Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Новый законопроект «Об адвокатуре»: очередная бочка дегтя…

 

Илья Латышев, Директор ООО «Юридическая группа «Вердикт Бай»

 

В опубликованной в конце прошлого года статье «Сколько юристам-хозяйственникам в Беларуси жить осталось?» мы подробно анализировали последнюю на тот момент редакцию проекта Закона «Об адвокатуре» (далее – Закон или законопроект), которая появилась 26 ноября 2010 г.

Проект Закона в той редакции предусматривал полную ликвидацию юристов-хозяйственников с переводом их в адвокатуру. Однако после нашей публикации, а также ряда выступлений других юристов было заявлено, что проект Закона отправляется на дальнейшую доработку и что от идеи ликвидировать юристов-хозяйственников законодатель отказывается.

И вот – в третьей декаде марта 2011 г. появилась новая редакция проекта Закона.

Она, действительно, не предусматривает прямых норм о том, что юристы-хозяйственники должны переходить в адвокатуру или прекращать свое существование. Однако разработчики проекта не оставили мысли заставить юристов-хозяйственников перейти в адвокатуру, только теперь решили использовать для этого косвенные методы.

 

Юристов-хозяйственников не пустят в хозяйственные суды

Новая редакция проекта Закона урезает и без того урезанную, по сравнению с адвокатами, компетенцию юристов-хозяйственников. Теперь, по мнению разработчиков проекта Закона, юристы-хозяйственники оказались недостойны представлять интересы клиентов в хозяйственных судах. Поэтому таким правом проект Закона наделил исключительно адвокатов, предусмотрев соответствующие нормы и внеся необходимые изменения в Хозяйственный процессуальный кодекс.

В чем состоит логика и обоснование такого подхода, понять трудно, если вообще возможно.

Подавляющее большинство белорусских адвокатов специализируются на всем, чем угодно, но не на обслуживании субъектов хозяйствования. Адвокаты являются профессионалами в гражданском, семейном, уголовном, административном праве и, соответственно, в гражданском, уголовном и административном процессах. Однако с хозяйственным правом и хозяйственным процессом адвокаты из обычных юридических консультаций сталкиваются лишь от случая к случаю, не имея по данному направлению ни обширных знаний, ни богатого опыта.

Да, в республике существуют специализированные юридические консультации, которые именуются «хозяйственными» и работают с хозяйственно-правовыми вопросами. Однако таких вряд ли наберется по всей республике хотя бы с десяток, а работающих в них адвокатов – с сотню. В то же время юристов-хозяйственников, имеющих свидетельство об аттестации юриста и, соответственно, имеющих право представлять интересы клиентов в хозяйственных судах, на сегодняшний день насчитывается около двух тысяч.

Разница в численности очевидна.

Таким образом, Закон, на словах провозглашая принципами организации адвокатуры и адвокатской деятельности обеспечение гарантированного Конституцией права на юридическую помощь и ее доступность, а основной задачей адвокатуры – обеспечение доступа к правосудию, по сути значительно ограничивает доступ к хозяйственному правосудию и доступность юридической помощи для субъектов хозяйствования в этом направлении.

Одно дело, когда правовую помощь в хозяйственном процессе и доступ к хозяйственному правосудию обеспечивают 2000 профессиональных юристов, и другое дело, когда вместо них это будут делать от силы 100 адвокатов.

Конечно, можно предположить, что за год, который пройдет с момента принятия Закона до вступления его в силу, количество адвокатов, работающих в специализированных хозяйственных юридических консультациях, увеличится. Однако, если за многие десятилетия существования белорусской адвокатуры число адвокатов-хозяйственников не превысило ста, то за один год оно явно не увеличится до двух тысяч.

Поэтому можно с уверенностью прогнозировать, что после вступления в силу Закона в предлагаемой редакции право субъектов хозяйствования на юридическую помощь, связанную с представлением их интересов в хозяйственных судах, будет резко ограничено и их интересы будут нарушены.

Во-первых, будет резко ограничен круг потенциальных представителей субъектов хозяйствования в хозяйственных судах. Если сейчас субъект хозяйствования может выбирать из 200 юридических фирм, 500 юристов-лицензиатов и адвокатов-хозяйственников, то после вступления в силу Закона, выбор ограничится только последними.

