Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Юридические и финансовые аспекты выхода участника из общества с ограниченной ответственностью

В соответствии со статьей 93 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) участник общества с ограниченной ответственностью (далее, также – ООО или Общество) вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников.

В этом случае, участник общества с ограниченной ответственностью обязан письменно заявить этому обществу о выходе (ч. 1 ст. 103 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах или Закон)).

Среди основных отличий прекращения участия в обществе путем выхода от прекращения участия в результате продажи доли можно выделить то, что основанием выхода является поданное заявление, доля выходящего участника переходит не к иным лицам, но к обществу, размер выплат выходящему участнику строго регламентирован и определен на законодательном уровне. Именно указанные признаки позволяют провести четкое различие между процедурой выхода и продажей доли участником обществу, которая имеет некоторое сходство с выходом, так как правовой результат будет для общества один: ему перейдет доля. Однако, при продаже будет заключен договор и именно в договоре сторонами самостоятельно с учетом требований законодательства будет определена цена, за которую будет приобретена доля, а также сроки расчета. При выходе же основанием прекращения участия в обществе будет заявление, выплаты будут производиться в сроки, установленные законодательством, и выплачиваться будет действительная стоимость доли, определяемая по балансу.

Именно невозможность влиять на размер выплат при выходе и, соответственно, определять размер налоговой базы, является одним из критериев выбора способа прекращения участия в обществе. Стоит, однако, заметить, что купля-продажа подразумевает согласие продавца и покупателя, а также соблюдение процедуры преимущественного права покупки, что делает в некоторых случаях возможным прекращение участия только посредством выхода.

Как уже отмечалось, участник должен заявить о своем выходе обществу. В соответствии с п. 1 ст. 49 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. Таким образом, о выходе стоит заявлять именно одному из органов общества с ограниченной ответственностью. Представляется, что таким органом является исполнительный. Данный вывод вытекает из толкования ч. 1-3 ст. 53 Закона о хозяйственных обществах. Так, единоличный исполнительный орган хозяйственного общества в пределах своей компетенции без доверенности действует от имени этого общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки от его имени. К компетенции исполнительного органа хозяйственного общества относится решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию других органов управления этого общества, определенную Законом о хозяйственных обществах и учредительными документами хозяйственного общества.

В любом случае, направление заявления по месту нахождения общества является надлежащим способом реализации своего права на выход участником. В соответствии с п. 2 ст. 50 ГК, место нахождения юридического лица определяется местом нахождения его постоянно действующего исполнительного органа (административно-территориальная единица, населенный пункт, а также дом, квартира или иное помещение, если они имеются), а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

В соответствии с ч. 2 ст. 103 Закона о хозяйственных обществах моментом выхода участника из общества с ограниченной ответственностью является дата подачи (поступления) в общество заявления о его выходе либо иная указанная им в заявлении дата выхода, но не ранее даты подачи (поступления) заявления. Стоит обратить внимание, что момент выхода имеет значение для определения даты, на которую рассчитывается сумма, причитающаяся к выплате выходящему участнику (ч. 5 ст. 103 Закона). Часто на практике возникает вопрос о возможности отзыва заявления о выходе. Представляется, что такой отзыв возможен по заявлению участника либо до момента выхода, либо после момента выхода, но при наличии согласия всех участников общества. Такой вывод четко в законодательстве не закреплен, в судебной практике пока не нашел отражении, но делается на основании аналогии сходных норм ГК. Так, в соответствии  с п. 2 ст. 405 ГК если извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой, она считается неполученной. Ст. 409 ГК устанавливает, что если извещение об отзыве акцепта поступило лицу, направившему оферту, ранее или одновременно с самим акцептом, акцепт считается неполученным. Мнение о том, что отзыв возможен после момента выхода с согласия остальных участников вытекает из самой сущности договорного характера взаимоотношений между участниками ООО и принципа диспозитивности.

