Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Новое положение о ликвидации: сроки короче, требования жестче

В этом материале мы продолжаем рассматривать нововведения, предусмотренные Декретом Президента Республики Беларусь от 24 января 2013 г. №2 «О внесении дополнений и изменений в Декрет Президента Республики Беларусь № 1 от 16 января 2009 г.»

В статье Новые правила государственной регистрации: революции не произошло мы рассматривали изменения в Положение о государственной регистрации.

Сегодня на повестке дня — анализ изменений в Положение о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования (далее – Положение о ликвидации).

Оснований для ликвидации всё больше?..

Положение о ликвидации предусматривает различные основания для ликвидации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Основания для ликвидации юридических лиц можно разделить на 3 группы:

  1. ликвидация по решению собственника имущества (учредителей, участников) либо соответствующего органа управления юридического лица;
  2. ликвидация по решению хозяйственного суда;
  3. ликвидация по решению регистрирующего органа.

Необходимо отметить, что нововведения коснулись всех трех указанных групп оснований. Итак, посмотрим на них более подробно.

Для первой группы новым стало основание, закрепленное в ч.1 пп.3.1. Положения о ликвидации, а именно в связи с нарушением коммерческой организацией порядка формирования уставного фонда, установленного законодательством. По всей видимости, это был в определенном смысле «реверанс» в отношении либерализации порядка формирования уставного фонда коммерческих организаций, что закреплено в изменениях и дополнениях в Положение о госрегистрации. Так, напомним, что согласно ч. 2 п. 7 Положения о госрегистрации объявленный в учредительных документах уставный фонд коммерческой организации должен быть сформирован в течение двенадцати месяцев с даты ее государственной регистрации, если иное не установлено законодательными актами либо если меньший срок формирования уставного фонда не определен ее учредительными документами.

Можно считать уже традицией, когда в сфере государственной регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования взамен упрощения одних механизмов и требований происходит серьезное ужесточение ответственности за нарушение норм, подвергшихся либерализации.

Указанное выше основание для добровольной ликвидации, ввиду нарушения порядка формирования уставного фонда, было включено также и во вторую группу оснований для принудительной ликвидации по решению хозяйственного суда (абз.2 ч.1 пп.3.1. Положения о ликвидации). Смысл этого видится в том, чтобы появилась некая вариативность при инициировании ликвидации юридических лиц. Так, при наступлении указанного основания законодатель, видимо, предоставляет шанс уполномоченным представителям юридического лица инициировать процесс ликвидации в добровольном порядке.

Аналогичным образом обстоит дело и с ещё одним новым основанием для принудительной ликвидации по решению хозяйственного суда – в связи с признанием хозяйственным судом государственной регистрации юридического лица недействительной. Ранее это основание относилось к первой группе оснований, а сейчас его отнесли одновременно и ко второй.

Абсолютно новым основанием для принудительной ликвидации юридических лиц по решению хозяйственного суда стало нарушение установленных законодательством порядка и сроков ликвидации (абз.6 ч.1 пп.3.2. Положения о ликвидации). Общая картина относительно проводимых ликвидаций юридических лиц такова, что достаточно часто указанные сроки не соблюдаются, порой ликвидация может затягиваться на годы. И, как правило, регистрирующие органы смотрели на такие нарушения «сквозь пальцы». Однако в настоящее время появился инструмент в виде указанной нормы, который должен по идее дисциплинировать как ликвидатора (ликвидационную комиссию), так и сами регистрирующие органы при контроле за соблюдением сроков ликвидации.

