Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Налоговый инспектор всегда прав? Попытайтесь разобраться

Никто не застрахован от совершения ошибокВопрос лишь в цене, которую за них приходится платить. Если ошибку допускает налоговый орган или суд в отношении лица, против которого начат процесс по делу об административном правонарушении, то дело еще и в желании и умении юридического лица или его руководителя, либо индивидуального предпринимателя реализовать предоставляемые законом возможности защитить свои права и законные интересы. На примере из практики хозяйственного суда Витебской области Алексей Лукашов покажет, как можно эффективно решить эти проблемы, а также ответит на вопросы читателей «Экономической газеты».

 

Процесс пошел 

Во время проведения налоговым органом тематической оперативной проверки на автотрассе остановлена автомашина ООО «Б» (грузополучатель), перевозившая алкогольную и неалкогольную продукцию без соответствующих сопроводительных документов.

Должностным лицом налогового органа составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.17 КоАП, в отношении ООО, а также в отношении директора ООО — об административном правонарушении, предусмотренном подп. 2.10 п. 2 Декрета Президента от 9.09.2005 № 11 «О совершенствовании государственного регулирования производства и оборота алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции и непищевого этилового спирта» (далее — Декрет № 11). Вынесено постановление об аресте всего перевозимого товара на общую сумму 912 тыс. Br.

В соответствии с установленной ПИКоАП подведомственностью дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.17 КоАП, направлено налоговым органом в областной хозяйственный суд, а дело об административном правонарушении, предусмотренном подп. 2.10 п. 2 Декрета № 11, — в общий (районный) суд.

Почему возбуждены два дела и составлены сразу два протокола?

В подп. 2.10 п. 2 Декрета № 11 среди прочих нарушений в качестве административного правонарушения определено перемещение юрлицами по территории Республики Беларусь алкогольных напитков без сопроводительных документов установленного образца. За это нарушение установлена административная ответственность должностных лиц юридических лиц в виде штрафа в размере от 450 до 500 БВ с конфискацией напитков, являющихся предметом правонарушения.

Согласно ч. 4 ст. 12.17 КоАП административным правонарушением признана, в частности, транспортировка товаров в нарушение установленного законодательством порядка (без наличия требуемых в предусмотренных законодательством случаях сопроводительных документов). Субъектом ответственности определено не должностное лицо юрлица, а юридическое лицо(штраф в размере от 30 до 50 БВ с конфискацией товаров независимо от того, в чьей собственности они находятся, или без конфискации).

Поскольку ООО одновременно перевозило как алкогольные напитки, так и другие товары, то составление двух протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных различными законодательными актами, соответствует законодательству об административных правонарушениях.

Получив два протокола, ООО следовало тщательно исследовать фактические обстоятельства перевозки и дать событиям правильную юридическую оценку. Однако директор ООО не стал предпринимать каких-либо мер по выяснению указанных обстоятельств в расчете на то, что суды разберутся в происшедшем.

 

Лучше поздно, чем штраф

Только после того, как районный суд, рассмотрев дело, постановил наложить на ООО штраф в размере 450 БВ (17,75 млн. Br) и конфисковать арестованный товар, директор занялся обстоятельным выяснением происшедшего и возможностей защиты интересов организации.

Выяснилось, что автомашиной ООО перевозилась алкогольная и иная продукция, предназначенная нескольким десяткам грузополучателей, находившимся в различных населенных пунктах в соответствии с договором перевозки между грузополучателем и производителем продукции (грузоотправителем). Последний оформил и передал грузополучателю (ООО) более 40 комплектов ТТН-1, в каждый из которых входили оригиналы накладных в 4 экземплярах и одна их ксерокопия, что соответствует предписаниям п.12 Инструкции по заполнению типовых форм первичных учетных документов ТТН-1 «Товарно-транспортная накладная» и ТН-2 «Товарная накладная», утв. постановлением Минфина от 18.12.2008 № 192.

