начали бизнес, «развелись», нежели тех примеров, когда они довели его до логического конца.

– А Ваше расхождение с бывшим партнером Тимуром Сысуевым по какой причине случилось?

– К определенному этапу развития у каждого из нас сложились свои представления о том, как нужно строить юридический консалтинг, как должен быть построен коллектив, какие отношения должны быть между партнерами и т. д. Это был достаточно мирный развод. Просто мы поняли, что у нас разные пути и эффективнее будет, если мы пойдем каждый своей дорогой. С другим партнером «Бизнесконсалта» – Дмитрием Боханом (сейчас управляющий партнер «Верховодко и партнеры») у нас было и сохраняется полное взаимопонимание.

– Фирма «Бизнесконсалт» была очень известна в плане судебного представительства, и Вы очень много времени проводили в судах. Как думаете, в чем причина объединения судов? Какие Вы видите последствия данного законопроекта?

– Мы сейчас не меньше, а, пожалуй, больше времени проводим в судах.

Думаю, что в основе принятия решения об объединении судов лежало несколько факторов. Первый фактор – идея существования одного, а не двух судов в государстве. Это позволяет эффективнее строить управление, избежать противоречий в толковании норм и правоприменении, обеспечить единство судебной практики.

Второй фактор – ранее образовавшаяся в Беларуси тенденция к различного рода укрупнениям. Она объективно сформировалась, потому что до этого у нас прошли подобного рода преобразования. В частности, на базе многочисленных белорусских предприятий были созданы холдинги. Также произошла реформа правовой помощи, в основе которой лежало объединение юристов-хозяйственников и адвокатов путем издания нового закона «Об адвокатуре». Третий фактор – инициатива В. Путина об объединении судов в Российской Федерации. А, как известно, мы гармонизируем наше законодательство с Россией.

Безусловно, негативным фактором объединения является ломка сложившейся слаженной системы хозяйственных судов. Однако с течением времени вся неразбериха утрясется,  объединенные суды будут выполнять свои функции, а шероховатости постепенно будут сглажены. Насколько новая система окажется эффективнее по сравнению с существовавшей, покажет время.

– А какие Вы видите плюсы и минусы в Законе «Об адвокатуре»?

– Как правило, характеризуя этот закон, почему-то забывают о главном его достоинстве. Оно состоит не в объединении адвокатов и юристов, а в возвращении к нам наконец-то  частной адвокатуры. Это несомненный плюс закона. Основа дальнейшего развития адвокатуры не в том, что юристы-хозяйственники научат адвокатов передовым методам юридического консалтинга. Она в том, что адвокаты-частники сами этому научатся. Я помню хороший кадровый состав и весьма неплохую организацию работы частных адвокатских фирм 90-х годов и нисколько не сомневаюсь, что все это вернется и приумножится.

К плюсам закона можно отнести получение юристами-хозяйственниками новых возможностей представительства в общих судах, которыми, правда, они не спешат воспользоваться в полной мере.

Имеет закон и минусы, главным из которых является ограничение числа лиц, обладающих правом представительства в судах, за счет юристов-хозяйственников, которые не попали в адвокатуру.

Подводя итоги работы нового закона, можно сказать, что на первых порах активного перераспределения направлений и объемов юридической работы не случилось. Каждая из бывших ветвей юридического консалтинга занимается практически тем же, чем и занималась. Однако процесс ассимиляции, развития и захвата новых рынков сам по себе небыстрый.

– Значит, вы оптимистично настроены?

– Я всегда оптимистично настроен. Видите, здесь где-то есть (показывает на большое количество дипломов – А. К.) диплом, которым меня наградили студенты. Он называется «Сила оптимизма». Его сложно найти среди всего количества дипломов. Поэтому, наверное, не зря такое настроение. (Смеется.)

–  Тогда давайте закончим наш разговор вопросом о Ваших студентах. Практически все преподаватели, с которыми мне приходилось общаться, радостно рассказывают, что общение со студентами позволяет им быть всегда в тонусе, заряжает энергией, подстегивает знать последние новости. Вы преподаете в Белорусском государственном университете. Расскажите, какие они, будущие юристы? Оцените их потенциал и перспективы.

–  Они действительно заряжают. Думаю, у них будет совсем другое будущее, потому что их старт находится на одном уровне с прорывом технического и информационного прогресса, итог которого совершенно не предсказуем в ближайшие десятилетия. Мне кажется, роль юриста в будущем серьезно изменится. Молодые люди, которые сегодня приходят, демонстрируют новые технологичные подходы к работе и новую систему ценностей. У них, несомненно, прекрасные перспективы. Хочется пожелать им, чтобы эти перспективы соответствовали их потенциалу.

 

Первой заряд оптимизма получила Анастасия КУЗЬМИНА, «Юркаталог»

5406
Если материал был вам полезен, помогите Юркаталогу рублем!
Есть вопрос по этой теме? Заполните заявку - и мы с вами свяжемся!
Заказать звонок
В формате +375 12 345 67 89
Спасибо!
Ваша заявка успешно отправлена!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.