Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

Если вам нужна помощь юриста или адвоката, звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Меню

Отсрочка (рассрочка) исполнения судебного постановления: право должника, усмотрение суда, бесправие взыскателя

Валентин Галич,

Илья Латышев,

партнеры ООО «РАЙДЛА ЛЕЙИНШ НОРКУС»

В связи с кризисом увеличилось количество неплатежей по договорам. Это увеличило количество исков, подаваемых в хозяйственные суды. Потерпевшая сторона договора идет в суд, искренне рассчитывая получить там действенную защиту своих нарушенных прав.

Однако даже если она получит решение в свою пользу, нельзя однозначно говорить о том, что справедливость восторжествовала и права защищены. Решение суда в пользу потерпевшей стороны еще не означает, что она получит все положенное ей по этому решению. И дело здесь может быть не столько в отсутствии у нарушителя денег либо имущества, сколько в тех механизмах, которые законодательство дает ему для уклонения от исполнения судебного решения.

Причем уклонение это будет сугубо в рамках закона и называется оно – отсрочка или рассрочка исполнения судебного постановления. При этом, давая такой инструмент нарушителю, белорусское законодательство не предусматривает реальных механизмов защиты от него прав потерпевшей стороны, которой в качестве гаранта ее прав оставляется лишь эфемерное «внутреннее убеждение» судьи.

 

Однако – обо всем по порядку.

В соответствии с ч. 1 ст. 211 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), хозяйственный суд, принявший судебное постановление, вправе по заявлению стороны, поданному до истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, отсрочить или рассрочить исполнение судебного постановления, изменить способ и порядок его исполнения.

В силу ст. 1 ХПК, судебное постановление — решение, постановление, определение хозяйственного суда, которые выносятся в рамках судопроизводства в хозяйственном суде. Таким образом, буквальное толкование приведенных норм ХПК позволяет говорить о возможности рассрочки или отсрочки не только по решениям суда, но и дает право суду отсрочить или рассрочить исполнение любого постановления, например, определения о судебном приказе (ст. 220 ХПК) или определения об утверждении мирового соглашения (ст. 121 ХПК).

Иное толкование[1] не только противоречит буквальному содержанию норм, но и не учитывает тот факт, что ст. 211 ХПК носит процессуальный, а не материальный характер. Иными словами, суд своим определением не изменяет материальные правоотношения сторон, не отменяет обязанности должника исполнить обязательство в установленный срок, но лишь в течение определенного срока не применяет принудительный механизм исполнения решения суда, который предусмотрен в ХПК. В то же время, материально-правовое обязательство, лежащее в основе постановления суда, остается неизменным. Такое обязательство может быть прекращено в течение срока действия рассрочки/отсрочки по основаниям, предусмотренным ГК. Более того, такое прекращение обязательства, в том числе, когда инициатором прекращения будет взыскатель (например, в случае зачета), будет правомерным, и никоим образом не будет противоречить определению суда о рассрочке или рассрочке.

 

Стоит также обратить внимание на то, что суд применяет отсрочку или рассрочку исполнения судебного постановления, но не рассрочку или отсрочку исполнения обязательства, лежащего в основе судебного постановления. В этом смысле интерес представляет судебная практика о применении материально-правовых норм об ответственности в течение срока действия отсрочки (рассрочки) постановления суда.

Так, в соответствии с п. 28 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (с последующими изменениями) отсрочка или рассрочка исполнения судебного решения, применяемая хозяйственным судом по заявлению должника на основании ст. 211 ХПК не влечет впоследствии освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных статьей 366 ГК. В то же время, когда отсрочка или рассрочка исполнения судебного постановления (статья 211 ХПК), предоставлены хозяйственным судом по заявлению взыскателя, проценты не подлежат взысканию с должника, поскольку данный период не является просрочкой должника по исполнению обязательства.

 

Очевидно, что в данном случае Пленум ВХС смешал два понятия.

Во-первых, не приведено никаких доводов и не понятно, почему отсрочка или отсрочка по заявлению должника влечет начисление процентов? Если определение суда меняет материально-правовые отношения сторон, то в действиях должника нет правонарушения – есть лишь право на исполнение определения суда об отсрочке (рассрочке)[2]. Единственный ответ заключается в том, что материально-правовое обязательство, на основании которого было вынесено решение, предусматривает уплату процентов по ст. 366 ГК, и такое обязательство действует в период отсрочки (рассрочки) в полном объеме, и не было изменено определением суда.