В соответствии с ч. 2 ст. 103 Закона о хозяйственных обществах, к моменту выхода участник общества с ограниченной ответственностью обязан выполнить обязательства, срок исполнения которых наступил. На практике во многих случаях общество пытается воспрепятствовать выходу участника на основании данного обстоятельства до момента исполнения последним своих обязательств.

ГК устанавливает безусловное право выхода участника ООО. Выход участника никак не связан и никоим образом ни обусловлен принятием общим собранием участников решений, в том числе и об изменении состава участников. Поэтому, говорить о возможности воспрепятствовать выходу участника, на основании неисполнения им до момента выхода своих обязательств, нельзя. В то же время, неисполненные обязательства участника по отношению к обществу после его выхода не прекращаются.

Стоит отметить, что наличие обязательств участника перед обществом не освобождает общество от обязательности осуществления расчетов с выходящим участником. Данные обязательства не являются встречными в смысле п. 1 ст. 309 ГК и соответственно их исполнение взаимно необусловлено.

В соответствии с частью 4 статьи 103 Закона о хозяйственных обществах в случае выхода (исключения) участника общества с ограниченной ответственностью ему выплачивается стоимость части имущества этого общества, соответствующая доле этого участника в уставном фонде, если иное не предусмотрено учредительными документами общества с ограниченной ответственностью, а также часть прибыли, приходящаяся на его долю. По соглашению выходящего (исключаемого) участника с оставшимися участниками общества с ограниченной ответственностью выплата ему стоимости имущества может быть заменена выдачей имущества в натуре. Часть 5 ст. 103 определяет, что причитающаяся выходящему (исключаемому) участнику часть имущества общества с ограниченной ответственностью или ее стоимость определяются по балансу, составляемому на момент его выбытия, а причитающаяся ему часть прибыли — на момент расчета. Моментом расчета с выходящим (исключаемым) из общества с ограниченной ответственностью участником является дата выплаты этому участнику стоимости имущества или выдачи ему имущества в натуре, определенная решением общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью.

Стоимость имущества общества, которая приходится на долю выходящего участника, и, соответственно размер выплат, определяются путем умножения размера доли на стоимость чистых активов общества. Порядок определения стоимости чистых активов общества закреплен в постановлении Совета Министров Республики Беларусь от 27 июня 2008 г. N 950 «О некоторых вопросах определения стоимости чистых активов» и Инструкции о порядке расчета стоимости чистых активов, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 27 июня 2008 г. N 107.

Стоит обратить внимание, что выбывшему (исключенному) участнику общества, который не полностью внес свой вклад в уставный фонд общества, выплачивается действительная стоимость доли пропорционально оплаченной (внесенной) части вклада (абз. 5 ч. 1 п. 14 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.05.2005 N 19 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением условий учредительства юридических лиц и законодательства о хозяйственных обществах»).

Выход участника подразумевает изменение состава участников общества. В п. 21 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. N 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» установлена обязанность для юридических лиц в двухмесячный срок внести в свои уставы изменения и (или) дополнения и представить их для государственной регистрации в случае изменения состава учредителей (участников). Неисполнение такой обязанности может повлечь наложение на соответствующее должностное лицо (руководителя, учредителя) штрафа в размере от 10 до 50 базовых величин (п. 1 ст. 23.64 КоАП). В некоторых случаях вышедшему участнику имеет смысл обратиться в хозяйственный суд с требованием о понуждению к внесению изменений в учредительные документы, связанных с изменением состава участников общества. В то же время действующая судебная практика не выработала единый подход удовлетворять ли такие иски, в случае, если в результате выхода в обществе остался лишь один участник.

Интерес представляет также вопрос: может ли воспользоваться правом подачи заявления о выходе оставшийся единственный участник? Некоторые исследователи делают вывод, что согласно статье 93 ГК право на выход в настоящее время принадлежит любому участнику, в том числе и последнему[1]. Отмечается также несправедливость подхода, который бы ограничивал право выхода последнего участника, что повлекло бы за собой ситуацию, когда права участников различались бы по срокам их реализации и для участника, не успевшего в срок подать заявление о выходе (последний участник вынужден был бы решать все проблемы в одиночку), объем прав был бы меньшим, а объем обязанностей — большим[2].