Водитель получил путевой лист и указанные комплекты ТТН-1, доставил продукцию грузополучателям. При перевозке продукции последнему грузополучателю автомобиль был остановлен налоговым органом. Оригиналов ТТН-1 на перевозимую продукцию при нем не оказалось, копия этой накладной налоговым органом не была принята во внимание. Причиной отсутствия сопроводительных документов явилась невнимательность водителя, оставившего 4 экземпляра накладных вместе с другими документами в одном из предшествующих пунктов разгрузки. Это было подтверждено показаниями работников грузополучателя, у которых по ошибке были оставлены накладные на изъятую налоговым органом продукцию.

Таким образом, у ООО и его директора были основания для защиты своих прав и законных интересов как по линии общих, так и по линии хозяйственных судов. А потому были подготовлены и направлены в суды жалоба на постановление о наложении административного взыскания (в областной суд) и ходатайство о прекращении дела об административном правонарушении (в хозяйственный суд).

Областной суд отменил указанное постановление районного суда и направил дело об административном правонарушении на новое рассмотрение, указав, что нижестоящий суд ошибочно применил административную ответственность по подп. 2.10 п. 2 Декрета № 11 к юридическому лицу (ООО), которое не является субъектом этого правонарушения. Было указано и на иные нарушения, допущенные районным судом. Так, представителю ООО не были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст.4.4 ПИКоАП, директору ООО не было разъяснено право иметь защитника в соответствии со ст. 4.1 ПИКоАП, описательная часть постановления о наложении взыскания противоречит резолютивной части этого постановления и др.

Сразу же вслед за решением областного суда по жалобе на решение районного суда в областном хозяйственном суде состоялось рассмотрение дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.17 КоАП.До начала процесса хозяйственный суд имел возможность изучить ходатайство ООО о прекращении дела об административном правонарушении, которое обосновывало свое требование со ссылкой на разъяснения ВХС, изложенные в письме от 24.11.2008 № 03-30/2530 «О применении положений статьи 8.2 КоАП».

Областной хозяйственный суд, изучив материалы дела и доводы, приведенные в указанном ходатайстве, постановил прекратить дело ввиду малозначительности совершенного административного правонарушения со ссылкой на ст. 8.2 КоАП.В обоснование принятого решения в постановлении хозяйственного суда о прекращении дела об административном правонарушении указано, что перевозка товара была надлежащим образом оформлена ТТН-1, но забыта водителем у одного из получателей товара, количество и стоимость которого незначительна (около 30 тыс.Br), а содеянное ООО не причинило и не могло причинить значительного вреда охраняемым КоАП правам и интересам.

 

Повторение успеха

Окрыленный успехом, достигнутом в областных судах, директор ООО решил не уповать на случай и не пускать на самотек процесс повторного рассмотрения в районном суде дела об административном правонарушении, предусмотренном подп. 2.10 п.2 Декрета № 11.

В этих целях было подготовлено обстоятельное ходатайство о прекращении дела об административном правонарушении. В этом ходатайстве указывалось на следующие обстоятельства, которые, по мнению ООО, следовало принять во внимание при принятии решения по данному делу. В частности, было подчеркнуто, что перевозка алкогольных напитков осуществлялась водителем ООО до предпоследнего пункта доставки с сопроводительными документами установленного образца, и лишь на отрезке пути до последнего пункта доставки – без первых экземпляров ТТН-1, но с их ксерокопией. Нарушение правил перевозки произошло ввиду неосторожной вины в виде небрежности со стороны водителя ООО, за что он привлечен к дисциплинарной ответственности.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного подп. 2.10 п. 2 Декрета № 11, является должностное лицо, однако в протоколе не указано, какие именно действия из изложенных в подп. 2.10 п. 2 Декрета № 11, совершены директором ООО. В действиях последнего не установлено как умышленной, так и неосторожной вины в происшедшем, поскольку им, как и водителем, были соблюдены все правила, установленные законодательством РБ в связи с перемещением алкогольной продукции.

Так, директором приняты меры к тому, чтобы перевозка алкогольной продукции осуществлялась на основании должным образом оформленного путевого листа. С водителем были заключены трудовой договор, предусматривающий его обязанность соблюдать установленный порядок хранения документов, и договор о полной материальной ответственности, согласно которому водитель обязан принимать меры к предотвращению ущерба. К тому же директор не обязан в силу закона сопровождать каждый рейс, следя за тем, чтобы водители добросовестно выполняли свои обязанности.

