Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

Если вам нужна помощь юриста или адвоката, звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Меню

Значительный минус мировых соглашений или О чем вам не скажут посредники

Илья Латышев, управляющий партнер ООО «Райдла Лейинш Норкус»

Заключение с ответчиком мирового соглашения или соглашения об урегулировании спора в порядке посредничества не позволит истцу привлечь ответчика к ответственности за его неисполнение.

При рассмотрении споров судьи белорусских хозяйственных судов практически в каждом деле рекомендуют сторонам договориться и закончить дело подписанием мирового соглашения.

К тому же, в последние год-полтора все большей популярностью стал пользоваться институт посредничества, который активно продвигается на уровне хозяйственных судов.

Однако по информации, размещенной на сайте Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь (http://www.court.by/posrednichestvo/praktika/a3edf0a43c072753.html), в среднем по республике 20–30 процентов заключенных в процедуре посредничества соглашений добровольно должниками не исполняются.

При этом, и мировое соглашение, и соглашение об урегулировании спора в порядке посредничества утверждаются определением хозяйственного суда.

Если должник добровольно не исполняет обязательства, принятые на себя по такому соглашению, хозяйственный суд по заявлению взыскателя выдает судебный приказ, который может быть предъявлен к принудительному исполнению.

Однако в ходе принудительного исполнения судебного приказа взыскатель также может ничего не получить от должника. Причин тому может быть много: начиная от плохого финансового положения должника и заканчивая тем, что должник просто принципиально уклоняется от исполнения постановления суда.

И здесь есть один важный нюанс, о котором мало кто знает и который не упоминается ни в одной публикации по вопросам посредничества. Но тем не менее, этот нюанс значительно умаляет права взыскателя в случае, если должник не исполняет условия соглашения, утвержденного судом.

Дело в том, что Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) в статье 11.18 предусматривает административную ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности. Эта статья предусматривает, что уклонение индивидуального предпринимателя или должностного лица юридического лица от погашения по вступившему в законную силу судебному решению кредиторской задолженности при наличии возможности выполнить обязательство, если в этих действиях нет состава преступления, — влечет наложение штрафа в размере от шести до двадцати базовых величин.

Уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере (250 и более базовых величин, что на сегодняшний день составляет 8 750 000 белорусских рублей) влечет уголовную ответственность по статье 242 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Максимальная санкция, установленная этой статьей, составляет два года лишения свободы.

Наличие норм об ответственности в отношении должника индивидуального предпринимателя или должностного лица юридического лица либо применение этих норм правоохранительными органами является хорошим стимулом для должника к исполнению судебного решения.

Однако из каждого правила есть исключения.

14 октября 2008 года юридическое лицо заключило с индивидуальным предпринимателем договор купли-продажи товара, по которому предпринимателю был передан на сумму 18 128 317 белорусских рублей. Оплата товара была произведена не полностью (оплачено на сумму 2 893 254 белорусских рубля).

После длительных переговоров с предпринимателем по поводу оплаты юридическое лицо подало иск в хозяйственный суд Минской области. Хозяйственный суд иск удовлетворил полностью. Индивидуальный предприниматель обжаловал судебное решение в апелляционную инстанцию, при рассмотрении дела в которой юридическое лицо пошло на определенные уступки и заключило с предпринимателем мировое соглашение.

Это соглашение было утверждено постановлением апелляционной инстанции от 23 июля 2009 г.

Согласно заключенному мировому соглашению предприниматель обязался выплатить образовавшуюся задолженность ежемесячно равными долями в период с 23 июля 2009 г. по 23 марта 2010 г. Однако добровольно эти обязательства предприниматель не исполнил.

Взыскатель ежемесячно получал судебные приказы на каждую невыплаченную сумму и предъявлял их к принудительному исполнению. Однако в порядке исполнительного производства с должника также ничего не было взыскано. Между тем, у взыскателя была информация о том, что этот предприниматель обладает определенной суммой денег и готовится к выезду на ПМЖ за границу.

На этом основании взыскатель подготовил соответствующее сообщение о правонарушении и 23 декабря 2009 г. отправил его в Комитет государственного контроля по Минской области с требованием составить в отношении индивидуального предпринимателя протокол об административном правонарушении, предусмотренном статьей 11.18 КоАП, и выполнить иные процедуры, связанные с привлечением его к административной ответственности.

23 января 2010 г. на указанное сообщение о правонарушении взыскателю был дан ответ о том, что «основания для начала административного процесса по привлечению ИП … по статье 11.18 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях отсутствуют».

В качестве обоснования были приведены следующие доводы: «Основания для привлечения ИП … к ответственности по статье 242 Уголовного кодекса Республики Беларусь и статье 11.18 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях отсутствуют, поскольку заключенное мировое соглашение о прекращении судебного спора не является судебным решением, речь о котором ведется в статье 11.18 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. Согласно Постановлению Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 27.10.2006 г. № 12 „О судебном решении“ мировое соглашение о прекращении судебного спора не соответствует требованиям, предъявляемым к форме, содержанию и порядку вынесения хозяйственными судами Республики Беларусь судебных решением, а, следовательно, не является таковым».

То есть Комитет государственного контроля отказал в составлении протокола об административном правонарушении и начале административного процесса в отношении предпринимателя по абсолютно формальному основанию — мировое соглашение не является судебным решением.

Если бы в указанных статьях КоАП и УК речь шла о неисполнении «судебных актов» или «судебных постановлений», а не исключительно «судебных решений», то оснований для отказа в начале административного процесса (или — при наличии крупного размера — в возбуждении уголовного дела) не было бы.

Но при существующей формулировке такой формальный отказ вполне возможен и, как показал приведенный пример, применяется на практике.

Это ведет к тому, что те, кто пойдет на уступки ответчику и заключит с ним мировое соглашение, или те, кто воспользуется активно рекомендуемой в хозяйственных судах процедурой посредничества, теряют действенный рычаг воздействия на должника в случае неисполнения им в добровольном порядке принятых на себя обязательств по мировому соглашению или соглашению о разрешении спора в порядке посредничества.

13486
Если материал был вам полезен, помогите Юркаталогу рублем!
Есть вопрос по этой теме? Заполните заявку - и мы с вами свяжемся!
Заказать звонок
В формате +375 12 345 67 89
Спасибо!
Ваша заявка успешно отправлена!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.