Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

В хозяйственные суды вход воспрещен. Или добро пожаловать в адвокатуру!

Илья Латышев, Управляющий партнер, директор ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ»

В последние месяцы уходящего 2011 года депутаты принялись активно работать над проектом Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее – Закон), который до этого неоднократно переписывался, обсуждался и отправлялся на доработку. Однако даже несмотря на продемонстрированную депутатами активность до последнего момента была надежда на то, что Закон все же до конца года не примут или примут без нормы, запрещающей юристам-хозяйственникам представлять интересы клиентов в хозяйственных судах.

Но новость о том, что Закон принят Палатой представителей 19 декабря и одобрен Советом Республики 30 декабря, эту надежду перечеркнула.

Анализ принятого Закона показал, что концептуально он мало изменился по сравнению с законопроектом, который мы анализировали в предыдущих комментариях (см. публикации на нашем сайте).

Общие моменты
Два самых принципиальных для юристов-хозяйственников момента в Законе остались.
Первое – это то, что юристов-хозяйственников оставляют как класс и в адвокатуру поголовно переводить не будут.
Второе – что при этом юристам-хозяйственникам закроют доступ в хозяйственные суды. Это произойдет через год после вступления Закона в силу, на которое отведено три месяца после его опубликования, то есть с апреля 2013 года.
Соответственно, у каждого из практикующих юристов-хозяйственников есть еще время, чтобы принять решение, переходить в адвокатуру или отказаться от одного из направлений своей работы (причем у многих юридических фирм и частнопрактикующих юристов направление судебной защиты является самым активным и востребованным).
Для юристов, имеющих свидетельство об аттестации, выданное Минюстом, Закон предусматривает несколько упрощенный порядок перехода в адвокатуру. Автоматического перехода нет. Однако и нет необходимости сдавать полный квалификационный экзамен. Достаточно сдать лишь экзамен по уголовному, жилищному, семейному праву, уголовному процессу и Правилам профессиональной этики адвоката.
При этом до сдачи квалификационного экзамена претендент в любом случае должен пройти стажировку в адвокатуре. Для лиц, имеющих трехлетний стаж работы, стажировка длится 3-6 месяцев, для не имеющих – 6-12 месяцев. По итогам стажировки дается заключение о готовности стажера к осуществлению адвокатской деятельности, которое является одним из обязательных документов для подачи в Минюст. Названное заключение наряду с иными документами Минюст рассматривает в месячный срок, по итогу чего принимается решение о допуске (либо недопуске) претендента к сдаче квалификационного экзамена.
Таким образом, для практикующих юристов-хозяйственников процедура перехода в адвокатуру является многоступенчатой и на каждом из этапов этой процедуры есть риск отсева.
Исключение делается лишь для аттестованных юристов со стажем оказания юридических услуг на основании свидетельства об аттестации юриста не менее пяти лет и лишь в течение года после вступления Закона в силу. Для них Минюст должен будет определить порядок приобретения статуса адвоката без прохождения стажировки и сдачи квалификационного экзамена, а после получения статуса адвоката они могут принять решение об осуществлении адвокатской деятельности без согласования с советом территориальной коллегии адвокатов.
Для тех же юристов-хозяйственников, которые все-таки в адвокаты попадут, актуальным становится вопрос выбора формы осуществления адвокатской деятельности: работать индивидуально, в юридической консультации или создавать адвокатское бюро.
Сразу оговоримся, что для индивидуальной работы и создания адвокатского бюро Закон, по сравнению с предыдущими законопроектами, вводит специальный ценз. Осуществлять адвокатскую деятельность в названных формах смогут только адвокаты, имеющие стаж работы в качестве адвоката или лица, оказывающего юридические услуги на основании свидетельства об аттестации юриста, не менее трех лет. Лица, такого стажа не имеющие, будут иметь возможность работать исключительно в юридических консультациях, создаваемых территориальными коллегиями адвокатов.
Следующий момент заключается в том, что решение адвоката об осуществлении адвокатской деятельности индивидуально либо решение адвокатов об учреждении адвокатского бюро на территории определенной административно-территориальной или территориальной единицы подлежат согласованию с советом территориальной коллегии адвокатов. При этом в согласовании может быть отказано. Причиной отказа может выступить то, что «такое решение будет препятствовать обеспечению доступности на соответствующей территории юридической помощи по уголовным делам по назначению через территориальную коллегию адвокатов по требованию органа, ведущего уголовный процесс, либо противоречить иным требованиям настоящего Закона».
Каким образом индивидуальная работа адвоката или создание адвокатского бюро могут «препятствовать обеспечению доступности юридической помощи по уголовным делам по назначению», не понятно. Представляется наоборот, что чем больше на определенной территории будет адвокатов или адвокатских бюро, тем более доступной будет правовая помощь.
Ну а открытая формулировка иных возможных причин отказа: «либо противоречить иным требованиям настоящего Закона» — вообще дает полную свободу действий лицам, рассматривающим обращение о даче рассматриваемого согласования.