Наконец, в ходатайстве было указано, что халатное поведение водителя при перевозке алкогольной продукции не находится в причинной связи с действиями директора ООО.

Приведенные доводы в полном объеме приняты во внимание районным судом и по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении он вынес постановление о его прекращении за отсутствием в действиях директора ООО состава административного правонарушения. Этим же постановлением отменен наложенный налоговым органом арест на товар.

Налоговый орган, составивший протокол об административном правонарушении в отношении директора ООО, обжаловал указанное постановление в областной суд. Однако тот полностью поддержал позицию районного суда, жалобу налогового органа оставил без удовлетворения, а постановление о прекращении дела об административном правонарушении – без изменения.

Итак, активная, основанная на законе защита лицом, в отношении которого ведется административный процесс, своих прав и законных интересов имеет шанс на успех. Такая защита должна строиться на внимательном и скрупулезном исследовании обстоятельств дела, а также глубокой проработке правовых аспектов этого дела.

Указанные выше ошибки и нарушения законодательства, допущенные должностными лицами налогового органа и судьей по проанализированным делам об административных правонарушениях, должны наказываться в дисциплинарном порядке. Следует использовать и такое эффективное средство в деле повышения уровня их профессионализма и пресечения обвинительного уклона в деятельности указанных госорганов, как помещение в СМИ информация о привлечении соответствующих должностных лиц к ответственности.

***

Рассмотрим ряд вопросов, возникающих в связи с привлечением субъектов хозяйствования и их должностных лиц к административной ответственности.

 

За склад в ответе его владелец

Директор организации – владельца складских помещений позвонил собственнику имущества, которое хранилось у него на складе, и сообщил, что органы внутренних дел изъяли это имущество, усмотрев в факте его хранения признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.12.17 КоАП«Хранение товаров в нарушение установленного законодательством порядка (без наличия требуемых в предусмотренных законодательством случаях сопроводительных документов, документов, подтверждающих поступление товаров».

Как собственнику вернуть принадлежащее ему имущество и возместить потери, понесенные в связи с этим изъятием?

Собственнику следует, прежде всего, получить у владельца складских помещений копию протокола изъятия имущества или копию протокола об административном правонарушении, в которых должно быть отражено, на каком основании, кем и какое имущество изъято, кому оно передано на ответственное хранение (ч. 3 ст. 8.9 ПИКоАП).

Необходимо выяснить у владельца складских помещений, предъявлял ли он должностным лицам, изъявшим имущество, документы, подтверждающие законность нахождения имущества на складе, или таковые по каким-то причинам в этот момент отсутствовали (например, не было материально ответственного лица, у которого находились эти документы, документы находились не на складе, а в бухгалтерии).

Затем нужно найти и подготовить оригиналы и копии документов, подтверждающих права собственности на изъятое имущество (договор поставки, купли-продажи и др.) и его передачу на ответственное хранение владельцу склада (договор хранения имущества, ТТН на перевозку имущества на склад владельца складских помещений и др.).

Далее следует подготовить жалобу на имя вышестоящего должностного лица, в вышестоящий государственный орган, прокурору или в суд. Право на подачу такой жалобы предусмотрено ст. 7.1 ПИКоАП.

В жалобе необходимо привести доказательства, подтверждающие права собственности на изъятое имущество, и законность действий по его хранению на складе. Жалоба должна заканчиваться просьбой незамедлительного возврата изъятого имущества. К жалобе следует приложить документы, указанные выше.

Жалоба направляется непосредственно лицу или органу, которому она адресована.

В соответствии со ст. 7.3 ПИКоАП жалоба рассматривается с участием обратившегося лица. Его неявка для рассмотрения жалобы не препятствует ее рассмотрению. Должностное лицо, рассматривающее жалобу, обязано в пределах своих полномочий немедленно принять меры по восстановлению нарушенных прав и законных интересов собственника имущества. Результатом рассмотрения жалобы может быть решение о полном или частичном ее удовлетворении с отменой или изменением обжалуемого решения либо об отказе в удовлетворении жалобы.

Если обжалуемыми неправомерными действиями или решениями причинен вред собственнику имущества, ему должно быть разъяснено право на возмещение или устранение вреда и порядок осуществления этого права.

