Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

Если вам нужна помощь юриста или адвоката, звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Меню

ДМИТРИЙ АРХИПЕНКО: Все в этом мире строится на отношениях!

Управляющий партнер юридической компании Revera Consulting Group Дмитрий Архипенко относится к тем людям, которые с утра еще не знают, как закончится их день. Новые дела у него, как у каждого востребованного бизнес-юриста и к тому же руководителя успешной юридической компании, появляются неожиданно. Однако, не смотря на свой плотный график, Дмитрий нашел время и рассказал «Юркаталогу», что привело его в профессию, поделился некоторыми ценностями своей компании, приоткрыл секрет, как подбирает сотрудников, сравнил работу бизнес-юриста в Беларуси в конце 90-х и современный юридический бизнес, высказал уверенность в хорошем будущем адвокатских бюро и дал совет, как идентифицировать себя в профессии.

Дмитрий Архипенко

Дмитрий Архипенко

– Поговаривают, что в компании Revera Consulting Group Вы проповедуете принцип работы «24/7»…

– Да. Но его некоторые воспринимают, как некий рабовладельческий строй, а задачу компании в этом случае видят в том, чтобы вынуть все из сотрудника.

Принцип же совершенно в другом – в клиентоориентированности. Ценен тот консультант, который является истинным партнером клиента. А если у тебя есть надежный партнер, который радеет за результат, то ты ему доверяешь и с ним как раз работаешь. Сегодня мы должны быть готовы в любой момент прийти на помощь заказчику. Если ему в десять вечера надо, чтобы контракт был с утра, – значит, он должен быть с утра. Все остальное вторично.

Ведь врач же не скажет: «Не умирайте до утра – в 9 утра начнется мой рабочий день, я приду и буду Вас лечить». Так и юрист. Всегда нужно быть в тонусе. А если хочешь чего-то добиться, надо много работать.

– У компании Revera Consulting Group есть девиз?

– Их несколько. Девиз компании меняется по мере ее роста, потому что отражает какие-то ценности на текущем этапе.

Сейчас я бы в качестве девиза привел слова Матхама Ганди: «Сначала нас не замечают, потом над нами смеются, потом борются с нами. А потом, мы побеждаем». Данное изречение наиболее верно: можно добиться всего, только надо идти к своей цели.

Вообще, сама по себе юридическая фирма ничего не предопределяет. Определяют люди, которые работают в команде. Поэтому в юридической компании самое ценное – это люди.

– Как Вы, к слову, набираете людей?

– Парадоксально, но при том количестве дипломов с высшим юридическим образованием, что у нас «штампуется», большая проблема нанять хорошего юриста.

Поэтому, как ни прискорбно, но мы де-факто не рассматриваем кандидатов, которые закончили что-то иное, кроме юрфака БГУ. Плюс мы перестали, условно говоря, перелопачивать рынок. А проводим целенаправленный отбор. С 2013  года мы ввели такое понятие, как «оценочный центр».

Молодые специалисты, включая студентов, кого мы отобрали по итогам заочного тура, у нас в офисе с 9 утра и до 6 вечера проходят различные испытания. Это 8 часов интенсивных и увлекательных испытаний – практических заданий, деловых игр, кейсов, задач, интервью, психологических тестов и т. д.

При этом мы привлекаем наших юристов, которые на всех этапах мониторят каждого, делают свои наблюдения. По результатам этого дня они высказывают свое видение участникам, с чем надо поработать больше, на что лучше обратить внимание с точки зрения, подходит человеку это направление или нет. Тем же, кто себя хорошо зарекомендовал, в качестве приза мы предоставляем стажировку в компании. По результатам стажировки уже принимаем на работу.

Главную цель, которую мы ставили, – показать, чем действительно занимается в жизни бизнес-юрист. А такой многоступенчатый и непростой вход в компанию сделали, чтобы у нас работали лучшие кадры. И главное – те, которые хотят чего-то добиться и делают для этого максимум.