Индивидуальная адвокатская деятельность
Закон предусматривает, что адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, должен иметь помещение, пригодное для осуществления адвокатской деятельности, принадлежащее ему на праве собственности, аренды или ином законном основании.
Редакция законопроекта образца конца 2010 года предусматривала, что таким помещением может быть в том числе жилое помещение, принадлежащее адвокату либо членам его семьи на праве собственности, с согласия последних. Однако на каком-то этапе переработки законопроекта эту норму из него исключили и теперь индивидуально практикующие адвокаты должны будут использовать для осуществления своей деятельности именно нежилое помещение, что, несомненно, увеличит их расходы.
Несколько облегчает ситуацию норма Закона о том, что помещение для осуществления адвокатской деятельности может использоваться совместно несколькими адвокатами, осуществляющими адвокатскую деятельность индивидуально.
Однако, честно признаться, на практике сложно представить себе ситуацию такого совместного использования несколькими адвокатами одного помещения. Арендодатели в большинстве своем вообще не понимают, что такое «множественность лиц на стороне арендатора», ну а передача помещения в субаренду одним адвокатом другому не возможна по определению, т.к. адвокаты не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность. Остается вариант передачи помещения одним адвокатом другому по договору безвозмездного использования, однако вряд ли безвозмездность передачи помещения в данном случае будет интересна адвокату, взявшему помещение в аренду.
До начала осуществления адвокатской деятельности индивидуально адвокат обязан зарегистрироваться в Минюсте и получить свидетельство о регистрации. Смысл такой регистрации непонятен. С одной стороны, адвокаты вправе осуществлять адвокатскую деятельность только после получения лицензии и вступления в члены территориальной коллегии адвокатов. С другой стороны, сведения об адвокатах подлежат включению в специальный Реестр, который ведет Минюст.
Зачем адвокатам проходить еще и специальную регистрацию в Минюсте, тратить на это время и получать еще одну бумагу? Вопрос риторический.
В то же время, Закон содержит значительное послабление для индивидуально практикующих адвокатов по сравнению с индивидуальными предпринимателями – они вправе привлекать физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам. Причем без ограничения по количеству и степени родства. Что это: намеренное разрешение или просто недосмотр авторов Закона – остается только гадать.
При этом из рассматриваемой нормы однозначно непонятно, может ли индивидуально практикующий адвокат нанимать иных адвокатов. С одной стороны, в Законе это прямо не запрещено. С другой стороны, из анализа ряда норм Закона можно сделать вывод о том, что нанимать адвокатов может только адвокатское бюро.

