Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

Если вам нужна помощь юриста или адвоката, звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Меню

ВИКТОР ЧАЙЧИЦ: Глобальных изменений в 2015 в адвокатуре не планируется

«Для организации бюро необходимо найти помещение, наладить финансовую составляющую. А это все расходы. Поэтому многие из тех, кто говорил, что обязательно уйдет в бюро или будет работать индивидуально, когда Закон предоставил такую возможность, взвесив все за и против, остался в юридической консультации».

О своей профессиональной карьере, о делах, которые ведет, о своем отношении к рекламе юридической помощи адвокатами, о сайте Республиканской коллегии адвокатов, о Законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», о переходе юристов-хозяйственников в адвокатуру, о планах по поводу оставшихся юристов- хозяйственников, о ближайших изменениях в адвокатуре, о делах по назначению, а также о многом другом рассказывает председатель Республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц.

Виктор Чайчиц

Виктор Чайчиц

– Как складывалась Ваша профессиональная судьба до Республиканской коллегии адвокатов?

– Я закончил юридический факультет Белорусского государственного университета. Был стажером тогда еще народного судьи, позже – судьей суда Минского района г. Заславля, именно здесь я впервые увидел работу адвокатов-профессионалов. После судебной практики занимался научной деятельностью – был заведующим отдела общетеоретических проблем организации работы учреждений юстиции НИИ криминалистики и криминологии и судебной экспертизы. Одновременно занимался адвокатской деятельностью. Наиболее запоминающимся в этот период стало то, что нашим отделом были разработаны нормы нагрузки для судей и работников суда, а также личное участие в разработке концепции создания НЦПИ – «Концепции правовой информатизации» 1997-1998 гг.

Позже меня избрали председателем Минской областной коллегии адвокатов, где я проработал более 10 лет. И уже в ноябре 2011 года  меня избрали председателем Республиканской коллегии адвокатов.

– Вы сейчас практикующий адвокат?

– В принципе, да, но, конечно же, больше времени сейчас уходит на выполнение управленческих функций.

– На каких делах специализируетесь?

– Я занимаюсь разными делами, но больше всего экономическими. Даже если это уголовные или гражданские дела, то они связаны с экономикой. По этим делам адвокату есть, где проявить себя. Именно по этим делам адвокат может помочь разобраться, если это уголовное дело, и следователю, потому что там очень много сложных вопросов, и суду. И именно по этим делам видно, как адвокат работает, какая от него есть конкретная помощь.

– А что касается других специализаций?

– Наверное, если появится необходимость, буду разбираться и с другими делами.

Но сейчас я и сам этого придерживаюсь, и адвокатов настраиваю, чтобы они не хватались за все дела. Если, допустим, по брачно-семейным делам у нас есть адвокаты, которые работают в бюро «Право и семейная медиация», и они эту работу делают гораздо лучше других, то зачем мне браться за такие дела.

– Вы продвигаете медиацию…

– Медиацию мы продвигаем очень серьезно. Если сравнить с другими странами, то у нас медиация развивается быстрыми шагами.

Сам в дальнейшем хочу получить свидетельство медиатора. Для чего прошел курсы медиаторов в Киево-Могилянской академии. В ближайшее время собираюсь закончить обучение в нашем Центре медиации при Союзе юристов. В дальнейшем, думаю, буду работать именно как адвокат-медиатор.

– Как привлекаете клиентов?

– Если честно, я специально не привлекаю клиентов. Стараюсь по каждому делу работать добросовестно, и клиенты находят меня самостоятельно.

Вообще, если адвокат участвовал по какому-то делу и нормально себя проявил, то обязательно люди, которым он помог, расскажут об этом другим.

Административная работа занимает практически все время, поэтому дел у меня не так уж и много.

Вообще, я сторонник работы адвокатов в команде. Особенно по серьезным делам. Поэтому стараюсь работать с кем-то – вместе мы вырабатываем стратегические направления, обсуждаем какие-то вопросы. Иногда и адвокаты, зная по каким делам я специализируюсь, обращаются с предложением поработать вместе.

