Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Оценка достоверности иных документов как источника доказательств в административном процессе

Ошибочное исключение из разбирательства допустимых и достоверных доказательств ограничивает гарантированные законом права участников административного процесса, а также достижение одной из задач административного процесса, предусмотренной ст.2.1 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее ПИКоАП), в именно: обеспечение правильного и единообразного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил административное правонарушение, был подвергнут справедливому административному взысканию и ни один невиновный не был привлечен к административной ответственности.

Указанный тезис может быть убедительно проиллюстрирован следующим примером из практики.

Обстоятельства (фабула) дела. 29 апреля 2013 года в районе 09 часов 00 минут после остановки в 8 часов 25 минут сотрудниками органов государственной автомобильной инспекции на одной из автодорог Республики Беларусь транспортного средства «Амкодор» под управлением гражданина М., последний был доставлен в УЗ «Д-я ЦРБ», где врачом (психиатром-наркологом) Т. составлен акт освидетельствования №96, согласно которому в 09 часов 05 минут в выдыхаемом им воздухе у водителя М. якобы содержалась концентрация абсолютного этилового спирта 0,4 промилле, а в 09 часов 15 минут – 0,3 промилле. Пробы отбирались с использованием прибора «Алконт».

Дальнейшее движение дела, разрешение по существу. Согласно Перечню действий и признаков, наличие которых является достаточным основанием полагать, что физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, подозреваемый, обвиняемый, потерпевший находятся в состоянии алкогольного опьянения и (или) состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, являющемуся Приложением № 1 Положению о порядке проведения освидетельствования физических лиц на предмет выявления состояния алкогольного опьянения и (или) состояния, вызванного потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, утв. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14.04.2011 № 497 (ред. от 18.10.2012) являются:  запах алкоголя изо рта; затруднения при сохранении равновесия; нарушения речи; выраженное изменение окраски кожных покровов лица, покраснение глаз, сужение или расширение зрачков глаз; шатающаяся походка; спонтанные движения глаз в горизонтальном направлении при их крайнем отведении в сторону (нистагм).

В акте освидетельствования №96 не указан ни один из приведенных выше признаков, который в совокупности с результатами прибора, предназначенного для определения концентрации паров абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, мог  бы свидетельствовать, что М. находится в состоянии алкогольного опьянения.

Непосредственно при освидетельствовании водитель М. от прохождения исследований, сопряженных с отбором у него биосред отказался, о чем была произведена запись в акте освидетельствования.

Указанный акт был положен в основу системы доказательств совершения водителем М. административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.18.16 (управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения) Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее КоАП).

Вместе с тем, находясь в здании Д-го РОВД, в ходе опроса М. заявил о желании сдать биосреды (кровь и мочу) для анализа, а также собственноручно указал об этом при подписании протокола об административном правонарушении. Указанные требования лица, в отношении которого велся административный процесс, не были удовлетворены, т.е. вовсе оставлены без внимания органом, ведущим административный процесс.

Водитель М. постановлением органа, ведущего административный процесс, в тот же день был привлечен к административной ответственности (в течение двух часов после фактической остановки транспортного средства).

Незамедлительно после того, как водитель М. покинул здание РОВД, он направился в УЗ «Д-я ЦРБ», где заключил договор на оказание платных медицинских услуг и сдал биосреды (кровь и мочу) для производства лабораторных исследований на предмет определения состояния алкогольного опьянения. Согласно полученной им справки о состоянии здоровья, удостоверенной должностным лицом УЗ «Д-я ЦРБ» (тем же врачом, который накануне проводил освидетельствование без отбора биосред), по результатам лабораторного исследования крови и мочи констатировано отсутствие состояния алкогольного опьянения.

Позиция органа, ведущего административный процесс, в части оценки доказательств основывается на следующих положениях:

-     лицо, в отношении которого велся административный процесс, в момент освидетельствования отказалось от сдачи биосред;

-     письменных ходатайств о переосвидетельствовании не заявлялось, указание водителя М. о желании сдать биосреды, в том числе отраженные в протоколе опроса и протоколе об административном правонарушении, таковыми не являются;

-     представленные лицом, в отношении которого велся административный процесс, результаты исследования (биосред) (справка о состоянии здоровья) являются недостоверными, по причине того, что Постановление Совета Министров Республики Беларусь №497 не содержит норму, предусматривающую освидетельствование по личному обращению без письменного направления должностных лиц.

Позиция защитника. Наиболее объективным доказательством в части определения наличия или отсутствия состояния алкогольного опьянения у лица являются результаты лабораторного исследования биосред (крови и мочи), приведенные в справке, которые свидетельствует о недостоверности акта освидетельствования №98 как проведенного без такового (лабораторного) исследования биосред.