Более того, при обнаружении просрочки ликвидации у кредиторов такого юридического лица появилось право обратиться в хозяйственный суд с иском о его ликвидации (абз.2 ч.2 пп.3.2. Положения о ликвидации). Безусловно, данное право обращения в суд направлено как раз на большую защиту прав кредиторов. Ведь не менее часто процедура формирования тех же реестров требований кредиторов и составления промежуточного баланса, необходимых для того, чтобы приступить непосредственно к расчету с кредиторами (если конечно есть на то хоть какое-то имущество у ликвидируемого юридического лица), растягивается на год и более. Поэтому введение указанного права кредиторов можно оценить с положительной точки зрения. Однако всё же непонятно, почему такое право будет отсутствовать у кредиторов индивидуальных предпринимателей, принявших решение о прекращении деятельности и нарушивших сроки данной процедуры…

Также был дополнен перечень оснований для ликвидации из третьей группы (по решению регистрирующего органа). Обращают на себя внимание следующие два основания для такой принудительной ликвидации:

  • непринятие собственником имущества (учредителем, участником), руководителем некоммерческой организации, созданной в форме учреждения или ассоциации (союза), мер по смене собственника имущества учреждения, изменению состава членов ассоциации (союза), руководителей таких учреждения, ассоциации (союза), состоящих на профилактическом учете в соответствии с законодательством о профилактике правонарушений, в двухмесячный срок с даты постановки указанных лиц на данный профилактический учет (абз.4 ч.1 пп.3.33 Положения о ликвидации);
  • осуществления некоммерческой организацией, созданной в форме учреждения или ассоциации (союза), деятельности, не соответствующей целям и предмету деятельности, указанным в уставе такой организации (абз.5 ч.1 пп.3.33 Положения о ликвидации).

И если для реагирования на решение о постановке на профилактический учет законодатель отвел соответствующим должностным и иным указанным лицам некоммерческих организаций срок в 2 месяца с даты постановки на учет, то относительно осуществления тех или иных видов деятельности учреждениями и ассоциациями (союзами) придется задумываться заранее, насколько такие виды деятельности будут соответствовать уставным целям и предмету деятельности. По всей видимости, при создании таких организационно-правовых форм снова возникнет вопрос о включении в устав как можно большего вида целей и видов деятельности «про запас».

Также необходимо отметить, что при наступлении одного из двух указанных оснований принудительной ликвидации, сама процедура будет проходить в упрощенном порядке без создания ликвидационной комиссии, а само решение о начале процедуры ликвидации будет приниматься регистрирующим органом при получении соответствующего представления (предложения) уполномоченного органа, что также является нововведением (ч.1 п.14 Положения о ликвидации).

 

При  этом необходимо отметить ещё одно нововведение Декрета №2 — срок ликвидации юридического лица (прекращения деятельности индивидуального предпринимателя) в добровольном порядке не может превышать девяти месяцев со дня принятия решения о ликвидации (прекращении деятельности). Данный срок может быть продлен по решению указанных лиц, но не более чем до двенадцати месяцев (ч.3 п.6 Положения о ликвидации).

Если в комплексе посмотреть на указанное нововведение относительно сроков добровольной ликвидации и последствий их нарушения, то можно сделать вывод что законодатель имел намерение сократить срок проведения данной процедуры, тем самым поменяв уже давно устоявшееся в обществе мнение о том, что ликвидация быстрой и безболезненной не бывает в природе. Однако очевидно, что законодатель в этом направлении мог сделать гораздо больше, нежели сделал (об этом ниже).

 

Принял решение о ликвидации – не забудь сообщить об этом

Декрет №2 конкретизирует срок, в течение которого необходимо уведомить регистрирующий орган о начале данного процесса. Так, председатель ликвидационной комиссии (ликвидатор) в течение десяти рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации юридического лица обязан уведомить в письменной форме об этом регистрирующий орган (ч.2 п.6 Положения о ликвидации).

Необходимо отметить, что до указанного нововведения (в т.ч. в настоящее время) все заинтересованные стороны в процессе ликвидации были вынуждены руководствоваться лишь нормой Гражданского кодекса Республики Беларусь, предусматривающей что собственник имущества (учредители, участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц (п.1 ст.58). При этом под сроком «незамедлительно» можно понимать что угодно и для каждого конкретного субъекта ввиду определенных обстоятельств данный срок мог быть индивидуален.

Также мы видим, что пока ещё имеет место быть расхождение норм законодательства. Так ГК возлагает обязанность по уведомлению регистрирующего органа на собственника имущества (учредителя, участников). В то же время пока ещё действующая редакция Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009г. №1 «О государственной регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования» (в редакции от 28.05.2012г.) возлагает указанную обязанность на председателя ликвидационной комиссии (ликвидатора), что конечно, логично (абз.1 ч.1 п.7 Положения о регистрации).