Если говорить в целом о привлечении клиентов, то я настоятельно рекомендую особенно молодым адвокатам заявлять о себе всеми возможными законными способами. И прежде всего выступать в СМИ. Уже доказано практикой: если начинающий адвокат, даже в небольшом районном центре, написал какую-то интересную статью, например, о разделе наследственного имущества или о каком-то земельном споре, то обязательно к этому адвокату придут люди. Ничего нового здесь нет.

– Как Вы относитесь к прямой рекламе адвокатами своих услуг?

– А что относится к прямой рекламе?

– Адвокат такой-то, предоставляю услуги по таким-то вопросам…

– Начнем с того, что адвокаты не предоставляют услуги. Они оказывают юридическую помощь. Мы к этому относимся очень принципиально.

Адвоката нельзя сравнивать с предпринимателем. Для адвоката первостепенным является оказание юридической помощи, а не извлечение прибыли. Мы приветствуем тех людей, которым интересна сама по себе адвокатская деятельность, которые идут в адвокатуру не только чтобы заработать деньги. Хотя, само собой разумеется, пока имеются денежные знаки, хочешь не хочешь, ты должен работать за гонорар.

Но не всегда помощь адвоката оплачиваема. Адвокат может долго учиться какому-то новому направлению или оказывать юридическую помощь бесплатно либо почти бесплатно. Только иногда у него может появиться хороший клиент, который заплатит достойный гонорар, но это чаще исключение, чем правило. У людей же возникает впечатление, что адвокаты зарабатывают большие деньги.

Что касается рекламы, то мы положительно к этому относимся. Главное, чтобы адвокат, говоря о себе, не унижал, не оскорблял коллег. Все должно быть корректно. Мы за этим очень серьезно смотрим. Не допустима реклама, где юристы говорят, что они самые лучшие, самые передовые.

Наша вся реклама сегодня направлена на то, чтобы донести до человека, что чем раньше он обратится за юридической помощью, тем меньше у него проблем будет в дальнейшем. Ведь проблемы чаще всего возникают из-за незнания закона. Особенно это касается экономических дел. Это беда общества. Например, компания не отследила какие-то изменения таможенного или налогового законодательства. А потом должностное лицо этой компании привлекают к ответственности. С одной стороны, вроде бы торжество закона, а с другой – страдает не только должностное лицо, на которое возложена обязанность за всем этим делом следить, но и те люди, которые работают на этом предприятии. И далеко не факт, что государство и общество выигрывает от того, что должностное лицо привлекают к ответственности или к субъекту хозяйствования применяют штрафные санкции, которые невозможно оплатить, и компания вынуждена банкротиться. В результате люди остаются без работы, а государство – без постоянных налогов.

– А раньше была запрещена реклама юридической помощи…

– Корректная реклама никогда не была запрещена. Другое дело раньше адвокату нельзя было говорить исключительно о себе. Раньше это делалось коллективно – мол, юридическая консультация специализируется по таким-то вопросам, работают такие-то люди.

Сейчас мы работаем по новому Закону «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и такого запрета нет. Мы наоборот призываем адвокатов, чтобы они о себе больше говорили.

Но если раньше была критика, что запрещают где-то рекламироваться, то сейчас, когда это стало разрешено, далеко не все адвокаты начали писать статьи в СМИ и рекламировать себя как профессионалов по тому или иному направлению.

– Насколько успешно функционирует сайт Республиканской коллегии адвокатов?

– Очень даже успешно. Мы много этому придаем значения и внимания. И на сегодня не меньше двух тысяч человек в день посещает наш сайт. Он востребован. О нем хорошо отзываются наши коллеги, в том числе за рубежом.

Мы на сайте РКА размещаем новости адвокатуры, где рассказываем о каких-то важных событиях в жизни адвокатуры. Очень интересную рубрику  ввели:  «онлайн–консультация адвоката» – через сайт РКА отвечаем на вопросы граждан. Конечно, полно ответить на все вопросы невозможно. Но в любом случае, если человек задает вопрос и ему даже краткий совет на сайте размещают, то он понимает, что его дело не безнадежно.

Многие адвокаты открыли на сайте свои блоги, в которых размещают актуальную информацию, рекомендации для граждан, разъясняют законодательство.

Кроме того, на нашем сайте можно познакомиться с историей белорусской адвокатуры в разделе «Виртуальный музей».