После этого нужно пдготовить претензию о возмещении причиненного вреда в добровольном порядке или исковое заявление в хозяйственный суд о взыскании причиненного ущерба с виновного лица или госоргана.

Вред, причиненный в связи с изъятием имущества собственника, может быть различным. Это и уплаченная собственником пеня за просрочку поставки изъятого товара покупателю этого товара, и транспортные расходы по его транспортировке из места, куда он был помещен после изъятия, и расходы по его ремонту в связи с повреждениями, имевшими место во время его изъятия, и другие документально подтвержденные реальный вред или упущенная выгода (ст. 14 ГК). Виновником причиненного вреда может быть орган, ведущий административный процесс, незаконно изъявший имущество, либо владелец складских помещений, по вине которого органу, ведущему административный процесс, не были представлены соответствующие документы, подтверждающие легальность нахождения имущества на складе.

Если имущество хранилось на складе без соответствующих документов, следует иметь в виду, что санкция ч. 4 ст. 12.17 КоАП предусматривает возможность конфискации этого имущества хозяйственным судом независимо от того, в чьей собственности он находится. Поэтому в целях защиты своих интересов собственник имущества должен позаботиться о направлении в хозяйственный суд ходатайства, в котором привести аргументы, дающие основание суду для неприменения конфискации. Например, указать в ходатайстве на то, что договор о хранении имущества был подготовлен, но не подписан уполномоченным лицом в связи с его смертью; факт передачи имущества на хранение подтверждается распиской владельца складских помещений, но в дальнейшем по вине хранителя отношения по хранению имущества не были оформлены должным образом; конфискация имущества приведет к существенным убыткам для собственника, чреватым угрозой его банкротства.

 

Если лицензия аннулирована

В соответствии с представлением органа финансовых расследований КГК Министерство транспорта и коммуникаций приказом со ссылкой на п.34 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности, утв. Декретом Президента от 14.07.2003 № 17, аннулировало специальное разрешение (лицензия) со дня начала срока ее действия как полученное ЧТУП «И» на основании недостоверных данных.

По результатам внеплановой проверки территориальный орган КГК в акте проверки указал, что ЧТУП с января 2005 г. по май 2010 г. осуществляло деятельность на основании специального разрешения (лицензии), которое, как отмечено, впоследствии аннулировано, получив доход в сумме более 113 млн. Br.

На основании данных этой проверки должностным лицом КГК за осуществление предпринимательской деятельности без необходимой лицензии в отношении ЧТУПсоставлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч1 ст12.7 КоАП, который направлен в хозяйственный суд. Одновременно в отношении директора ЧТУП органом финансовых расследованийц возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч2 ст .233 УК.

Законно ли составление протокола об административном правонарушении в отношении ЧТУП? Как ему поступить в указанной ситуации?

Согласно ч. 1 ст. 12.7 КоАП предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии), когда оно обязательно, влечет административную ответственность, если в этом деянии нет состава преступления. Делая в ч. 1 ст. 12.7 КоАП ссылку на состав преступления, законодатель имеет в виду состав преступления, предусмотренного ст. 233 УК.

Сопоставление названных статей кодексов показывает, что совпадают определения понятия «доход от незаконной предпринимательской деятельности» в примечаниях к ст. 12.7 КоАП и ст. 233 УК. Совпадают и иные признаки описанной в кодексах названной формы незаконной предпринимательской деятельности.

Предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно, как административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.7 КоАП, отличается от преступления, предусмотренного ст. 233 УК, только одним признаком — размером дохода. Если доход превышает 1000 БВ, то такая деятельность является преступлением (ст. 233 УК), если менее или равен 1000 БВ — административным правонарушением (ч. 1 ст. 12.7 КоАП).

В ч. 2 ст. 4.8 КоАП установлено, что юрлицо может нести ответственность только за административные правонарушения, прямо предусмотренные статьями Особенной части КоАП.

В протоколе об административном правонарушении указано, что ЧТУП получило от незаконной предпринимательской деятельности доход в сумме, превышающей 3 200 БВ (расчет производится на день окончания незаконной предпринимательской деятельности). Следовательно, указанная деятельность ЧТУП не подпадает под действие ч. 1 ст. 12.7 КоАП.