Ну и, помимо всего прочего, мы постоянно участвуем и как спонсоры, и как арбитры юридических олимпиад и различных moot court’ов, и международных, и тех, которые проводятся и на юрфаке. То есть знакомимся с той молодежью, которая чего-то хочет.

– Начиная с какого курса студент юридического факультета может попасть в компанию

– Здесь нет ограничения. В моем понимании, например, юрист должен начинать работать где-то с третьего курса. Потому что будущий успех определяется не тем, сколько начитали тебе в университете, а твоим желанием.

Я начал работать с первого курса. На четвертом курсе я стал начальником юридического отдела банка. На пятом курсе у меня появилась уже своя юридическая фирма – по сути, это сейчас и есть Revera Consulting Group. Был 1997 год – немного другие понятия и подходы к работе.

Поэтому на собственном примере могу сказать, что ничего невозможного нет. Сложно? Да. Просто надо работать, работать и работать. И все будет.

– А как изменились понятия с 1997 года?

–  Стало больше права. Конец 90-х – это еще период активного формирования и большого количества пробелов. Было считанное количество юридических фирм, которые несистемно на рынке работали. Как такового понятия «юридический бизнес», по сути, и не существовало. Это было некое ремесленничество – кто поумнее, кто чего-то хотел делать, тот практиковал с клиентами. Сейчас все более структурировано с точки зрения правил, подходов, и есть понимание бизнеса.

Тогда не было никакой специализации. Сейчас есть четкое деление не только на практики, но и даже на направления внутри практики, появляются субпрактики более узкие.

И, конечно, сейчас уровень компетенции несравним с тем уровнем, когда ты был «и жнец, и на дуде игрец». То есть когда ты утром бежал в суд, после этого заключал сделку с объектом недвижимости, после писал какой-то контракт поставки, потом занимался рецензией, а затем еще регистрировал предприятие. А при этом ты тут же доставлял счета и думал, как тебе продвинуть себя на рынке – написать статью какую-то. И все это в течение одного дня, и это один человек.

Такую эпоху ремесленничества прошли все. За это время мы, конечно, очень много сотрудничали с зарубежными партнерами, крупными компаниями, которые работают столетия. Оказалось, изобретать велосипед не надо – это уже многими пройдено в мире. И, впитав опыт и приобретя вот эти знания целенаправленно, мы уже и строили свою компанию.

– А есть у Вас в юридическом бизнесе человек, который является учителем или, может быть, просто является примером?

– Очень сложно назвать кого-то учителем, потому что со многими коллегами мы учились по ходу жизни. Когда еще только-только начинал, еще учился на юрфаке, пересекался с Андреем Вашкевичем, с Игорем Верховодко, с Еленой Сапего. Тогда они опытнее меня были, уже практиковали. И мне очень хотелось заниматься тем же. Эти люди в какой-то степени подогрели мой интерес к профессии и непосредственно к работе бизнес-юриста.

Яркой же какой-то личности, которая была собирательным образом учителя, не получилось в жизни встретить. Но очень много есть коллег, профессионалов, к которым отношусь крайне искренне, с пиететом с точки зрения профессионализма.

– Есть условно деление юридических фирм на «юрфабрики» и «юрсемьи». Вы свою компанию к какой относите?

– В какой-то момент мы пришли к пониманию, что с точки зрения отношений главная ценность в компании – сотрудники. Это наш и актив, и пассив. Наше всё. Поэтому мы стараемся сохранить семейность именно в отношении вопросов искренности, честности, справедливости, открытости между сотрудниками.

При этом, с точки зрения выстраивания бизнес-процессов, задача выстраивать «фабрику». Потому что только так можно осуществлять контроль качества и развивать компанию.

Дмитрий Архипенко– Чем, на Ваш взгляд, компания Revera Consulting Group отличается от конкурентов?

– Я не буду говорить о каких-то профессиональных компетенциях.

С точки зрения внутреннего построения мы отличаемся, во-первых, более высокой семейственностью в отношениях и большими инвестициями в этом направлении, во-вторых, большей вовлеченностью работников уровня юристов и старших юристов в продвижение и принятие решений в отношении судьбы компании.