Находясь в здании Д-го РОВД, в ходе опроса М. заявил о желании сдать биосреды (кровь и мочу) для анализа, а также указал об этом при подписании протокола об административном правонарушении. Указанные заявления лица, в отношении которого ведется административный процесс, о желании сдать биосреды для исследований, согласно п.26 ч.1 ст.1.4 ПИКоАП являются ходатайством, под которым понимается устная или письменная просьба, обращенная к суду, органу, ведущему административный процесс.

В соответствии с ч.2 ст.10.7 ПИКоАП ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Когда немедленное принятие решения по ходатайству невозможно, оно должно быть разрешено до рассмотрения дела об административном правонарушении. О полном или частичном отказе в удовлетворении ходатайства сообщается лицу, заявившему ходатайство, а в протоколе делается отметка с указанием мотивов отказа.

Вместе с тем, органом, ведущим административный процесс, не приняты меры к разрешению ходатайства лица, которые способствовали бы объективному разбирательству и принятию законного и обоснованного решения по существу.

Фактически не имея никаких препятствий (!) для проведения повторного освидетельствования с отобранием биосред, сотрудники ГАИ уже в 11 часов 00 минут 29.04.2013 вынесли постановление по делу об административном правонарушении. Очевидно, что в столь короткие сроки М. не мог в должной мере воспользоваться своими правами, предусмотренными ст.4.1 ПИКоАП.

Так, согласно п.3 ч.1 ст.4.1 ПИКоАП среди прочих физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право представлять доказательства.

Так как орган, ведущий административный процесс, не удовлетворил законные требования М. о проведении лабораторного исследования биосред, незамедлительно после того, как было разрешено покинуть здание Д-го РОВД 29.04.2013 (в тот же день), он прибыл в УЗ «Д-я ЦРБ», где заключил договор на оказание платных медицинских услуг и в 11 часов 45 минут сдал анализ крови, а  в 11 часов 50 минут анализ мочи. Согласно полученной им медицинской справке, подписанной тем же врачом (Т.), который проводил освидетельствование ранее, по результатам лабораторного исследования крови и мочи констатировано отсутствие состояния алкогольного опьянения.

Обратившись самостоятельно в учреждение здравоохранения незамедлительно водитель М. вовсе не проходил освидетельствование в процессуальном смысле (!), а, воспользовавшись своими правами участника административного процесса, получил доказательство, именуемое «иные документы и другие носители информации». Очевидно, что в сложившейся ситуации иным образом достоверно установить наличие (отсутствие) алкоголя в организме лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не имелось возможности.

Согласно ст.6.11 ПИКоАП иные документы признаются источниками доказательств, если сведения, изложенные в них, удостоверены физическим лицом или должностным лицом юридического лица и имеют значение для принятия решения по делу об административном правонарушении.

Приведенная выше справка о состоянии здоровья отвечает всем приведенным выше требованиям и отклонена как недостоверное доказательство органом, ведущим административный процесс, неправомерно.

Органом, ведущим административный процесс, не выяснены при опросе свидетеля Т. (врача, проводившего как освидетельствование, так и лабораторное исследование биосред) обстоятельств, связанных с проведением ею соответствующих исследований и оформления указанной справки, а равно не устранено противоречие между сведениями, указанными в акте освидетельствования и поименованной выше справке.

Последовавшая жалоба на постановление органа, ведущего административный процесс, оставлена судом без удовлетворения. Фактически судом воспринята позиция органа, ведущего административный процесс касательно оценки достоверности упомянутой выше справки о состоянии здоровья.

Комментарий. Полагаем, что не вызывает сомнения, что действительность письменного доказательства может определяться несколькими факторами, способными непосредственно повлиять на ход и результат оценки. Такими факторами (признаками) иного документа как доказательства следует считать: правомочие субъекта на составление и подписание документа, соблюдение обязательной для данного документа формы (включая обязательные реквизиты и пр.). Признаки действительности устанавливаются материальным правом и, как правило, не влияют на достоверность содержащихся в них сведений. Тем не менее действительность указанного доказательства на практике часто отождествляется с его допустимостью и достоверностью.

Касательно исследуемой правовой ситуации, полагаем, что поскольку в материалах административного производства не имеется сведений относительно несоответствия результатов лабораторного исследования (содержание документа) действительности, а также соблюдены требования к их оформлению (форма документа, удостоверение надлежащим лицом), оценка достоверности взаимопротиворечащих письменных доказательств (акта освидетельствования и справки о состоянии здоровья) должна производиться в пользу последнего.

 

Прудников Сергей Владимирович, помощник адвоката адвокатского бюро «ПравоВиК».

4048