Во-вторых, имеющиеся адвокаты-хозяйственники не смогут полностью удовлетворить спрос на такие услуги.

В-третьих, снизится качество юридических услуг по представлению интересов клиентов в хозяйственном процессе. Чтобы удовлетворить спрос на такие услуги, к представительству в хозяйственных судах будут привлекаться адвокаты, не имеющие необходимого опыта. И они, по сути, будут «набивать руку» на хозяйственных спорах, которые до этого вели юристы-хозяйственники, имевшие не один год (а то – и не одно десятилетие) опыта работы с хозяйственными делами. И вопрос здесь не только и не столько в том, что хозяйственный процесс отличается от гражданского, административного или уголовного, и адвокатам, никогда в хозяйственном суде не практиковавшим или практиковавшим там эпизодично, придется вникать в него. Вопрос здесь в основном стоит в том, что адвокаты, которые не специализируются на вопросах бизнес-клиентов, не работают с хозяйственным законодательством и плохо в нем ориентируются. Одномоментно разобраться во всех нюансах такового они вряд ли смогут. Соответственно, это отразиться на качестве подготовки дел к рассмотрению в хозяйственном суде и качестве отстаивания интересов клиентов.

В-четвертых, нарушатся устоявшиеся отношения между клиентами и юристами-хозяйственниками. Юридическая фирма может обслуживать клиента не один год (а то и не один десяток лет), между клиентом и обслуживающими его юристами сложились тесные и доверительные отношения, а здесь в один прекрасный момент клиент вынужден будет идти искать себе другого юриста. Причем делать это только для одной единственной услуги – похода в заседание хозяйственного суда. Все остальные услуги юридическая фирма как оказывала клиенту, так и будет продолжать оказывать.

В-пятых, предлагаемый законодателем подход повлечет дополнительные и ничем не обоснованные расходы субъектов хозяйствования. Этот момент вытекает из предыдущего. Когда клиент продолжительное время сотрудничает с юридической фирмой, обслуживающие его юристы вникают в суть бизнеса клиента, в суть его вопросов – и при начале работы над новым судебным делом им не надо тратить дополнительное время на понимание каких-то нюансов. Если же к делу будет подключаться новый юрист, то его «вхождение в проблему» потребует дополнительного времени, которое клиент должен будет оплатить.

Поэтому подход законодателя к лишению юристов-хозяйственников права представления интересов клиентов в хозяйственных судах вряд ли можно назвать взвешенным и обоснованным. Такой подход нарушит устоявшуюся систему оказания юридических услуг, ограничит возможности субъектов хозяйствования по доступу к хозяйственному правосудию, снизит качество хозяйственного процесса.

 

Иные моменты

Если рассматривать иные моменты, изложенные в законопроекте, необходимо отметить следующее.

Законопроект, появившийся в марте 2011 года, в основном повторяет собой законопроект ноября 2010 года. Отрадно заметить, что разработчики законопроекта во многом учли наши замечания по нему, которые были изложены в нашей предыдущей статье.

В то же время, многие принципиальные вопросы, поставленные нами тогда, в новой редакции проекта Закона своего разрешения все равно не нашли.

 

Адвокат – только гражданин

В новой редакции проекта Закона осталась норма о том, что адвокатом в Республике Беларусь может быть физическое лицо, являющееся гражданином Республики Беларусь. То если лицо, которое является гражданином другого государства и имеет вид на жительство в Республике Беларусь, адвокатом здесь быть не сможет.

В наибольшей степени этот момент затрагивает интересы граждан Российской Федерации, которые согласно международным соглашениям имеют равные права с гражданами Республики Беларусь.

Следует отметить, что Министерство юстиции еще в феврале 2010 года внесло в Инструкцию о порядке выдачи свидетельств об аттестации юриста, о присвоении квалификации судебного эксперта, об аттестации риэлтера, утвержденную Постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 06.01.2009 г. N 1, норму о том, что свидетельства об аттестации юриста (а также, соответственно, о присвоении квалификации судебного эксперта, об аттестации риэлтера) выдаются Министерством юстиции Республики Беларусь гражданину Российской Федерации, получившему разрешение на постоянное проживание на территории Республики Беларусь и намеревающемуся осуществлять юридические услуги.

Однако в проекте Закона равенство граждан Беларуси и России в вопросах допуска к адвокатской профессии не обеспечивается.