На сайте мы размещаем и электронную версию своего журнала «Адвокат», который начали выпускать в прошлом году. Также в рубрике «СМИ об адвокатах» можно увидеть, в каких изданиях и с какими вопросами выступают наши адвокаты.

Конечно, сайт будет развиваться, совершенствоваться и дальше.

– Были ли достигнуты цели, которые ставились перед принятием Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»?

– Достигаются. Перед принятием Закона одна из главных целей была объединить юристов, которые работают в судах. Статус юриста-хозяйственника, юриста-лицензиата даже мешал нашим коллегам где-то проявлять себя, где-то общаться со своими зарубежными коллегами. Ведь везде, кроме Польши, юридическую помощь оказывают исключительно адвокаты. И когда наши юристы-хозяйственники, юристы-лицензиаты стали адвокатами, то, конечно, их статус поднялся.

Другой момент. Многие говорили, что когда произойдет объединение, субъекты хозяйствования, которые привыкли работать с юристами как бизнесменами, лишатся возможности получать квалифицированную юридическую помощь. Ничего подобного. Сегодня бывшие юристы-хозяйственники создали кто адвокатское бюро, кто стал заниматься адвокатской деятельностью индивидуально. Некоторые даже перешли в юридическую консультацию. И они по-прежнему оказывают юридическую помощь.

Еще была цель – дать адвокатам возможность работать в разных формах адвокатских образований. Сегодня каждый адвокат может работать или в юридической консультации, или в бюро, или индивидуально. Правда, чтобы работать индивидуально или в качестве партнера в адвокатском бюро, у адвоката должен быть стаж не менее трех лет.

Кроме того,  в соответствии со ст. 29 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», решение адвоката об осуществлении адвокатской деятельности индивидуально либо решение адвокатов об учреждении адвокатского бюро на территории определенной административно-территориальной или территориальной единицы подлежат согласованию с советом территориальной коллегии адвокатов. В согласовании может быть отказано, если такое решение будет препятствовать обеспечению доступности на соответствующей территории юридической помощи по уголовным делам по назначению через территориальную коллегию адвокатов по требованию органа, ведущего уголовный процесс, либо противоречить иным требованиям настоящего Закона.

Важно, что адвокаты сегодня самостоятельно определяют размер взносов на содержание территориальной коллегии, Республиканской коллегии. Можно сказать, что определяют взносы на развитие адвокатуры. Не скажу, что этот вопрос очень легко решается. Иногда адвокаты считают, что можно взносы на содержание органов адвокатского управления, на развитие адвокатуры не отчислять. Но в то же время хотят, и чтобы реклама была, и чтобы кто-то из адвокатов на общественных началах работал над законопроектами, которые были бы интересны именно для адвоката как для защитника или как для представителя стороны.

– Не произошло так, что лучшие адвокаты из юридических консультаций ушли в бюро или в одиночное плавание?

– Для органов адвокатского самоуправления, для адвокатуры, для граждан не имеет значения, где адвокат работает – в бюро или в юридической консультации. Главным остается качество работы, а не место. Ему одинаково важное значение отводится в любой форме осуществления адвокатской деятельности.

Отдельные адвокаты действительно ушли из юридических консультаций. Но нельзя сказать, что все лучшие ушли в бюро. Бюро образовывали, как правило, юристы-хозяйственники, которые привыкли работать командой. И им вливаться в юридическую консультацию сейчас было не совсем с руки, потому что их команды были, как треть или четвертая часть всей юридической консультации. Да и сложно найти такую юридическую консультацию, где бы они смогли работать все вместе. У них было помещение, у них была команда – они оставались работать в бюро.

Адвокаты, которые работали в юридических консультациях, не побежали тут же в бюро. Потому что для организации бюро необходимо найти помещение, наладить финансовую составляющую, принять на работу бухгалтера. Надо, чтобы был секретарь, который мог бы отвечать на звонки. А это все расходы. Поэтому многие из тех, кто говорил, что обязательно уйдет в бюро или будет работать индивидуально, когда Закон предоставил такую возможность, взвесив все за и против, остался в юридических консультациях.