Такая деятельность ЧТУП, от лица которого ее осуществлял директор, содержит признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 233 УК, поскольку полученный незаконный доход от этой деятельности имеет особо крупный размер (свыше 2 500 БВ).

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП отсутствие в деянии состава административного правонарушения является обстоятельством, исключающим административный процесс. В силу ч. 2 ст. 11.10 ПИКоАП постановление о прекращении дела об административном правонарушении выносится при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 9.6 ПИКоАП.

Согласно ч. 1 ст. 10.26 ПИКоАП орган, ведущий административный процесс, при окончании подготовки дела об административном правонарушении для рассмотрения обязан был принять решение о прекращении дела об административном правонарушении ввиду наличия одного из обстоятельств, указанных в ст. 9.6 ПИКоАП.

Данное положение ПИКоАП нарушено должностным лицом территориального органа КГК: вместо составления указанного постановления этот орган, ведущий административный процесс, составил протокол об административном правонарушении и направил его вместе с делом об административном правонарушении в суд.

В части 2 ст. 3.32 ПИКоАП предусмотрено, что если при рассмотрении дела об административном правонарушении суд, орган, ведущий административный процесс, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, придут к выводу, что в правонарушении содержатся признаки преступления, они прекращают дело об административном правонарушении и передают материалы этого дела прокурору, органам, уполномоченным осуществлять предварительное следствие и дознание.

Отстаивая свои права и законные интересы, реализуя предоставленное законом право на подачу ходатайств (см. ч. 5 ст. 4.1 ПИКоАП), ЧТУП подготовило развернутое ходатайство, адресовав ее хозяйственному суду, в котором привело указанные выше доводы и просило прекратить дело об административном правонарушении.

В данном случае подача такого ходатайства имеет не только убедительные правовые основания. В основе такого ходатайства лежат и экономические интересы субъекта хозяйствования. Дело в том, что по ч. 1 ст. 12.7 КоАП на юрлицо может быть наложен не только штраф в размере до 500 БВ, но и в качестве дополнительного административного взыскания может быть назначена конфискация дохода, полученного в результате незаконной предпринимательской деятельности, что в данном случае явилось бы нокаутирующим ударом для ЧТУП, повлекло бы его банкротство. Правда, в санкции ч. 1 ст. 12.7 КоАП предусмотрены не только штраф с конфискацией или без конфискации дохода, но и, как альтернатива, – лишение юрлица права заниматься определенной деятельностью. Но и эта мера административного взыскания является достаточно чувствительной.

Поэтому при подаче ходатайства о прекращении дела об административном правонарушении экономический интерес юрлица должен находиться в органическом единстве с правовыми основаниями для постановки вопроса о принятии такого решения.

Рассмотрев данное дело, хозяйственный суд постановил прекратить дело об административном правонарушении в отношении ЧТУП за отсутствием в деянии состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 КоАП.Материалы прекращенного дела переданы прокурору, осуществляющему прокурорский надзор за исполнением закона при производстве предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному органом финансовых расследований.

 

Повернуть конфискацию вспять

При проведении внеплановой тематической проверки налоговый орган изъял мобильные телефоны и составил протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст12.35 КоАП «Нарушение требований законодательства о маркировке товаров контрольными (идентификационными) знаками».

Телефоны, классифицированные при ввозе в республику в таможенных декларациях кодом 8517 12 000, были импортированы юридическим лицом и на них не были нанесены контрольные (идентификационные) знаки.

Имеются ли возможности избежать административной ответственности и вернуть изъятый товар?

При определении того, осуществлять ли трату времени и денег на избежание ответственности и возврат изъятых телефонов, нужно прежде всего провести тщательный юридический анализ ситуации (расходы услуг юристов на это представляются оправданными). Юристам при этом надлежит поставить следующие вопросы.

Не нарушены ли налоговым органом нормы, определяющие основания и порядок проведения внеплановой тематической проверки?

В случае выявления в действиях проверяющих нарушений процедур проведения проверки, надлежит оценить их значимость. Если характер таких нарушений позволит признать проверку и ее результаты незаконными, то принятие положительного решения по этому вопросу может лишь отсрочить грозящие санкции. Проверка будет назначена вновь, но уже с соблюдением необходимых правил. И ее результаты можно будет оспорить только с позиции содержательных, а не процессуальных отступлений от законодательства.

