Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Загружай «согласно купленным билетам» или возмести экспедитору убытки

В  соответствии с ч. 1 ст. 755 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее ГК) по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента — грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Согласно ст. 25 Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 N 124-З  «О транспортно-экспедиционной деятельности»  экспедитор обязан:

исполнять принятые по договору транспортной экспедиции обязанности в интересах клиента;

точно следовать указаниям клиента, за исключением случая, когда договором транспортной экспедиции предусмотрено, что экспедитор вправе отступить от этих указаний в интересах клиента. Если экспедитор не мог предварительно запросить клиента о даче согласия на отступление от его указаний либо не получил в разумный срок ответа на свой запрос, он обязан уведомить клиента о допущенном отступлении от его указаний по договору транспортной экспедиции, как только это станет возможным;

незамедлительно информировать клиента о невозможности полного или частичного исполнения своих обязанностей по договору транспортной экспедиции по независящим от него причинам;

в случае представления клиентом неполной информации запросить у него дополнительную информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки и иную информацию, необходимую для надлежащего исполнения договора транспортной экспедиции.

Экспедитор должен исполнять иные обязанности, предусмотренные законодательством Республики Беларусь или договором транспортной экспедиции.

Однако, на практике, возникают ситуации, когда клиент и экспедитор по-разному трактуют нормы указанной статьи. Клиент, не задумываясь о последствиях, сам нарушает договорные обязательства по договору транспортной экспедиции и при этом полагает, что экспедитор должен точно следовать его указаниям, даже если это противоречит интересам клиента.

Это ошибочное мнение приводит к спорам между сторонами.

Один из таких споров был рассмотрен недавно хозяйственным судом.

Между ЧУП «Т» (экспедитором) и ОАО «С» (клиентом) был заключен договор транспортно-экспедиционного обслуживания (далее – ТЭО) грузов от  12.07.2012 (далее – Договор), согласно которому экспедитор осуществляет ТЭО грузов клиента по согласованной стоимости за счет и по заявке последнего.

В соответствии с условиями Договора стоимость, перечень и условия оказания услуг согласовываются сторонами в поручениях на осуществление ТЭО.

Согласно поручению на транспортно-экспедиционное обслуживание, подписанному сторонами, груз должен перевозиться в крытом вагоне общего парка.

В нарушение указанного условия клиент 24.07.2012 отправил груз в вагоне, собственником которого является ООО «УМ», Украина.

Клиент по условиям договора обязан был в течение 48 часов с момента отгрузки направить экспедитору  полную и точную отгрузочную информацию с обязательным указанием: номеров вагонов/контейнеров, железнодорожных накладных и фактической загрузки вагонов и/или направить по факсу копии железнодорожных накладных, ведомостей.

В нарушение указанного условия соответствующую информацию клиент не сообщил, а экспедитор получил эту информацию от начальника станции отгрузки, когда груз находился на таможенной границе.

В связи с указанными нарушениями у экспедитора возникла невозможность надлежащего исполнения Договора на согласованных сторонами условиях.

Действуя в интересах клиента, с целью максимального уменьшения дополнительных затрат и своевременности доставки груза, экспедитор заключил Договор  с ООО «УМ» на предоставление вагона, уже загруженного и используемого клиентом. В связи с этим, сверх согласованной и уплаченной суммы, экспедитор  понес дополнительные затраты.

Претензий к качеству и срокам выполненных работ клиент не предъявлял. Вместе с тем, возместить убытки в добровольном порядке он отказался, что привело к рассмотрению спора в хозяйственном суде.

Основными доводами ответчика (клиента), обосновывающими непризнание иска в полном объеме при рассмотрении спора судом первой инстанции, являлись следующие:

- стороны не согласовали тип вагона;

- ответчик (клиент) своевременно предоставил экспедитору (истцу) всю необходимую информацию.

Кроме того, по мнению ответчика, истцом не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора в связи с тем, что в доверенности представителя, подписавшего претензию, не указаны полномочия на ее подписание.

Согласившись с пояснениями истца, изложенными в дополнительных пояснениях, суд не принял во внимание доводы ответчика исходя из следующего.

В поручении на транспортно-экспедиционное обслуживание в графе «вид транспорта» указан «крытый вагон парка МПС». При этом МПС означает не механизированный подвижной состав, как утверждает ответчик, поскольку такого понятия не существует. Исходя из словаря сокращений, применительно к данному документу МПС означает «Министерство путей сообщения» (орган государственного управления СССР, который занимался железнодорожным транспортом).