Во-вторых, тогда не понятно, почему такое же определение суда, которое не меняет сути материально-правовых отношений, но принятое по заявлению взыскателя, дает возможность говорить об отсутствии просрочки должника по исполнению обязательства? Тот факт, что взыскатель попросил суд не применять к должнику меры по исполнению решения суда, не меняет сути возникших между сторонами взаимоотношений. В период действия рассрочки (отсрочки) должник руководствуется не определением суда, а договором, мировым соглашением или иным обязательством, лежащим в основе постановления суда.

Следовательно, применение ст. 366 ГК в период действия определения суда о рассрочке (отсрочке) исполнения судебного постановления должно быть обусловлено лишь существом материально-правового обязательства, наличие которого подтверждено решением суда. Аналогичным образом можно говорить и о применении норм о неустойке.

 

Буквальное толкование статьи 211 ХПК позволяет сделать еще один принципиальный вывод: рассрочка или отсрочка возможна лишь в отношении уже принятых постановлений судов. Таким образом, об отсрочке (рассрочке) нельзя заявлять на стадии рассмотрения дела по существу. При этом на практике такие ходатайства заявляются и суды их рассматривают по существу, удовлетворяя либо отказывая. В случае удовлетворения подобного ходатайства в резолютивной части судебного решения указывается на какой срок предоставляется отсрочка и/или рассрочка исполнения решения хозяйственного суда.

 

К явным недостаткам ст. 211 ХПК можно отнести то, что она вообще не дает ответа на вопрос об основаниях и возможных сроках предоставления рассрочки (отсрочки) исполнения судебного постановления. Таким образом, разрешение данных вопросов целиком отдаются на откуп суда.

В письме Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 09.04.1999 N 03-24/649 «О разрешении ходатайств об уменьшении неустойки, о рассрочке либо отсрочке исполнения судебных постановлений» рекомендовано осуществлять оценку всех обстоятельств в их совокупности и принимать во внимание не только финансовое состояние должника, но и учитывать степень выполнения обязательства должником; учитывать финансовое состояние кредитора; не допускать ущемления имущественного и всякого иного, заслуживающего внимания, интереса должника (про кредитора почему-то такого не сказано, хотя неисполнение должником своих обязательств ущемляет в первую очередь интересы кредитора).

Отсутствие разумных критериев применительно к основаниям и срокам предоставления рассрочки (отсрочки) исполнения судебного постановления дает основания ставить вопрос о соответствии ст. 211 ХПК Конституции Республики Беларусь.

Так, статья 60 Конституции Республики Беларусь говорит о том, что каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки. Рассрочка (отсрочка) представляет собой отложение защиты нарушенного права на установленный в определении хозяйственного суда срок. Причем для такого отложения могут быть любые основания.

Таким образом, защита нарушенного права переходит из области объективного (возможности принудительно реализовать право на основании действующих норм законодательства) в область субъективного (возможности реализации права только при наличии соответствующего усмотрения суда, которое не связано и – более того – не обусловлено законом).

Отсутствие предусмотренных законом оснований для предоставления отсрочки (рассрочки) подразумевает фактическую невозможность отмены такого определения в порядке апелляционного или кассационного обжалования. Отмена такого определения возможна лишь по формальным основаниям.

Более того, отсутствие оснований для предоставления отсрочки (рассрочки) делает невозможным даже для профессионального юриста определение предмета доказывания и формирование позиции по делу: можно доказывать любые факты и приводить любые доводы – причем как должнику, так и взыскателю.

В соответствии с ч. 2 ст. 211 ХПК вопросы об отсрочке или рассрочке исполнения судебного постановления, об изменении способа и порядка его исполнения решаются в судебном заседании с извещением сторон о времени и месте проведения судебного заседания. Неявка любой из сторон, извещенных надлежащим образом, не препятствует рассмотрению этих вопросов.

 

В данной норме заложена еще одна процессуальная недоработка – нет обязанности суда направлять копию соответствующего заявления (ходатайства) другой стороне.

Конечно, можно обосновать необходимость направления такого документа другой стороне со ссылкой на ч. 3 ст. 19 ХПК, которая устанавливает, что лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. На практике же хозяйственный суд не всегда утруждает себя лишней работой по пересылке соответствующего заявления (ходатайства), полагая, что с ним можно ознакомиться в самом здании суда в рамках изучения материалов исполнительного производства.

Особенно остро взыскатель чувствует ущемление прав, когда заявление должника рассматривается в другом областном центре. Не исключены также ситуации, когда дело было рассмотрено в хозяйственном суде соответствующего областного центра с игнорированием правил договорной подсудности со стороны Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, которое является нормой для дел, подлежащих рассмотрению по соглашению сторон конкретного договора в Хозяйственном суде г. Минска, в том случае, если ответчик находится за пределами Минска[3].

