Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Подтвердить постоянное местонахождение белорусской компании – проблема на ровном месте

Лариса Кожич,
Илья Латышев,
партнеры ООО «ВЕРДИКТ БАЙ»

 

 

Рискнем предположить, что законодательство практически любого государства содержит норму о том, что налог на доходы нерезидентов, не осуществляющих деятельности в этом государстве через постоянное представительство, подлежит уплате в этом государстве.

 

Из этого правила, будем предполагать, есть исключение. При наличии соглашения об избежании двойного налогообложения с государством, где зарегистрирована компания-нерезидент, такой нерезидент может предоставить справку компетентного органа своего государства о постоянном местонахождении. И на основании такой справки налог на доходы этого нерезидента в государстве, где возник доход, не удерживается, а уплачивается он в государстве постоянного местонахождения.

 

В ситуациях, когда доход за рубежом получают компании из Беларуси, свое постоянное место пребывания они могут подтвердить справкой, выдаваемой соответствующей инспекцией МНС.

 

В нынешних условиях нехватки в стране валюты, казалось бы, налоговые органы должны быть кровно заинтересованы в том, чтобы выдавать справки о постоянном местонахождении по первому же запросу плательщиков, обеспечивая тем самым скорейшее и более полное поступление в страну валютной выручки.

 

Однако, как показывает практика, на самом деле это далеко не так. И причины тому есть как субъективного, так и объективного плана.

 

Рассмотрим ситуацию из практики.

 

Белорусская компания зарегистрирована в конце 2010 г. После государственной регистрации перешла на упрощенную систему налогообложения, однако первую выручку получила в январе 2011 г. Соответственно, налоговую декларацию за 4-й квартал 2010 г. компания не подавала и налог при УСН за 2010 г. не платила.

 

В феврале 2011 г. компания заключила договор с компанией-нерезидентом, зарегистрированным в Латвийской республике. По этому договору белорусская компания должна была оказать латвийской компании консультационные услуги.

 

Чтобы не платить налоги в бюджет Латвии из вознаграждения белорусской компании, подлежащего выплате по заключенному договору, латвийская сторона сама предложила белорусам получить и передать ей для предоставления в налоговые органы Латвии справку о постоянном местонахождении белорусской компании.

 

Белорусы обратились в инспекцию МНС по месту государственной регистрации своей компании с заявлением о выдаче соответствующей справки.

 

Однако в выдаче такой справки было отказано в связи с тем, что белорусская компания не осуществляла деятельности в 2010 г.

 

Правовым основанием вынесенного решения было следующее (стилистика оригинала сохраняется): «Настоящее решение принято на основании статьи 25 Закона Республики Беларусь «Об основах административных процедур», а также в нарушение Особенной части Налогового Кодекса Республики Беларусь от 29 декабря 2009 г. № 71-З (с изм. и дополн.)».

 

Возникает вполне резонный вопрос – какое отношение наличие или отсутствие деятельности компании имеет к тому, что постоянным местонахождением этой компании является Республика Беларусь?

 

Давайте разбираться.

 

Пункт 4 статьи 144 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК) предусматривает, что факт постоянного местонахождения белорусской организации для целей применения международного договора Республики Беларусь по вопросам налогообложения удостоверяется справкой, выдаваемой по форме и в порядке, установленных Министерством по налогам и сборам Республики Беларусь. Справка выдается налоговым органом по месту постановки на учет белорусской организации на основании ее обращения, содержащего наименование государства, для представления в налоговые (финансовые) органы которого предназначена справка, вид и сумму полученного (предполагаемого к получению) дохода от источников в иностранном государстве. Положения этого пункта применяются также при заверении справки по форме, установленной в иностранном государстве.

 

Пункт 1 статьи 15 Закона Республики Беларусь «Об основах административных процедур» (далее — Закон) предусматривает, что в перечни документов и (или) сведений, представляемых заинтересованными лицами, могут включаться лишь документы и (или) сведения, которые необходимы для осуществления административной процедуры и могут быть представлены только заинтересованным лицом. В указанные перечни не могут включаться документы и (или) сведения, которые имеются в уполномоченных органах или могут быть получены ими от других государственных органов, иных организаций, а также из государственных регистров, реестров, кадастров, списков, каталогов, баз и банков данных.

