Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Можно ли взыскать неосновательное обогащение, если не доказан факт оказания услуг

ИП оказал юридическому лицу консультационные услуги. Юрлицо подписало акт и по акту же эти услуги оплатило. Спустя время юрлицо пошло в банкротство и антикризисный управляющий подал иск к ИП на взыскание полученных за услуги денег на том основании, что … услуги не были оказаны.

Какие судебные постановления были приняты по этому делу, читайте в настоящей статье.Согласно п. 1 ст. 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 ГК.

Рассмотрим пример из судебной практики о взыскании неосновательного обогащения.

 

Экономическим судом были удовлетворены исковые требования ООО «Т» к ИП А. о взыскании неосновательного обогащения. Судами апелляционной и кассационной инстанций решение было оставлено без изменения, а жалобы ответчика – без удовлетворения.

В обоснование поданного иска истец указал, что 31.12.2013 им на расчетный счет ответчика были перечислены денежные средства за услуги менеджмента, мониторинга, консультирования, по проведению комплексной оценки трудового процесса в рамках выполнения договорных обязательств по договору об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013. Вместе с тем, фактически услуги оказаны не были, акты оказанных услуг истцом не подписывались.

В ходе судебного разбирательства сторонами договор оказания маркетинговых услуг от 04.11.2013 представлен не был.

Согласно предоставленному в оригинале ответчиком акту сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 к договору об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013 ответчик (исполнитель) оказал, а истец (заказчик) принял следующие маркетинговые услуги: менеджмент, анализ деятельности заказчика; исследование конъюнктуры рынка и выявление общественного мнения; мониторинг рынка, продукции, конкурентов; проведение мероприятий по заданию заказчика; маркетинговые услуги; организация, подготовка и ведение проектов заказчика; консультирование заказчика по вопросам, связанным с осуществлением деятельности и пр.

В акте от 11.12.2013 также указано, что результаты оказанных услуг переданы исполнителем заказчику в электронном виде, через электронную почту, посредством электронных носителей и в устной форме.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля директор истца пояснил, что учиненная от его имени на акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 к договору об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013 подпись им не выполнялась, указанный договор он от имени истца с ответчиком не заключал, указаний на осуществление маркетинговых услуг ответчику не давал, результаты работ не принимал. Свидетель не отрицал, что встречался с ответчиком в офисе ООО «Т», при этом указал, что для истца ответчиком услуги не оказывались, они могли оказываться по поручению учредителей ООО «Т», что не свидетельствует об оказании услуг ООО «Т».

В судебном заседании ответчик по обстоятельствам подписания акта сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 пояснил, что лично не присутствовал при подписании акта, указанный акт ему передали подписанным из бухгалтерии ООО «Т». Также ответчик пояснил, что задания поступали в устной форме, при этом могли исходить от учредителей ООО «Т».

Таким образом, истец, ссылаясь на ст. 971 ГК, просил суд взыскать с ответчика денежные средства, перечисленные на его расчетный счет 31.12.2013, в качестве неосновательного обогащения.

 

Позиция ответчика строилась на следующих доводах.

Исходя из положений п. 1 ст. 971 ГК и основываясь на общем принципе доказывания, предусмотренном ст. 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), истец должен доказать в том числе факт приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за его счет при отсутствии правовых оснований.

В силу ч. 1 п. 1 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Согласно ч. 2 п. 1 ст. 402 ГК существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с п. 1 ст. 733 ГК по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

К существенным условиям договора возмездного оказания услуг, исходя из положений ст.ст. 733, 735 и 737 ГК, относятся предмет договора и цена услуг.