Адвокатские бюро
Так же не все просто обстоит и с нормами, регулирующими создание и деятельность адвокатских бюро, точнее – с одной статьей 31 Закона, которая посвящена этим вопросам.
Начнем с того, что ни один из принципиальных вопросов, касающихся адвокатских бюро, которые мы поднимали в предыдущих комментариях: характер организационно-правовой формы адвокатского бюро, его название, состав учредителей (партнеров), уплачиваемые налоги и т.д. — в принятой редакции Закона разрешен не был.
Закон все так же называет адвокатское бюро некоммерческой организацией без конкретизации, к какому виду некоммерческих организаций оно относится.
Из Закона все так же непонятно, может ли адвокатское бюро называться иначе, чем по именам партнеров.
Закон все так же не допускает возможность того, что учредителем (партнером) адвокатского бюро выступит не адвокат.
Не вносит ясности Закон и в вопросы налогообложения адвокатских бюро.
В редакции законопроекта, которая появилась в конце 2010 года, соответствующий пункт статьи про адвокатские бюро имел такой вид: «средства, поступившие от оказания юридической помощи, после уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей в республиканский и местные бюджеты, включая государственные целевые бюджетные фонды, а также в государственные внебюджетные фонды направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро на:
- оплату труда партнеров и выплату им вознаграждения за управление деятельностью адвокатского бюро;
- оплату труда адвокатов, не являющихся партнерами, и иных работников адвокатского бюро;
- возмещение расходов на содержание адвокатского бюро;
- укрепление материально-технической базы адвокатского бюро;
- иные цели, указанные в уставе адвокатского бюро».
Редакция законопроекта, появившаяся весной-летом 2011 года, содержала несколько иную формулировку: «Средства, поступившие от оказания юридической помощи, помимо уплаты в установленном порядке налогов, сборов и других обязательных платежей в республиканский и (или) местные бюджеты, включая государственные целевые бюджетные фонды, а также в государственные внебюджетные фонды, направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро, на:…».
Финальная редакция этой нормы, которая содержится в принятом Законе, имеет уже совсем другой вид: «Средства, поступившие от оказания юридической помощи, кроме уплаченных в установленном порядке налогов, сборов и других обязательных платежей в республиканский и (или) местный бюджеты, а также в государственные внебюджетные фонды, направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро, на:…».
В то же время, Закон Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г. «О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Республики Беларусь» вносит дополнения в статью 329 Налогового кодекса Республики Беларусь, которая предусматривает освобождение коллегий адвокатов от установленных НК налогов, сборов (пошлин). После внесения соответствующих дополнений согласно этой статье от налогов, сборов (пошлин) наряду с коллегиями адвокатов будут освобождаться также и адвокатские бюро. А раз так, то зачем было изобретать хитрую, но непонятную формулировку в Законе, процитированную нами выше? Не проще ли было прямо написать, что из средств, поступивших от оказания юридической помощи, адвокатские бюро налоги, сборы (пошлины) не платит?