 

Сроки и процедура

По сравнению с предыдущей редакцией Закона, процедура допуска соискателя к адвокатской профессии несколько изменена, равно как и сроки прохождения различных ее этапов.

Прохождение стажировки теперь не требуется для лиц, имеющих стаж работы по специальности не менее трех лет, в том числе в качестве помощника адвоката. Раньше законопроект предусматривал стаж не менее 10 лет.

Лица, имеющие свидетельства об аттестации юриста при обращении за допуском к сдаче квалификационного экзамена обязаны предоставить копию такого свидетельства. В этом случае такое лицо освобождается от сдачи квалификационного экзамена по части отраслей права и сдает квалификационный экзамен только по уголовному, жилищному, семейному праву, уголовному процессу и Правилам профессиональной этики адвокатов.

Проект Закона предусматривает, что до вынесения решения о допуске к сдаче квалификационного экзамена с претендентом проводится устное собеседование, исключающее вопросы в области права. Ранее такое собеседование не предусматривалось. Кроме того, теперь предусматривается, что квалификационный экзамен состоит из двух частей: письменной и устной.

Если по предыдущей редакции законопроекта срок стажировки лица, сдавшего квалификационный экзамен, но не имеющего необходимого стажа работы, составлял от 2 до 6 месяцев, то сейчас срок стажировки устанавливается от 6 месяцев до 1 года.

Из процедуры исключено такое действие, как принятие Квалификационной комиссией решения о допуске претендента к осуществлению адвокатской деятельности.

Срок приема адвоката в территориальную коллегию уменьшен с месяца до 5 рабочих дней с даты подачи им соответствующего заявления.

 

Организационные формы осуществления адвокатской деятельности

Из законопроекта исключена норма о том, что адвокаты «свободны в выборе организационных форм осуществления адвокатской деятельности, предусмотренных настоящим Законом». Теперь проект Закона предусматривает, что адвокаты вправе осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, либо в адвокатском образовании в форме адвокатского бюро или юридической консультации.

При этом проект Закона предусматривает, что в случае принятия адвокатом решения об осуществлении адвокатской деятельности индивидуально либо в форме адвокатского бюро данное решение подлежит согласованию с территориальной коллегией адвокатов. Между тем, отказ в согласовании по мотивам нецелесообразности не допускается. Решение территориальной коллегии адвокатов об отказе в согласовании может быть обжаловано в судебном порядке в течение месяца со дня его принятия.

Исходя из такой формулировки, непонятно, в чем состоит суть подобного согласования. Адвокат должен запросить такое согласование, однако коллегия адвокатов вроде как не вправе его не давать. А если и не даст, то адвокат может обжаловать отказ в согласовании в судебном порядке. Получается, что согласование на самом деле носит сугубо формальный характер и является скорее уведомлением, чем согласованием. Думается, логичнее было бы назвать его именно так.

Для адвокатов, избравших своей формой работы индивидуальную, из проекта Закона исключена возможность использовать для своей деятельности жилые помещения. Это вполне логично и соответствует подходу, избранному законодателем в отношении юристов-лицензиатов, работающих индивидуально. С 1 марта 2011 года им также запрещено использовать в своей деятельности жилые помещения.

Адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность индивидуально, получили согласно новому проекту Закона право привлекать физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам. Количество таких лиц Законом не ограничивается. Однако здесь следует отметить, что данная норма идет вразрез с подходом, который законодатель давно уже использует в отношении индивидуальных предпринимателей. Как известно, индивидуальные предприниматели имеют право нанимать не более трех наемных работников, да и то – только из числа близких родственников. Поэтому непонятно, почему законодатель в отношении адвокатов-индивидуалов, которые являются такими же физическими лицами, как и индивидуальные предприниматели, такое ограничение снимает.

Из проекта Закона исключена норма о том, что государственная регистрация и прекращение деятельности адвоката, осуществляющего адвокатскую деятельность индивидуально, осуществляются в порядке, предусмотренном законодательными актами для индивидуального предпринимателя. Это логично. Как мы и писали в комментарии к предыдущей редакции проекта Закона, дополнительная государственная регистрация адвоката-индивидуала была излишней.

Что касается адвокатских бюро, то в проекте Закона так и не появилась норма, проливающая свет на вопрос о том, к какой категории некоммерческих организаций, предусмотренных Гражданским кодексом Республики Беларусь, следует относить эту форму адвокатской деятельности.