Если такая отсрочка в силу каких-то обстоятельств имеет значение (например, за время, пока будет рассматриваться жалоба, можно будет распродать активы организации, которые бы были использованы на взыскание штрафных санкций), то надлежит подготовить соответствующие документы, направленные на признание проверки незаконной (см., например, п. 22 Указа Президента от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь», ст. 86 НК, ст. 230 ХПК).

Как быть в случае обоснованности выводов, содержащихся в акте проверки?

Если проверяющие не совершили процедурные нарушения или эти нарушения были незначительными, то поставить под сомнение законность проверки невозможно. Остается определить, имеются ли основания оспорить саму оценку налогового органа действий субъекта хозяйствования как административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.35 КоАП. И в зависимости от ответа на этот вопрос определять дальнейшую стратегию действий в отношениях с органом, ведущим административный процесс.

Анализ обоснованности действий налоговых органов по привлечению к административной ответственности по ст. 12.35 КоАП показывает следующее.

В соответствии со ст. 12.35 КоАП хранение, использование в производстве, транспортировка и реализация на территории РБ юрлицом и ИП товаров, подлежащих маркировке контрольными (идентификационными) знаками, без контрольных (идентификационных) знаков либо с нанесенными на них контрольными (идентификационными) знаками в нарушение установленного законодательством порядка в случаях, когда в соответствии с законодательством маркировка товаров является обязательной, влекут наложение штрафа на ИП или юрлицо в размере до 20 БВ с конфискацией товаров независимо от того, в чьей собственности они находятся, или без конфискации.

В силу подп. 2.1 п.2 Указа Президента от 14.09.2004 № 444 «О введении маркировки товаров контрольными (идентификационными) знаками» (далее — Указ № 444) запрещается приобретение, хранение (за исключением хранения товаров их производителями), использование в производстве (за исключением использования товаров их производителями для нужд собственного производства), транспортировка (за исключением транзита и вывоза за пределы РБ) и реализация на территории РБ юрлицами и ИП товаров, указанных в перечне, без нанесения на них контрольных (идентификационных) знаков.

В соответствии с перечнем товаров, подлежащих маркировке контрольными (идентификационными) знаками, утв.постановлением Совмина от 25.06.2007 № 829 (далее — Перечень), мобильные телефоны в потребительской таре (упаковке), за исключением бывших в употреблении, классифицируемые кодом 8517 12 000 0 ТН ВЭД, подлежат маркировке контрольными (идентификационными) знаками.

Согласно единой ТН ВЭД ТС, утв. решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 № 18 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» и вступившей в силу с 1.01.2010 г., телефонные аппараты для сотовых сетей связи или других беспроводных сетей связи также классифицируются кодом 8517 12 000 0.

В подп. 2.3 п. 2 Указа № 444 предусмотрено, что маркировка контрольными (идентификационными) знаками ввозимых на территорию РБ товаров, включенных в Перечень, осуществляется юрлицами – импортерами за пределами республики. Будучи импортером, юрлицо до получения телефонов на территории Республики Беларусь должно было приобрести контрольные (идентификационные) знаки и обеспечить нанесение их на приобретенный товар. Однако оно не сделало ни того, ни другого.

Поскольку установлено, что юрлицо не приобретало контрольные (идентификационные) знаки, бессмысленно доказывать незаконность составления протокола об административном правонарушении, предусмотренного ст. 12.35 КоАП.Этот документ составлен обоснованно и оспаривать такого обвинения в суде нет оснований.

Остается попытаться представить суду доказательства, указывающие на обстоятельства, смягчающие ответственность субъекта хозяйствования, чтобы обосновать положительное решение главного вопроса: о неприменении судом конфискации товара. Такими обстоятельствами могут быть признаны, в частности, ошибки работников правонарушителя при проведении закупки товара, впервые проводившими операции с товаром, подлежащим маркировке указанными знаками, крайне тяжелое финансовое положение юрлица-правонарушителя, осуществленные этим юрлицом затраты на покупку контрольных (идентификационных) знаков в количестве, достаточном для маркировки изъятого товара.

 

Алексей Лукашов, старший юрист ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» (с сентября 2012 года «Raidla Lejins & Norcous»)

6531