Вместо послесловия
Выше мы осветили основные моменты Закона, которые касаются юристов-хозяйственников. Изменения, которые касаются адвокатуры, мы не рассматривали.
Революционной реформы белорусской адвокатуры принятый Закон не предусматривает.
Рискнем предположить, что новые формы ведения адвокатской деятельности (индивидуальная адвокатская деятельность и адвокатское бюро) были введены в Закон в большей степени для того, чтобы дать юристам-хозяйственникам, пожелавшим перейти в адвокатуру, своего рода замену привычной для них формы ведения юридического бизнеса. Индивидуальная адвокатская деятельность схожа с деятельностью юриста-лицензиата, а адвокатское бюро – по идее, должно напоминать юридическую фирму.
Однако адвокатура – это не юридический бизнес и не бизнес вообще. Юристы-хозяйственники это хорошо понимают. Поэтому большое количество желающих перейти в адвокаты среди хозяйственников вряд ли найдется.
Те из них, которые практикуют индивидуально и занимаются в большей степени судебными спорами, скорее всего в адвокатуру перейдут, т.к. альтернативой для них в данном случае является полное прекращение юридического бизнеса в связи с запретом представлять интересы клиентов в хозяйственных судах.
Собственники же юридических фирм вряд ли сменят привычный для них формат бизнеса на новую форму адвокатского бюро. Уж больно много вопросов встает при анализе той единственной статьи Закона об адвокатуре, которая регулирует вопросы создания и работы адвокатских бюро. А ответов на эти вопросы нет…
Поэтому «свежая кровь» из юристов-хозяйственников в адвокатуру вряд ли вольется в объеме, необходимом для принципиального изменения и улучшения работы адвокатуры. А вот запрет на представительство в хозяйственных судах слишком больно ударит по всем участникам рынка юридических услуг: и по самим юристам, и по их клиентам. По клиентам – даже в большей степени.
Юристы-хозяйственники в течение последнего десятилетия (если не больше) поднимали вопрос о том, что они не могут представлять интересы своих клиентов (субъектов хозяйствования) в общих судах. Таких споров в общей массе клиентских заказов было относительно немного, но они случались. Например, споры с работниками или дела, связанные с интеллектуальной собственностью (напомним, что уже около десяти лет такие дела рассматривает специальная коллегия Верховного суда Республики Беларусь, который входит в систему общих судов).
Соответственно, частнопрактикующий юрист или юридическая фирма, которые обслуживали субъекта хозяйствования и вели все его юридические вопросы, сталкиваясь с делом в общем суде, должны были объяснять клиенту, что они могут провести всю досудебную подготовку дела, но пойти в суд и представить там его интересы не могут. Для этого необходим адвокат. И клиент вынужден был дополнительно нанимать адвоката и платить ему деньги, чтобы интересы клиента в общем суде были защищены.
Не претендуя на право представлять интересы любых клиентов (а не только субъектов хозяйствования) в общих судах при рассмотрении любых категорий споров, юристы-хозяйственники тем не менее считали надуманным и искусственным запрет на их доступ в общие суды по спорам с участием их клиентов и пытались добиться отмены этого запрета. Было время, когда возможность отмены такого запрета всерьез рассматривалась и ожидалась «вот-вот».
Однако вместо получения доступа в общие суды юристы-хозяйственники получили очередной запрет. Теперь уже на исконно свой кусок работы – на представительство в хозяйственных судах. И здесь проблема носит более глобальный характер, чем в случае с общими судами.
Во-первых, количество хозяйственных споров в десятки, а то и в сотни раз превышает количество споров в общих судах с участием субъектов хозяйствования.
Во-вторых, за два десятилетия существования устоявшейся в Беларуси двухзвенной системы оказания юридической помощи (адвокаты и юристы-хозяйственники) уже исторически сложилось, что хозяйственными спорами занимаются юристы-хозяйственники, а всеми остальными – адвокаты. Да, в Беларуси есть и адвокаты, которые специализируются на хозяйственных спорах, и специализированные хозяйственные юридические консультации. Однако адвокатов-хозяйственников на всю республику наберется от силы несколько десятков человек, а специализированных юрконсультаций – не больше десяти. Будут ли они в силах профессионально и своевременно выполнять тот объем работы, который сейчас закрывают полторы сотни юридических фирм (в которых работает больше тысячи аттестованных юристов) и около полутысячи юристов-лицензиатов? Позволит ли это сделать существующий уровень материального и технического оснащения юридических консультаций? И второй вопрос – смогут ли клиенты юридических фирм, привыкшие к определенному уровню сервиса и качества услуг и наладившие со своими юристами личные доверительные отношения, сломать устоявшиеся у них стереотипы и обратиться за услугами в адвокатуру, поменяв тем самым юристов, с которыми они работали не один год, а то и не один десяток лет?
Ответы на эти вопросы мы узнаем лишь года через полтора-два, когда введенный Законом об адвокатуре запрет заработает в полную мощь.

6465