В соответствии с ч. 3 ст. 211 ХПК по результатам рассмотрения вопросов об отсрочке или рассрочке исполнения судебного постановления, об изменении способа и порядка его исполнения хозяйственный суд выносит определение, которое может быть обжаловано в установленном порядке. Содержание такого определения подчиняется общим требованиям, которые установлены ст. 213 ХПК. Так, в определении должны быть указаны мотивы, по которым хозяйственный суд пришел к своим выводам. Между тем, на практике в определении суда обычно указывается часть доводов одной стороны, часть доводов другой стороны (в случае частичного удовлетворения заявления (ходатайства) о предоставлении отсрочки или рассрочки) либо доводы той стороны, в пользу которой выносится определение.

Предоставление отсрочки или рассрочки исполнения судебного постановления влечет за собой возврат исполнительного документа взыскателю на основании ст. 366 ХПК. Если исполнительное производство не было возбуждено, тогда определение о предоставлении отсрочки (рассрочки) является основанием для возвращения исполнительного документа судебным исполнителем без возбуждения исполнительного производства (ст. 359 ХПК). Такой вывод содержится в разъяснении Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 16.08.2006 N 03-30/1598 «О порядке исполнения исполнительного производства в случае предоставления отсрочки или рассрочки исполнения».

Практический интерес представляет вопрос о возможности обращения с заявлением об отмене определения об отсрочке или рассрочке исполнения судебного постановления.

Прямого указания в ХПК по поводу возможности обращения с заявлением об отмене определения об отсрочке или рассрочке исполнения судебного постановления нет. Таким образом, даже если должник не исполняет уже рассроченное решение суда, которого он добивался и в обоснование вынесения которого он приводил доводы, это никак не влияет на последующие периоды рассрочки. Иными словами, добившись рассрочки на основании доводов о том, что в таком случае будет иметься реальная возможность исполнить решение суда, а затем не исполняя такое определение, должник даже не рискует отменой рассрочки на будущие периоды.

 

Кроме того, можно задаться общим вопросом о том, насколько возможность должника в исполнительном производстве получить отсрочку (рассрочку) судебного постановления соответствует соотношению прав, обязанностей и интересов сторон исполнительного производства.

В соответствии с абзацем восьмым части второй статьи 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь, добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, поскольку не установлено иное.

Однако в любом судебном деле при вынесении решения в пользу истца суд устанавливает недобросовестность ответчика – а именно неисполнение либо ненадлежащее исполнение им определенных обязанностей. Более того, отсрочку (рассрочку) исполнения судебного постановления должник обычно просит тогда, когда он судебное постановление добровольно еще не исполнил – то есть опять же допускает недобросовестное поведение.

И в случае удовлетворения судом заявления (ходатайства) должника о предоставлении ему отсрочки (рассрочки) получается ситуация, что суд идет навстречу дважды недобросовестному субъекту и защищает его права, вместо того, чтобы защитить прав взыскателя, которые при удовлетворении иска суд посчитал нарушенными.

Между тем, в соответствии с абзацем пятым части второй статьи 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь, субъекты гражданского права участвуют в гражданских отношениях на равных, равны перед законом, не могут пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону, и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов.

Если кто-то подает иск, то можно смело утверждать о том, что права и законные интересы истца нарушаются со стороны ответчика (это может быть неоплата поставленного товара или оказанных услуг, непоставка товара или невыполнение работ в срок и т.д.). За защитой своих прав истец обращается в хозяйственный суд. Однако вынесение судебного решения в пользу истца при предоставлении ответчику отсрочки (рассрочки) его исполнения не восстанавливает нарушенные права истца, поскольку исполнение по вынесенному решению реально не производится. Истец по вынесенному в его пользу судебному решению ничего не получает.

Поэтому предоставление ответчику отсрочки (рассрочки) исполнения судебного решения еще больше нарушает права и законные интересы истца.

Более того, как показывает практика, заявления (ходатайства) о предоставлении отсрочки (рассрочки) исполнения судебного решения должники подают в большинстве случаев, чтобы затянуть процедуру исполнения. Один из последних случаев из нашей практики хорошо иллюстрирует этот момент.

Одна компания весной-летом 2008 г. поставила другой компании металлопрокат на сумму более 1 миллиарда рублей. В установленный договором срок покупатель товар не оплатил. Поставщик подал заявление о возбуждении приказного производства (т.к. покупатель задолженность признавал, подписав акт сверки расчетов), однако определение о судебном приказе выдано не было (после получения заявления поставщика покупатель перечислил ему 1 миллион рублей и представил в суд возражения по сумме долга, в результате чего суд возвратил поставщику заявление о возбуждении приказного производства, указав на то, что тот имеет право обратиться в суд с исковым заявлением).