 

Более того, пункт 2 рассматриваемой статьи запрещает требовать от заинтересованного лица представления документов и (или) сведений, кроме указанных в части первой пункта 1 настоящей статьи, за исключением, в частности, документов, подтверждающих государственную регистрацию юридического лица или индивидуального предпринимателя (хотя эту информацию государственный орган, в который обращается заинтересованное лицо, может получить самостоятельно из ЕГР).

 

А пункт 3 рассматриваемой статьи говорит о том, что документы и (или) сведения, необходимые для осуществления административной процедуры, не включенные в перечни документов и (или) сведений, представляемых заинтересованными лицами, определяются законодательством об административных процедурах и запрашиваются уполномоченным органом самостоятельно.

 

Пункт 36 Перечня административных процедур, осуществляемых налоговыми органами в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденного Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 25.10.2007 г. N 1399 «Об административных процедурах, осуществляемых налоговыми органами в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусматривает, что для получения рассматриваемой справки белорусская компания должна предоставить в  инспекцию МНС только письменное заявление произвольной формы. Как уже указывалось выше, пункт 4 статьи 144 НК предусматривает, что это заявление должно содержать наименование государства, для представления в налоговые (финансовые) органы которого предназначена справка, вид и сумму полученного (предполагаемого к получению) дохода от источников в иностранном государстве.

Однако заявления произвольной формы для выдачи справки в данном случае достаточно лишь в теории.

 

На практике сотрудники инспекции МНС потребовали от белорусской компании предоставления заверенной руководителем копии договора на оказание услуг, согласно которому перечисляется вознаграждение от компании-нерезидента.

 

Кроме того, как показал описанный выше случай, в подобных ситуациях необходимо также изначально предоставлять доказательства осуществления компанией деятельности.

 

Это необходимо делать потому, что в описанной ситуации инспекция МНС обосновала свой отказ в выдаче справки именно тем, что белорусская компания подала заявление о выдаче справки до 20.03.2011 г. и не может подтвердить осуществление деятельности в 2010 г.

 

Более того, сотрудники инспекции МНС в разговоре с руководителем компании сообщили, что в случае подачи заявления о выдаче справки даже после 20.03.2011 г. в выдаче справки опять будет отказано, поскольку белорусская компания не сможет подтвердить ведение деятельности в 2011 г. до предоставления налоговой декларации (расчета) по упрощенной системе налогообложения. Налоговая декларация (расчет) по упрощенной системе налогообложения подается в налоговые органы один раз в квартал (в описанной ситуации это должно быть сделано до 20.04.2011 г.). Поэтому до этого срока у белорусской компании будет отсутствовать возможность воспользоваться механизмом избежания двойного налогообложения.

 

Полученный белорусской компанией отказ в совершении административной процедуры (в выдаче справки), как мы указывали выше, был мотивирован ссылкой на статью 25 Закона, а также был сделан «в нарушение Особенной части Налогового кодекса».

 

Между тем, статья 25 Закона не содержит оснований для отказа в совершении административной процедуры в рассматриваемом случае. Она предусматривает, что уполномоченный орган отказывает в осуществлении административной процедуры:

- если отсутствуют предусмотренные законодательством об административных процедурах основания для ее осуществления;

- если заинтересованным лицом представлены документы и (или) сведения, не соответствующие требованиям законодательства, в том числе подложные, поддельные или недействительные документы;

- в иных случаях, предусмотренных законодательными актами.

 

Можно было бы в качестве такого основания рассматривать эти самые «иные случаи». Однако ссылка на нарушение Особенной части НК (которое, если читать ответ буквально, инспекция МНС приписывает себе же) – слишком общая, чтобы понять, в чем же конкретно состоит нарушение, повлекшее отказ в выдаче справки.