Сейчас тебя никто не держит – иди и работай. Но! Все это находится под таким положительным контролем со стороны советов территориальной коллегии адвокатов – именно они дают добро, чтобы адвокат вышел из юридической консультации и работал самостоятельно. Запретов как таковых нет. Единственное, территориальные коллегии имеют право отказать человеку в разрешении работать индивидуально и заниматься каким-то исключительно своим направлением без оказания юридической помощи гражданам в конкретном регионе, в том числе и по делам по назначению, по бесплатной юридической помощи. Но таких случаев, чтобы кому-то запретили переходить в бюро, не было.

– Можно ли говорить о каких-то новшествах, которые привнесли с собой юристы-хозяйственники, перейдя в адвокатуру?

– Прежде всего специализацию. Те юристы-хозяйственники, которые пришли из серьезных юридических фирм, по-прежнему специализируются по каким-то конкретным делам. И у них есть чему поучиться – как они организовывают свою командную работу. Там присутствует и взаимовыручка, и быстрое разрешение каких-то вопросов и для юридического лица, и для субъекта хозяйствования. Этот командный стиль, специализация у адвокатов из юристов-хозяйственников намного в целом лучше, чем у других адвокатов.

Хотя те адвокаты, которые работали в специализированной юридической консультации долгое время, не уступают адвокатам из юристов-хозяйственников. Но таких адвокатов не так много.

В целом адвокатура и общество выиграло от перехода юристов-хозяйственников в адвокатуру – стало больше узких специалистов, которые досконально знают тот или иной вопрос. Сейчас у нас есть адвокаты, которые специализируются, к примеру, на делах о банкротстве, на налоговом законодательстве. И, если клиенту нужно очень быстро принимать решения и подготовить какие-то документы, конечно, эти адвокаты гораздо эффективнее и качественнее окажут юридическую помощь, чем адвокат, который не специализируется по этим вопросам.

– Каково сейчас соотношение по Республике адвокатов и хозяйственников?

– На 1 января 2015 года у нас 1895 адвокатов. А сколько осталось юристов-хозяйственников, мы не подсчитывали. Нас это не интересовало. Они остались за нами или помимо нас.

Сейчас Министерство юстиции по-прежнему выдает свидетельство юриста, которое позволяет заниматься юридической деятельностью, но без права представлять интересы в судах. И учитывая, что оно стало выдаваться только по заявительному принципу, без экзамена, сейчас юристов, которые имеют это свидетельство, уже тысячи.

Сегодня многие юристы, которые получают эти свидетельства, никогда по ним не работают и занимаются другими вопросами. Наверное, это неправильно. Ведь если они вдруг попытаются вести какие-то юридические дела и давать консультации, то в большинстве случаев ничего хорошего из этого не получится. Чтобы быть юристом, который оказывает юридическую помощь, надо постоянно работать в этом направлении, постоянно работать над собой.

– Но много юристов-хозяйственников не перешло в адвокатуру. У кого-то формально есть и адвокатское бюро, и юридическая фирма.

– Есть такие случаи. Законом не запрещено, чтобы адвокаты бюро были еще и учредителями юридических фирм. Мы не приветствуем, конечно, но законом это не запрещено. Главное, чтобы это не мешало заниматься адвокатской деятельностью, не вводило людей в заблуждение. Чтобы те лица, которые остались учредителями той или иной юридической фирмы, не превратили адвокатскую деятельность в ремесло. Чтобы они не бросили тень на нашу профессию и представляли ее только с лучшей стороны.

Что касается юристов-лицензиатов, которые остались и не перешли в адвокатуру, то они больше занимаются бизнесом, чем оказывают гражданам и субъектам хозяйствования юридическую помощь. И если востребованы, то на здоровье. У нас все больше направлено на оказание юридической помощи.

– Ходят слухи, что всех хозяйственников хотят перевести в адвокатуру. Правда?

– Слухи на то и слухи. Сегодня никакой необходимости в этом нет. Если кто-то хочет работать простым юристом, то как ему запретить? Он будет работать.

Другой вопрос, может быть, эти слухи кто-то из юристов-хозяйственников с выгодой для себя распускает, что вот его переведут в адвокатуру. У нас нет такой необходимости.

