Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Как ГАИ относится к водителям-инвалидам?

 

Многочисленную группу среди участников дорожного движения составляют граждане, страдающие определенные физическими недостатками. В частности, на дорогах Республики Беларусь можно встретить глухонемых водителей, водителей с нарушением опорно-двигательного аппарата и др. Изучение практики показывает, что законодательство не в полной мере регулирует особенности правового статуса данных водителей.

 

Рассмотрим и проанализируем конкретное дело об административном правонарушении в области безопасности дорожного движения в отношении гражданина Г. – глухонемого водителя, который якобы допустил нарушения п. 85 Правил дорожного движения, утвержденные Указом Президента Республики Беларусь от 28 ноября 2005 г. № 551 «О мерах по повышению безопасности дорожного движения» (далее – ПДД) в связи с чем признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью первой ст.18.17 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП) и подвергнут административному взысканию в виде лишения права управления транспортными средствами всех категорий сроком на 12 месяцев.

 

6 марта 2012 г. гражданин Г. примерно в 10.00, управляя автомобилем Лянча Зета (далее – Лянча), двигался в г. Минске со стороны ул. Радиальная по пл. Запорожская на ул. Филимонова по крайней правой полосе движения. С его автомобилем совершил столкновение двигавшийся по средней полосе движения автомобиль Рено Сценик (далее – Рено), которым управлял гражданин Б. Из материалов дела видно, что ПДД нарушил водитель Б. неправильно выполняя маневр перестроения автомобиля Рено из средней в крайнюю правую полосу движения. В результате столкновения оба автомобиля получили механические повреждения.

Можно констатировать, что существенное нарушение норм процессуального закона, которые помешали органу, ведущему административный процесс, всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела, а также повлияли на вынесение законного и обоснованного решения, были допущены на всех стадиях административного процесса по вышеуказанному делу об административном правонарушении, начиная с осмотра места происшествия сотрудником ОГАИ г. Минска гражданином В.

В соответствии с нормами законодательства физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право на защиту с начала административного процесса (в настоящем деле с момента осуществления первых проверочных действий процессуального характера и составления соответствующих процессуальных документов), а должностное лицо органа, ведущего административный процесс, в силу части второй статьи 2.8 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП) обязано принять меры к тому, чтобы это лицо имело фактическую возможность использовать все установленные законодательством средства и способы для своей защиты.

Однако инспектор ДПС гражданин В., который проводил осмотр места происшествия и составлял схему ДТП, на момент производства указанных проверочных действий процессуального характера не объявил водителю Г. о его правах и не принял никаких мер к тому, чтобы он имел фактическую возможность использовать все установленные законодательством средства и способы для своей защиты именно с начала административного процесса.

Из материалов дела усматривается, что водитель Г. является глухонемым (инвалидом с детства по слуху). В полной мере не понимает также рукописные (написанные иными лицами) и печатные тексты. Ему требуется разъяснение многих слов и понятий (особенно по специальным отраслям знаний) и смысла многих написанных текстов. Гражданин Г. постоянно пользуется услугами сурдопереводчика.

Согласно части второй ст. 2.11 ПИКоАП участнику административного процесса, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется административный процесс, обеспечивается право устно или письменно делать заявления, давать объяснения, заявлять ходатайства, подавать жалобы, выступать при рассмотрении дела об административном правонарушении на родном языке или на языке, которым он владеет. В этих случаях, а также при ознакомлении с делом об административном правонарушении он вправе бесплатно пользоваться помощью переводчика

Исходя из п. 7 части первой ст. 4.1 ПИКоАП, лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право пользоваться родным языком или языком, которым оно владеет, либо услугами переводчика. Данный пункт, по нашему мнению, входит в состав элементов права физического лица на защиту в административном процессе.

Статья 4.9 ПИКоАП разъясняет, кто такой переводчик в административном процессе. В частности, в ПИКоАП обозначено, что переводчиком считается также лицо, понимающее знаки глухого или немого и способное изъясняться с ними знаками.

Хотя в ПИКоАП и получили закрепление отдельные нормы касательно такого участника административного процесса как переводчик, но на практике данных норм явно не хватает и в большинстве случаев орган, ведущий административный процесс их просто игнорирует.

06 марта 2012 года, в момент, когда случилось дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП), гражданин Г. посредством смс-сообщений связался со своим сурдопереводчиком, объяснил сложившуюся ситуацию и сообщил о срочной нуждаемости в услугах сурдоперевода. Однако, должностное лицо органа, ведущего административный процесс, несмотря, в т.ч. и на эту информацию, не приняло никаких мер к тому, чтобы в месте ДТП появился сурдопереводчик, провело осмотр места происшествия, составило схему ДТП, провело опрос гражданина Г. и составило протокол об административном правонарушении в отсутствие сурдопереводчика, нарушив право гражданина Г. на защиту (п.7 ч 1 ст. 4.1 ПИКоАП).

Также перед началом осмотра места происшествия и составления схемы ДТП, инспектор ГАИ В. не объявил гражданину Г. его право воспользоваться юридической помощью адвоката с начала административного процесса, и не принял никаких мер к тому, чтобы он мог заключить соответствующее соглашение с адвокатом территориальной коллегии адвокатов на оказание юридической помощи, чем не только нарушил его право на защиту (п. 5 ч. 1 ст. 4.1. ПИКоАП), но и гарантированное ст. 62 Конституции Республики Беларусь право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в т. ч. право пользоваться в любой момент помощью адвокатов.

Те же самые нарушения законодательства имели место и при рассмотрении дела заместителем начальника ОГАИ.

Необходимо отметить, что, согласно ч. 3 ст. 2.8 ПИКоАП нарушение права на защиту является безусловным основанием для отмены вынесенного постановления о наложении административного взыскания.