 

Вместе с тем, существует один акт МНС, на который инспекция могла прямо сослаться, но почему-то не сослалась, и из которого становится понятно, почему в рассматриваемой ситуации налоговики стали требовать подтверждения осуществления белорусской компанией деятельности. Этим актом является Постановление Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь от 31.12.2010 г. N 99 «О некоторых вопросах осуществления налоговыми органами административных процедур, внесении изменений в Постановление Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь от 13.02.2009 г. №11 и признании утратившими силу некоторых Постановлений Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь и отдельных структурных элементов Постановлений Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь» (далее – Постановление № 99).

 

Пункт 2.6 указанного постановления предусматривает, что основаниями для выдачи (заверения) справки о постоянном местонахождении белорусской организации (в целях избежания двойного налогообложения), в том числе по форме, установленной в иностранном государстве, являются:

- отнесение организации к белорусским организациям, определенным в пункте 1 статьи 14 НК;

- осуществление белорусской организацией предпринимательской или иной деятельности в календарном году, в котором выдается справка, и по результатам которой у нее возникали обязательства по представлению в налоговые органы налоговой декларации (расчета) по налогу на прибыль. Если справка выдается в период до 20 марта включительно любого календарного года, указанные требования относятся к налоговой декларации (расчету) по налогу на прибыль в части сведений по итогам января — декабря предыдущего календарного года.

 

Дабы не затягивать и без того затянувшуюся процедуру выдачи справки, в рассматриваемом случае в инспекцию МНС белорусская компания предоставила специально для этого составленную налоговую декларацию (расчет) по УСН за январь 2011 г. Налоговики сочли это достаточным подтверждением осуществления деятельности и справку о постоянном местонахождении компании в Республике Беларусь выдали.

 

Однако компания ведь могла и не иметь выручки в январе 2011 года. Ведь договор с заказчиком из Латвии мог быть вообще первым заключенным ею договором. Что тогда – она не смогла бы получить справку о постоянном местонахождении в Беларуси? Или до тех пор пока вновь зарегистрированная в Беларуси компания не получит первую выручку, она не считается имеющей постоянное местонахождение в нашем государстве?

 

На наш взгляд, трудно согласиться с подходом, использованным МНС в пункте 2.6 Постановления № 99 и применяемым сотрудниками инспекций МНС в рамках их деятельности по выдаче справок о постоянном местонахождении белорусских организаций.

 

Пункт 1 статьи 14 НК предусматривает, что белорусской организацией признается организация, местом нахождения которой является Республика Беларусь. Пункт 1 статьи 15 НК говорит о том, что местом нахождения организации (за исключением простого товарищества) признается место ее государственной регистрации, если иное не установлено настоящей статьей. То есть если компания зарегистрирована в Республике Беларусь, то местом ее нахождения является именно Республика Беларусь.

 

Возможно, подход, использованный в Постановлении № 99, проистекает именно из этого «иного», установленного статьей 15 НК, а именно того, что при отсутствии (бездействии) места государственной регистрации местом нахождения организации признается место нахождения ее высшего органа управления (место, где осуществляются его полномочия в соответствии с учредительными документами) и т.д.

 

Однако в случае, когда легко можно проверить (получив соответствующую информацию из ЕГР), что место государственной регистрации у компании не отсутствует, этим местом регистрации и, соответственно, местом нахождения для белорусской организации будет являться именно Республика Беларусь. И будет это независимо от того, осуществлялась ли белорусской организацией предпринимательская или иная деятельность в календарном году, в котором выдается справка.

 

Кроме того, в силу пункта 2 статьи 15 Закона до тех пор, пока в Перечне административных процедур, осуществляемых налоговыми органами в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, прямо не будет указано, что при обращении за справкой о постоянном местонахождении белорусской организации она обязана предоставлять также доказательства осуществления ею деятельности, инспекции МНС не имеют права требовать от заявителей предоставления таких документов. Равно как и копий договоров с нерезидентами, для предоставления которым испрашивается такая справка.

6369