Предметом договора возмездного оказания услуг являются определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

В акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 перечислены конкретные услуги, которые ответчик оказал истцу, а также указана их стоимость. В судебном заседании ответчик дал подробные пояснения, какие конкретно мероприятия были им выполнены и дал расшифровку услугам, указанным в акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013. Кроме того, истец осуществил оплату, во-первых, ровно той суммы, которая была указана в акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013, во-вторых, после подписания акта сдачи-приема оказанных услуг, в-третьих, с назначением платежа «за услуги менеджмента, мониторинга, консультирования, по проведению комплексной оценки трудового процесса в рамках выполнения договорных обязательств по договору об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013».

Несмотря на отсутствие у обеих сторон договора об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013, акт сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013, содержащий все существенные условия договора оказания услуг, и платежное поручение об оплате оказанных услуг, свидетельствуют о наличии договорных отношений между сторонами, и, следовательно, невозможности взыскания с ответчика неосновательного обогащения.

В силу п. 2 ст. 30 Налогового кодекса Республики Беларусь услугой признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности. Таким образом, единственным доказательством факта оказания услуги в некоторых случаях может являться только акт сдачи-приема оказанных услуг.

Отсутствие у ответчика по истечении более 2,5 лет письменных отчетов об оказанных услугах, а также документов, подтверждающих их передачу истцу, не может быть доказательством того, что услуги фактически не оказывались.

Кроме того, ответчик не обязан был передавать результаты оказанных услуг в письменной форме. Акт сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 допускает передачу результатов работ в электронном виде, через электронную почту, посредством электронных носителей и в устной форме. Ввиду объективных причин электронные письма и документы могут также не сохраниться у ответчика по пришествию такого длительного времени.

Тем не менее, ответчиком в судебное заседание были предоставлены образцы документов, разработанных им для истца, а также копии данных документов, оформленных истцом по разработанным для него образцам, что также подтверждает факт оказания ответчиком услуг истцу.

В ходе рассмотрения дела ответчиком были предоставлены договоры оказания услуг и акты сдачи-приема оказанных услуг, оформленные им с другими заказчиками, как подтверждение того, что оказание подобных услуг входило в сферу деятельности ответчика и услуги оказывались им различным субъектам на протяжении нескольких лет.

Ответчик в судебном заседании также пояснил, что задания истец давал устно, что не противоречит ст. 733 ГК, которая не содержит требований, предъявляемых к форме задания. Кроме того, с момента подписания акта приема-передачи оказанных услуг от 11.12.2013 и перечисления 31.12.2013 денежных средств истец ни разу не заявлял претензий ответчику о том, что услуги, указанные в акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013, не оказывались, и что денежные средства, перечисленные 31.12.2013, подлежат возврату.

Несмотря на то, что в судебном заседании подлинность подписи директора истца на акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 была поставлена им под сомнение, истец не заявлял ходатайства о подложности акта сдачи-приема оказанных услуг в порядке, предусмотренном ст. 105 ХПК. По мнению ответчика, без назначения экспертизы, основываясь лишь на показаниях бывшего руководителя истца, нельзя установить тот факт, что акт сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 был подписан не руководителем истца, а иным лицом. В связи с тем, что экспертиза не назначалась, а также учитывая, что пояснения свидетеля были даны об обстоятельствах, имевших место значительное время назад – в ноябре-декабре 2013 года, они должны были быть восприняты критически.

Более того, при оценке показаний свидетеля также следовало принять во внимание тот факт, что он является заинтересованным в исходе дела лицом. ООО «Т» в момент подачи иска находилось в процедуре банкротстве, поэтому в случае удовлетворения заявленных исковых требований, истец смог мы уменьшить свою задолженность перед кредиторами за счет взысканных денежных средств и, следовательно, уменьшить сумму, которая в последующем вероятнее всего, была бы заявлена ко взысканию со свидетеля как руководителя должника в порядке привлечения его к субсидиарной ответственности по обязательствам истца.