Поставщик подал иск, который был хозяйственным судом удовлетворен в марте 2009 г. В конце апреля 2009 г. по заявлению поставщика было возбуждено исполнительное производство в отношении покупателя. В его рамках с покупателя в пользу поставщика ничего взыскано не было (расчетный счет покупателя был пуст, ходовой товар «уходил» со склада по хитрым схемам, оставшийся товар был арестован, однако будучи неликвидным не продавался).

22 мая 2009 г. покупатель подал в хозяйственный суд заявление об отсрочке исполнения решения суда сроком на 6 месяцев. Основным аргументом заявления являлось бедственное финансовое положение предприятия. К заявлению не прилагалось ни одного документа, конкретно подтверждавшего указанные в заявлении сведения.

Поставщик подготовил мотивированный отзыв на заявление об отсрочке, указав там на собственное плохое финансовое положение, длительный период неисполнения покупателем своих обязательств по договору поставки, а также недобросовестное поведение покупателя (в частности, на то, что покупатель своими возражениями по поводу приказного производства сам увеличил сумму своего долга перед поставщиком на 11,2 миллиона рублей (размер госпошлины, уплаченной поставщиком за подачу иска). Кроме того, в отзыве было указано на отсутствие подтверждения сведений, указанных в заявлении покупателя, а также на то, что поставщик за счет собственных средств уплатил НДС по отгруженным покупателю товарам.

 

03 июня 2009 г. состоялось судебное заседание по рассмотрению заявления об отсрочке исполнения судебного решения. Судья, увидев возражения поставщика и приложенные к ним многочисленные документы, после заслушивания представителей сторон перенес заседание на 06 июня, намекнув при этом представителям покупателя на то, что не мешало бы, действительно, представить в суд хоть какие-то документы, подтверждающие изложенные в заявлении факты.

06 июня 2009 г. покупатель представил в суд некоторые документы, которые в большей степени содержали прогнозы развития предприятия, чем подтверждали его бедственное финансовое положение. Несмотря на это, судья частично удовлетворил заявление покупателя и предоставил ему отсрочку исполнения решения хозяйственного суда сроком на два месяца (при этом отсрочка не распространялась на сумму НДС, уплаченного поставщиком за счет собственных средств).

Интересно отметить такой факт. В общем и целом, в рассматриваемом случае два заседания по рассмотрению заявления покупателя о предоставлении ему отсрочки исполнения заняли около двух часов. При этом тот же покупатель подал подобное заявление об отсрочке исполнения судебного решения по другому взыскателю, который не подготовил весомых возражений. Это заявление рассматривалось перед заявлением из описанной нами ситуации. Так вот – рассмотрение там заняло не более 15 минут и результат был тем же самым: отсрочка на два месяца, которая не распространялась на суммы уплаченного НДС.

Получается, что суд в двух различных ситуациях, имея два различных набора доказательств и аргументов сторон, вынес два одинаковых постановления… Спрашивается – в чем здесь заключалась функция суда? В чисто механическом предоставлении отсрочки?.. А в чем тогда заключалась возможность поставщика повлиять на выносимое судебное постановление и была ли такая возможность вообще?

Поставщик обжаловал постановление о предоставлении отсрочки в апелляционном порядке. Однако постановление было оставлено без изменений.

Но вся прелесть ситуации заключалась в том, что еще до истечения срока предоставленной отсрочки покупатель подал заявление о рассрочке исполнения судебного решения сроком на 1 год. На момент написания настоящей статьи это заявление еще не было рассмотрено.


[1] См., например, мнение Паферовой О.А. в ответе на вопрос: Хозяйственным судом утверждено мировое соглашение, которым не предусмотрена рассрочка выполнения обязательства должника. Может ли хозяйственный суд по ходатайству должника рассрочить выполнение обязательства? // КонсультантПлюс Беларусь: Комментарии Законодательства.

[2] Такой вывод сделан в Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2002 № 7565/02 по делу N А60-15842/2001-С2. Суд посчитал, что пени являются мерой ответственности должника и начисляются за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в связи с чем они подлежат взысканию только с того времени, когда истекла предоставленная в судебном порядке рассрочка и отсрочка исполнения ранее принятого судебного акта. На время же рассрочки и отсрочки исполнения решения в задержке уплаты долга должником нет противоправности, в связи с чем, суд обоснованно отказал во взыскании пени за указанный период.

[3] Более подробно об этом см. Илья Латышев. Будет ли работать в Минске правило о договорной подсудности? //

 

27112
Если материал был вам полезен, помогите Юркаталогу рублем!
Есть вопрос по этой теме? Заполните заявку - и мы с вами свяжемся!
Заказать звонок
В формате +375 12 345 67 89
Спасибо!
Ваша заявка успешно отправлена!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.