Представляется, что изложенный подход все же не согласуется с действующим законодательством.

В соответствии с п. 1 ст. 420 ГК изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Действующая судебная практика исходит из того, что выход участника из общества по своим последствиям  равнозначен одностороннему отказу от исполнения учредительного договора[3]. Статья 93 ГК рассматривается как специальное правило гражданского законодательства, позволяющее расторгнуть соответствующий учредительный договор в одностороннем порядке по заявлению выходящего участника. В соответствии с п. 3 ст. 420 ГК в случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законодательством или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В случае, если в ООО остался один участник, оно в соответствии с п. 1 ст. 91 ГК вправе преобразоваться в унитарное предприятие. Таким образом, до момента принятия соответствующего решения о преобразовании и регистрации унитарного предприятия – правопреемника ООО, можно говорить о том, что общество продолжает существовать с одним участником.

В соответствии со статьей 93 ГК участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. Нужно отметить, что указанная статья прямо не устанавливает каких-либо исключений для обществ, в которых остался один участник. Однако, данные положения стоит толковать с учетом иных норм ГК. Как уже отмечалось, выход участника из общества является односторонний расторжением договора. После того, как в обществе остается один участник, нельзя говорить о наличии учредительного договора в силу положений п. 1 ст. 155 ГК. Соответственно, в отсутствие действующего учредительного договора, воспользоваться своим правом на односторонний отказ от договора, то есть воспользоваться правом выхода из общества, оставшийся единственный участник не может.

 

Налоговые аспекты выхода участника

В случае выхода физического лица, подлежит уплате подоходный налог с разницы между суммой выплаты и размером вклада в уставный фонд (пп. 2.25 п. 2 ст. 2 Закона Республики Беларусь «О подоходном налоге с физических лиц» (далее — Закон о подоходном налоге)).

Исчисление, удержание у плательщика и перечисление в бюджет суммы налога в данном случае производится организацией, от которой плательщик получает доходы (п. 1 ст. 20 Закона о подоходном налоге).

При выходе юридического лица – резидента применяется аналогичное правило: обложению налогом на прибыль подлежит сумма превышающая размер вклада, которая признается доходом от внереализационных операций (ч. 6 п. 2 ст. 2 Закона Республики Беларусь «О налогах на доходы и прибыль»). Отличие будет заключаться в том, что исчисление и уплата налога будет осуществляться выходящим юридическим лицом.

Если же из общества выходит иностранное юридическое лицо, тогда обязанность по удержанию, исчислению и уплате налога возлагается на источник выплаты – само общество, из которого происходит выход. Размер ставки, а также порядок действий по уплате налогов за продавца урегулирован в ст. 10 Закона о налоге на прибыль. Стоит обратить внимание на тот факт, что вне зависимости от того, возникает ли обязанность по уплате налога, подлежит подаче декларация по налогу на прибыль иностранного юридического лица.

Как уже отмечалось, выплаты могут производиться не только в денежной форме, но и путем выдачи имущества. В таком случае, с сумм, превышающих размер вклада участника в уставный фонд подлежит уплате еще и НДС (1.1.4 ст. 2, подп. 1.16 ст. 3 Закона Республики Беларусь «О налоге на добавленную стоимость»).

Валентин Галич, партнер ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» (с сентября 2012 года «Raidla Lejins & Norcous»)

Июль 2009 г.


[1] Николаев М.В. Некоторые особенности выхода участника из общества с ограниченной ответственностью // Справочно-информационная система «КонсультантПлюс».

[2] Николаев М.В. Некоторые особенности выхода участника из общества с ограниченной ответственностью // Справочно-информационная система «КонсультантПлюс».

[3] Гарновский А.А. Практика хозяйственных судов, связанная с вопросами учредительства // Материалы второй практической конференции «Влияние правоприменительной практики на развитие предпринимательства в Республике Беларусь» Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 14 декабря 2008 г.

6336