Желающих сегодня прийти в адвокатуру и не только из юристов-хозяйственников, а из других институтов предостаточно. Особенно, что касается города Минска и областных центров. Поэтому мы в этом направлении даже и не рассматриваем вопрос и ни в коем случае не предлагаем, чтобы всех хозяйственников, кто занимается каким-то, если можно так выразиться, юридическим бизнесом, перевести обязательно в адвокаты. Занимается он не совсем юридической работой – пусть и занимается. Там, кроме юридического бизнеса, есть наверняка и другое чисто коммерческое направление. А нам это не подходит.

– Какие изменения вообще ожидаются в адвокатуре? Что и когда планируется?

– На 2015 год запланированы изменения в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Но глобальных изменений не будет. Единственное, есть моменты, которые в самом Законе требуют шлифовки. Поэтому будет такое «косметическое» ретуширование, которое устранит какие-то неточности и то, что мешает сейчас всем одинаково понимать Закон.

Есть вопросы с ответами на запросы адвокатов: по дисциплинарной практике и по тому, кто возбуждает дисциплинарное производство, кто его рассматривает, есть какие-то вопросы по определению – кто должен и каким образом решать вопросы со взносами на развитие адвокатуры,  территориальной коллегии и Республиканской коллегии.

– Планируется как-то изменить подход к делам по назначению, за которые государство платит адвокатам?

– Не планируется. По крайней мере, мне это не известно. А что тут можно изменить? Считаю, что у нас самая правильная система – юридическую помощь по делам по назначению оказывают все адвокаты и во всех регионах.

Во многих странах пошли немного по другому пути. Там были созданы центры по оказанию бесплатной юридической помощи, которые оснастили по последнему слову техники. Например, в Украине за счет европейских денег. И они хвастались, какой у них центр, что он оказывает бесплатную юридическую помощь нуждающимся. Но в той же Украине люди, которые работают в этом центре, признались, что помощь там оказывается не всем, а только отдельной категории людей и то в Киеве или, в лучшем случае, в других областных центрах.

У нас же сегодня каждый нуждающийся, если имеет на это право, в самом отдаленном уголке получит обязательно бесплатную юридическую помощь по делам по назначению за счет тех юридических консультаций, которые находятся в районных центрах. Мы решили вместо того, чтобы вкладывать деньги в создание этих центров, отдать их адвокатам, которые реально оказывают эту юридическую помощь. И что интересно, большинство адвокатов в странах, которые имеют подобные центры, согласились, что наше решение эффективнее и полезнее для граждан.

Ведь этот центр не в состоянии оказать юридическую помощь всем. Пусть у нас и не такая большая страна. Например, создали бы мы такой центр в Минске и в нем работало 100 человек. А понадобилось бы оказать юрпомощь в Наровле Гомельской области – доехать туда только полдня займет. А если эту юридическую помощь надо оказывать не один день, если это уголовное дело? Как адвокат центра будет оказывать эту помощь ? Если он будет из Минска, то большие и командировочные расходы и другие неудобства. В то время как можно за значительно меньшие деньги оказать эту юридическую помощь силами юридической консультации конкретного района. А если там адвокат будет занят, то силами близлежащего района. Поэтому этот метод наиболее эффективен.

– Каким Вы видите будущее белорусской адвокатуры, и что планируется сделать, чтобы институт адвокатуры успешно развивался и дальше?

– Одна из важнейших задач, над которой мы работаем постоянно – добиться, чтобы люди обращались к адвокату не после возникновения проблемы, а профилактически – до возникновения юридических неприятностей.

Очень хочется, чтобы общество в целом меняло свое отношение к адвокату, который, безусловно, будет защищать человека в суде. Но который во многом может защитить человека от того, чтобы оказаться в суде.

Необходимо менять к адвокату отношение следователя, судьи, которые должны понять и увидеть в нем не только соперника в процессе, а помощника, партнера в установлении истины по делу.

Еще бы очень хотелось в перспективе построить Дом адвокатуры, где будет организована постоянная учеба адвокатов, курсы повышения квалификации и профессионального мастерства.

 

Беседовала Анастасия КУЗЬМИНА, «Юркаталог»

5690
Если материал был вам полезен, помогите Юркаталогу рублем!
Есть вопрос по этой теме? Заполните заявку - и мы с вами свяжемся!
Заказать звонок
В формате +375 12 345 67 89
Спасибо!
Ваша заявка успешно отправлена!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.