Также, думаю, в системе работы HR мы оторвались с точки зрения идей и инициатив. У нас четко выстроены системы мотивации в компании – все понимают, что они делают и почему что-то получают или нет.

Причем речь не только о финансах, но и системе внутреннего грейдирования, которая позволяет совершенно объективно устанавливать уровни юридических кадров.  У нас четко прописаны все уровни: стажер, помощник юриста, юристы нескольких уровней, ассоциированный партнер и партнер. И когда мы говорим, что у нас есть тарифная политика, привязанная к уровню юриста, это не просто маркетинговый ход, а совершенно объективная оценка.

Очень важно, чтобы люди всегда видели четко карьерную лестницу. У нас открытое партнерство. Как говорят, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Так вот что-то схожее в юрбизнесе: плох тот стажер, который не мечтает стать партнером.

– В 2012 году вступил в силу Закон «Об адвокатуре». Как на деятельность Вашей компании повлиял этот закон?

–  Мы создали адвокатское бюро – у нас теперь и адвокатское бюро Revera Consulting Group Ltd. и юридическая фирма Revera Consulting Group.

Я являюсь членом Белорусского  общества юристов-хозяйственников, и мы выходили с предложением немного по-другому расставить шаги. В начале все-таки реформировать адвокатуру и посмотреть, что с этим получится, а потом уже унифицировать институт.

К моменту принятия Закона «Об адвокатуре», который закрыл фактически доступ юристов-хозяйственников в суды и этим подтолкнул к созданию адвокатских бюро, была и сохраняется до сих пор большая разница между адвокатами и юристами-хозяйственниками с точки зрения развития бизнеса. Адвокаты остались на уровне ремесленничества, поскольку те организационные формы, которые описывали их деятельность, не позволяли осуществлять найм сотрудников. Соответственно, он вынужден был сам пиарить себя и продавать. Фактически он должен был всю работу делать сам, что затормозило уровень развития адвокатуры именно как юридического бизнеса.

Юристы-хозяйственники же были в этом отношении более вольготны – у них отсутствовали эти ограничения, в связи с чем было активное развитие бизнеса.

И сейчас пытаются проводить интегрирование. Адвокатов очень много с точки зрения количества. Понятно, что и их вес с точки зрения принятия решений в рамках существующей коллегии значительный. Но при этом невозможно перестроиться в один момент. Год – это ничто, потому что мы 20 лет развивались.

Но, думаю, что мы все это переживем, и адвокатура тоже преобразится. На выходе, конечно же, все будут единой системой – исчезнет дуализм, все будут адвокатами. И адвокатские бюро будут не то что уровня сегодняшних юридическим фирм, а еще на голову выше с точки зрения развития.

– Вы недавно вернулись из отпуска. Расскажите, как лично Вы отдыхаете и какой вид отдыха приветствуется в компании Revera Consulting Group.

– Если хорошо работаешь, надо и хорошо отдыхать. В моем понимании самый лучший отдых – активный отдых. Поэтому зимой это лыжи – сейчас я стал на сноуборд. А летом это дайвинг.

С точки зрения в целом компании, мы поощряем и проводим достаточно много корпоративных мероприятий. Вопрос в том, что это должно быть что-то активное. Просто так лежать не интересно. Любим, например, активные сплавы. А в конце апреля, поскольку выходных будет чуть больше недели, мы планируем выбраться в горы.

– Вы заканчивали юрфак БГУ. А расскажите про свое становление в юриспруденции: почему сделали такой выбор.

– Заканчивал действительно юрфак, но оказался там совершенно случайно. Я вообще потомственный физик. Учился на физическом факультете – попал туда после лицея без экзаменов. Но как-то раз отец пришел и сказал: «Уходи, потому что в этой стране науки больше не будет». И я послушал его. А это как раз конец 1992 года был: развал Советского Союза, полный бардак. Конечно, тогда было сложно представить судьбу науки.

И совершенно случайно я решил сходить на юрфак. Хотя, на самом деле, никогда не понимал, что это такое. Я очень нескоро осознал, что я юрист, но в итоге меня это зацепило.