Новая редакция проекта Закона несколько изменила подход к тому, кто может быть учредителями (участниками, партнерами) адвокатского бюро. Теперь соответствующая норма предусматривает, что «если иное не установлено настоящим Законом, учредителями (участниками) адвокатского бюро (далее – партнеры) могут быть только двое или более адвокатов». В данном контексте под «иным» понимаются, скорее всего, исключительно случаи, когда коллегии адвокатов создают специализированные юридические консультации в форме адвокатских бюро (например, адвокатское бюро «Белинюрколлегия», о создании которого прямо говориться в проекте Закона). В данном случае, насколько можно понять, учредителем бюро будут выступать не «только двое или более адвокатов», а соответствующая коллегия адвокатов.

Поднимавшиеся нами в предыдущем комментарии вопросы о необходимости расширения круга потенциальных партнеров адвокатского бюро (в частности, о возможности включения в их число не являющихся адвокатами инвесторов, иностранных юридических или физических лиц) разрешения в новой редакции проекта Закона не нашли.

Точно также не нашли разрешения и вопросы внятного регулирования налогообложения адвокатских бюро.

Если из соответствующей нормы предыдущей редакции законопроекта можно было понять, что адвокатское бюро платит налоги из выручки, без учета расходов (поскольку указанная норма содержала конструкцию «средства, поступившие от оказания юридической помощи, после уплаты  налогов, сборов и других обязательных платежей … направляются … на:» и далее перечислялись всевозможные расходы адвокатского бюро), то сейчас законодатель рассматриваемую норму только запутал.

Теперь указанная конструкция звучит так: «средства, поступившие от оказания юридической помощи, помимо уплаты в установленном порядке налогов, сборов и других обязательных платежей … направляются … на:».

Но проблема как раз и состоит в том, что «установленный порядок», который законодатель упомянул здесь, на самом деле для адвокатских бюро нигде не установлен. И было бы логично или прямо в Законе предусмотреть регламентацию всех вопросов налогообложения адвокатских бюро, или же внести соответствующие нормы в Налоговый кодекс Республики Беларусь. Однако ни того, ни другого законодатель, к сожалению не сделал.

 

Остальное

Кроме указанных моментов, следует обратить внимание на следующие изменения и дополнения в проекте Закона.

Изменены правила формирования Квалификационной комиссии: если раньше предусматривалось, что в ее состав входит 4 представителя от Министерства юстиции, то в новой редакции законопроекта таких представителей предусмотрено уже 7.

Законопроект подробно регламентировал процедуру привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности. В качестве лиц, имеющих право возбуждать такую процедуру, в частности, названы министр юстиции, начальники главных управлений юстиции.

Законопроект расширяет компетенцию Министерства юстиции в сфере адвокатской деятельности, в том числе в вопросах контроля и возможности прекращения полномочий председателей коллегий адвокатов. Законопроект предусматривает, что копии всех решений всех коллегий адвокатов (как территориальных, так и республиканской) в пятидневный срок со дня их принятия направляются в Министерство юстиции.

Срок для вступления Закона в силу увеличен с шести месяцев до одного года с даты принятия.

 

**************

 

Остальные изменения и дополнения, которые претерпел проект Закона «Об адвокатуре», для нас непринципиальны и их мы не рассматриваем.

 

P.S. По имеющейся информации, 29 марта 2011 года состоялось заседание Научно-консультативного совета при Президенте Республики Беларусь. На нем рассматривался проект Закона «Об адвокатуре». Изложенная в нем концепция исключения допуска юристов-хозяйственников к представлению интересов клиентов в хозяйственных судах была рассмотрена и одобрена. В мае 2011 года окончательная редакция проекта Закона «Об адвокатуре» должна быть передана на согласование в Администрацию Президента.

Таким образом, у юристов-хозяйственников остается всего месяц, чтобы убедить всех заинтересованных в том, что такая концепция необоснованна и ее необходимо из проекта Закона исключить.

Получится ли это сделать – скоро узнаем.

Если нет, то белорусскую Фемиду надо будет изображать не только с завязанными глазами, но и однорукой – что будет символизировать то, что в доступ ко всем формам белорусского правосудия будет иметь только одна категория юристов…

7438