Изучение материалов дела показало, что инспектором ДПС В. также ненадлежащим образом был произведен осмотр места происшествия (при этом, не был составлен протокол осмотра места происшествия с отражением всех необходимых обстоятельств дела), таким же образом составлена схема ДТП, не проведена должная подготовка дела к слушанию, что исказило картину происшествия, истину по делу и коренным образом повлияло на принятие всех решений по описываемому нами делу.

Помимо этого, по описываемому нами делу не проведен необходимый следственный эксперимент по воспроизведению событий ДТП (проверке показаний водителей автомобилей и очевидцев). Не проведены автотехническая экспертиза (на предмет определения угла соударения транспортных средств и ответа на другие вопросы, требующие специальных познаний) и медицинское освидетельствование водителей обоих транспортных средств на предмет определения у них состояния опьянения.

На следующей стадии административного процесса заместителем начальника ОГАИ был грубо нарушен установленный ПИКоАП (ст. 11,5, 10.9, 10.10, 10.13-10.24 и др.) порядок рассмотрения и разрешения дела об административном правонарушении. В ОГАИ рассмотрения по существу дела об административном правонарушении не было. Ни разъяснения прав и обязанностей, ни опроса лиц, участвующих в деле и свидетелей, ни исследования иных доказательств по делу, ни установления обстоятельств, указанных в ст. 11.6 ПИКоАП.

Из материалов дела видно, что должностное лицо органа, ведущего административный процесс, не предоставило гражданину Г. возможность изложить имеющиеся у него доводы, высказать свою позицию об имевших место событиях и об имеющихся в деле доказательствах, заявить ходатайства. Все происходило в отсутствие сурдопереводчика. Текст постановления по делу был подготовлен заранее (до начала процедуры рассмотрения) и лежал на столе перед заместителем начальника ОГАИ. В него оставалось только вписать меру административного взыскания.

Можно констатировать, что постановление от 12 марта 2012 г. вынесено заместителем начальника ОГАИ на неисследованных обстоятельствах дела. Это постановление не соответствует ст. 11.6 ПИКоАП, поскольку не является результатом рассмотрения дела об административном правонарушении.

Как следует из постановления от 6 апреля 2012 г. не рассмотрены и не дана надлежащая правовая оценка доводам гражданина Г., изложенным в ходатайстве (жалобе) от 16 марта 2012 г. в УГАИ ГУВД Мингорисполкома.

При всех изложенных выше обстоятельствах можно сделать вывод о том, что является надуманным и несостоятельным содержащееся в постановлении заместителя начальника ОГАИ от 12 марта 2012 г. утверждение органа, ведущего административный процесс, что гражданин Г., при управлении автомобилем Лянча из-за несоблюдения безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства совершил наезд на стоящий впереди автомобиль Рено и тем самым якобы нарушил п. 85 ПДД. Данное утверждение не основано ни на обстоятельствах описываемого дела, ни на имеющихся в деле доказательствах. Соответственно, орган, ведущий административный процесс, не доказал как того требует законодатель (ч. 2 ст. 6.1 ПИКоАП) нарушение гражданином Г. пункта 85 ПДД, наличие у него состава правонарушения по ч. 1 ст. 18.17 КоАП.

В июне 2012 г. гражданином Г. была подана жалоба в районный суд г. Минска. Однако, на момент написания статьи, дело так и не было рассмотрено по существу.

Уровень правовой культуры в нашем государстве далек от совершенства. Многие из граждан не имеют юридических познаний, в т. ч. и об административной ответственности в области безопасности дорожного движения. Однако, еще более уязвимой в правом плане является категория граждан, у которых присутствуют те или иные физические недостатки. Описанный нами случай из правоприменительной практики рельефно показал проблемы законодательства об административных правонарушениях, связанных с безопасностью дорожного движения, когда одним из участников ДТП является глухонемой водитель. Хотя в ПИКоАП и содержатся нормы, касающиеся участия в процессе переводчика, на практике отсутствует реальный механизм реализации данных норм, и орган, ведущий административный процесс их просто игнорирует. По описанному нами делу четко видно, что не предоставление сурдопереводчика глухонемому лицу, привлекаемому к административной ответственности, явно исказило картину произошедшего и привело к незаконному привлечению данного лица к административной ответственности.

Исходя из вышеизложенного, хотелось бы высказать несколько предложений по совершенствованию законодательства в области административного процесса.

  1. В первую очередь необходимо внести в ст. 4.9 ПИКоАП норму об обязательном участии сурдопереводчика по делам об административных правонарушениях, где лицом, привлекаемым к ответственности, является глухой, немой или глухонемой гражданин.
  2. Также в ПИКоАП необходимо внести норму, обязывающую должностное лицо органа, ведущего административный процесс, проверять лиц, участвующих в административном процессе на предмет определения у них описанных выше физических недостатков. Если лицо, в отношении которого ведется административный процесс нуждается в услугах сурдопереводчика, то указанные должностные лица, не в праве проводить какие либо проверочные процессуальные действия с участием этого лица в отсутствие сурдопереводчика, а проведенные таким образом действия и полученные при этом доказательства не должны иметь юридической силы.
  3. Также требуется введение по аналогии с уголовным процессом в ст. 4.5 ПИКоАП нормы об обязательности участия защитника в административном процессе. Одним из пунктов в данной норме должно стать положение об обязательности участия защитника, если лицо, привлекаемое к административной ответственности в силу физических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Помимо этого, необходимо четко обозначить эту группу лиц (например: глухой, немой, глухонемой, инвалид I группы опорно-двигательного аппарата и др.).

Павел Латышев, юрист

http://advokat-latyshev.by/

2266