– Как это Вы не сразу осознали, что юрист, если с первого курса уже начали работать?..

– На самом деле, быть активным по жизни и идентифицировать себя с профессией – очень разные вещи. Потому что профессию нужно прочувствовать и понять, что она из себя представляет, чтобы ее как-то наложить на себя.

Самоидентификация человека в профессии требует большого времени, и не заканчивается на этапе учебы. Я искренне завидую тем людям, с которыми это происходит на первом курсе. Наверное, они могут достичь гораздо большего. На деле же очень много людей занимается тем, что не их. Вот Вам нравится заниматься журналистикой?

– Да.

– А что Вам в этом отношении нравится?

– Что я общаюсь с умными, интересными людьми, которые в своей сфере значительно компетентнее меня, которые достигли определенного успеха.

– Знаете, то же самое мне понравилось в юриспруденции. Самое здоровское в этой профессии, что ты можешь общаться с успешными людьми, которые чего-то достигли. Очень любопытно наблюдать, как люди совершенно в разных ситуациях рискуют, принимают решения и достигают чего-то.

С клиентом ты работаешь всегда очень плотно. Это очень доверительные отношения – зачастую знаешь его лучше, чем родная семья. Соответственно, люди открываются, и у тебя есть возможность обогащаться знанием, как человек приходит к успеху. И вопрос успеха стоит не просто с точки зрения нулей на счете – это далеко не самое важное. А успеха в плане самореализации себя, создания чего-то.

Очень здорово учиться у людей, которые падают, встают и спокойно идут дальше. И именно это самое интересное в юриспруденции, а не подписание контракта и зарабатывание денег.

– А дайте тогда совет, как себя идентифицировать в профессии бизнес-юриста в плане твое/ не твое?

– Если ты готов не делать разделения между жизнью и работой, если ты любишь драйв, если тебе вечно не сидится на месте, если тебе нравится общаться с людьми, это твое. И, конечно, у тебя получится, если в тебе к тому же сочетаются усидчивость, внимательность и интерес к понятию бизнеса.

Клиент же ценит не юриста, бездушно отвечающего на вопросы и все. Ценен партнер, который подсказывает, где-то даже когда его не спрашивают, или который шире смотрит на вопрос.

Бывает, клиент приходит и говорит: «Сделайте мне это и это». Понятно, что ты заработаешь, если он сделает, как хочет, но все равно говоришь: «Не делайте. Знаете, сделайте совсем другое. И вообще, это дружеский совет. Удачи Вам». Клиент очень ценит, когда его рассматривают как партнера и отношение демонстрируют, соответственно, человеческое. Потому в бизнесе все равно все строится на отношениях. Все в этом мире строится на отношениях!

– А в чем Вы для себя видите цель работы? Ведь всю же жизнь работать не возможно…

– У меня понятия жизни и работы едины.

У нас такой бизнес – это не свечной заводик. Его не оставишь детям, не передашь в наследство. Пока ты здесь – ты в теме. Как только тебя нет – ты не в теме, ты не партнер. И у нас нет некоего понятия пенсиона уже, senior partner например. Потому что приходят новые люди и у них возникает вопрос: «Почему я должен кормить старичков? Вы уже, ребята, наверное, свое заработали, поэтому дайте дорогу следующим».

Пока ты в теме, ты, соответственно, в компании. И это твой стиль жизни. Поэтому хотелось бы как можно дольше оставаться в форме, которая позволяет создавать какую-то ценность и внутри компании, и для заказчиков.

– А что делать, если выпадаешь?

– Некогда было, если честно, об этом задумываться. Пока надо вперед, вперед, вперед.

 

Беседовала Анастасия Кузьмина, «Юркаталог»

5352
Если материал был вам полезен, помогите Юркаталогу рублем!
Есть вопрос по этой теме? Заполните заявку - и мы с вами свяжемся!
Заказать звонок
В формате +375 12 345 67 89
Спасибо!
Ваша заявка успешно отправлена!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.