Согласно показаниям свидетеля услуги могли оказываться по поручению учредителя истца. Однако тот факт, что акт сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 подписан руководителем истца свидетельствует о том, что данные услуги оказывались именно истцу и по его поручению, а не по поручению учредителя истца. Кроме того, с учетом того, что ответчик не являлся работником ООО «Т», его посещение истца не могло быть обусловлено ничем иным, как наличием определенных взаимоотношений с данным юридическим лицом в рамках оказываемых услуг.

Таким образом, ввиду того, что между сторонами имеются договорные отношения и неоспоренный акт сдачи-приема оказанных услуг, подписанный сторонами, а свидетельские показания нельзя считать бесспорным доказательством, ответчик просил в иске отказать.

 

Экономические суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, вынося решение (постановления) в пользу истца, исходили из следующего.

1. Договор об оказании маркетинговых услуг от 04.11.2013, во исполнение которого подписан акт сдачи-приема от 11.12.2013, суду представлен не был. Опрошенный в судебном заседании свидетель факты заключения договора, подписания акта сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013, а также дачу указаний и поручений ответчику не подтвердил.

 2. Достоверных и достаточных доказательств оказания услуг, передачи результата этих услуг, получения от заказчика заданий и поручений, определяющих конкретный объем и вид услуг, не представлено.

Поскольку в акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 было указано, что результаты оказанных услуг переданы исполнителем заказчику в электронном виде, через электронную почту, посредством электронных носителей и в устной форме, то указание на отсутствие результатов оказанных услуг при возможности предоставления как минимум факта передачи результатов оказанных услуг подтверждает то, что услуги, несмотря на подписанный акт сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013, не оказывались.

Довод ответчика о том, что обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о неоказании услуг, возлагается на истца, суд признал несостоятельным. Наличие подписанного акта сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 при отсутствии иных доказательств, подтверждающих непосредственное оказание услуг, не подтверждает сам факт оказания таких услуг.

3. Даже если ответчик выполнял поручения учредителей ООО «Т», которые не являются исполнительным органом общества, это не может служить доказательством оказания услуг самому обществу.

4. Доводы о согласовании в акте сдачи-приема оказанных услуг от 11.12.2013 всех существенных условий договора возмездного оказания услуг безосновательны. Согласно п. 1 ст. 733 ГК по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Установлено, что задание отсутствует, а перечень услуг в акте содержит лишь общие формулировки.

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что полученная ответчиком от истца денежная сумма ввиду недоказанности оказания услуг для истца является неосновательным обогащением.

 

Таким образом, факт оказания любых услуг может быть поставлен под сомнение, а наличие подписанного обеими сторонами акта об их оказании не является достаточным доказательством того, что услуги в действительности были оказаны.

Стоит отметить, что такие дела, как описано выше, встречаются в судебной практике не редко. В другом деле суд также удовлетворил требования истца о взыскании неосновательного обогащения, полагаясь на свидетельские показания, несмотря на наличие у ответчика результата оказанных услуг (разработанный дизайн упаковки) и подписанного обеими сторонами акта приема-передачи оказанных услуг.

По нашему мнению, такая судебная практика может порождать недобросовестное поведение со стороны заказчика услуг. В случае наличия у исполнителя только подписанного обеими сторонами акта приема-передачи оказанных услуг, и отсутствия по каким бы то ни было причинам договора (утерян, не вернулся от заказчика в подписанном виде), письменных заданий, отчетов или иных письменных доказательств оказания услуг, всегда есть риск того, что заказчик в течение установленного срока исковой давности обратится в суд с иском о взыскании оплаченных за оказанные услуги денежных средств в качестве неосновательного обогащения.

В связи с изложенным, при оказании услуг исполнителю необходимо быть более предусмотрительным и всегда оформлять все задания и отчеты письменно, причем как можно подробнее описывать все оказанные услуги, а также хранить все документы в течение срока исковой давности.

 

Мария Галич, старший юрист ООО «Юридическая компания «ВЕРДИКТ«

Наталия Плохотская, адвокат Адвокатского бюро «ВЕРДИКТ»

1303