Крытый вагон парка МПС означает крытый вагон общего парка, т.е. принадлежащий Белорусской железной дороге.

Это также подтверждают указания инструкции по заполнению ж.д. накладной, в которой однозначно прописан крытый вагон общего парка.

В соответствии с условиями Договора экспедитор обязан направить клиенту в течение 48 часов после получения по факсу или электронной почте подписанного последним поручения, а клиент обязан оформлять железнодорожные накладные в строгом соответствии с этой инструкцией.

Клиент отправил груз в вагоне, собственником которого является ООО «УМ», Украина, вместо отправки в вагоне, принадлежащем Белорусской железной дороге,

Кроме того, в соответствии с п. 11 Приложения № 12.5, а также § 8 Приложения 10 к «Соглашению о международном железнодорожном грузовом сообщении», заключенном 01.11.1951 (далее СМГС) при перевозке приватных вагонов отправитель в графе «Наименование груза» должен указать, что это приватный вагон, а также указать собственника.

Данные требования СМГС также не были выполнены ответчиком, что явилось препятствием для обнаружения нарушений условий Договора на станции отправления.

В соответствии с п. 33. Правил транспортно-экспедиционной деятельности, утвержденных Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.12.2006 N 1766 клиент обязан оформлять товарно-транспортные накладные и другие сопроводительные документы на груз, необходимые для организации перевозки, нести ответственность за их полноту, достоверность и достаточность.

В соответствии с п. 16 Приложения № 12.5 СМГС отправитель проставляет свою подпись, которая подтверждает правильность всех сведений, внесенных им в накладную.

Не были приняты во внимание доводы ответчика о том, что он своевременно предоставил всю необходимую информацию, поскольку железнодорожная накладная (которая не была отправлена своевременно) содержит только номер вагона, а всю остальную информацию экспедитор получил от начальника станции отправления и собственника вагона.

Указание на несоблюдение досудебного урегулирования спора суд также посчитал несостоятельным, поскольку претензия соответствовала требованиям пункта 2 приложения к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь (далее ХПК).

Что касается полномочий на подписание претензии, то в соответствии со ст. 79 ХПК представитель вправе совершать от имени представляемого им лица все процессуальные действия.

Пунктом 2 указанной статьи предусмотрен закрытый перечень действий, на совершение которых полномочия представителя должны быть специально оговорены в доверенности. Этот перечень не содержит полномочия на подписание претензии.

Исходя из этого, суд первой инстанции сделал вывод о том, что право на представление интересов истца в хозяйственных судах, а также право на подписание искового заявления фактически являются правом на предъявление претензии, обязательное наличие которой установлено материальными и процессуальными нормами.

Таким образом, исковые требования экспедитора о взыскании убытков с клиента суд первой инстанции удовлетворил в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции нашел законными и обоснованными выводы суда первой инстанции о том, что в связи с нарушениями законодательства и условий договора клиентом, у экспедитора возникла невозможность надлежащего исполнения договора на согласованных сторонами условиях.

Поскольку экспедитор принял все меры для надлежащего исполнения обязательств, дополнительные затраты, понесенные в связи с их исполнением и подтвержденные документально, правомерно взысканы с клиента.

ОАО «С», не согласившись с выводами первой и апелляционной инстанций, подало кассационную жалобу, сославшись на недоказанность того, что использованный в поручении термин «крытый вагон парка МПС» идентичен термину «крытый вагон общего парка», а также на отсутствие с его стороны ненадлежащего исполнения обязательств.

Доводы кассатора суд кассационной инстанции не принял во внимание, решение хозяйственного суда и постановление апелляционной инстанции оставил без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

 

Таким образом, точно следовать указаниям клиента экспедитор обязан только в тех случаях, когда эти действия осуществляются в интересах клиента. В случае же нарушения обязательств клиентом, экспедитор должен принять все меры для надлежащего исполнения обязательств, т.е. максимального уменьшения дополнительных затрат и своевременности доставки груза исходя из обстоятельств, возникших из-за ненадлежащего исполнения договорных условий клиентом.

 

Яна Фролова, старший юрист отдела претензионно-исковой работы международной юридической компании «Райдла Лейинш Норкус»

 

2363