 

Главное – уложиться в срок

Согласно ч.3 п.6 Положения о ликвидации срок ликвидации (прекращения деятельности), устанавливаемый собственником имущества (учредителями, участниками) либо органом юридического лица, уполномоченным уставом (учредительным договором — для коммерческой организации, действующей только на основании учредительного договора) (индивидуальным предпринимателем), не может превышать девяти месяцев со дня принятия решения о ликвидации (прекращении деятельности). Данный срок может быть продлен по решению указанных лиц, но не более чем до двенадцати месяцев. Вопрос последствий несоблюдения таких сроков мы уже затрагивали несколько выше (следует принудительная ликвидация по решению хозяйственного суда). Что же касается самого этого нововведения, то очевидно, что оно направлено на улучшение общей картины по ликвидациям субъектов хозяйствования в стране.

Также можно отметить уже сложившуюся тенденцию по оптимизации законодательного регулирования процесса ликвидации субъектов хозяйствования. Это можно увидеть сравнив изменения, которые произошли применительно к срокам по данной процедуре хотя бы за последние 3-5 лет.

Применительно к нововведениям, вводимым Декретом №2 можно отметить сокращение ещё одного срока. Так с 3-х до 2-х рабочих дней сократился срок, в течение которого регистрирующий орган должен внести соответствующие данные в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о том, что юридическое лицо (индивидуальный предприниматель) находится в процессе ликвидации (прекращения деятельности) и направить соответствующие уведомления в государственные органы и иные организации об этом (п.8 Положения о ликвидации). Срок начинает исчисляться с момента получения соответствующего уведомления о начале ликвидации (прекращения деятельности).

Однако далее все осталось без изменений: государственные органы и иные организации, после уведомления регистрирующего органа о начале ликвидации по-прежнему в течение 30 рабочих дней представляют обратно регистрирующему органу информацию о наличии или отсутствии задолженности перед ними у ликвидируемого юридического лица, а также иные сведения (п.9 Положения о ликвидации). А ведь именно тут имеются значительные временные резервы, за счет которых можно было бы оптимизировать процесс ликвидации субъектов хозяйствования. Будем надеяться, долго ждать этого не придется.

Наделал долгов – уходи в сторону

В соответствии с ч.5 п.6 Положения о ликвидации при наличии у ликвидируемого юридического лица задолженности перед кредиторами председателем ликвидационной комиссии (ликвидатором) назначается лицо, соответствующее установленным законодательством требованиям и не являющееся собственником имущества (учредителем, участником), руководителем этого юридического лица.

А в случае обнаружения у юридического лица, находящегося в процессе ликвидации, задолженности перед кредиторами, имевшейся, но по объективным причинам не выявленной на дату принятия решения о ликвидации данного юридического лица, собственником имущества (учредителями, участниками) юридического лица в месячный срок со дня обнаружения указанной задолженности должны быть приняты меры по замене председателя ликвидационной комиссии (ликвидатора), если таковым назначен собственник имущества (учредитель, участник), руководитель ликвидируемого юридического лица (ч.6 п.6 Положения о ликвидации).

Вполне логичные нововведения, которые позволят отстранить от непосредственного управления процессом ликвидации юридического лица тех, кто, по сути, привел данное юридическое лицо к пропасти. Более того, в настоящее время достаточно часто при добровольной ликвидации в качестве ликвидатора (председателя ликвидационной комиссии) выступает кто-либо из очерченного выше круга лиц, что в будущем будет уже невозможно. Кто-то даже сможет разглядеть в этом некий потенциал для развития института наемных ликвидаторов (по аналогии с институтом антикризисных управляющих). Благо требования к ликвидаторам на сегодня не такие суровые.

 

Есть доверенность – есть право

Актуальное нововведение закреплено в абз.1 ч.1 п.7 Положения о ликвидации, в соответствии с которым право представлять документы в регистрирующий орган о начале процедуры ликвидации по решению собственника имущества (учредителя, участников) юридического лица может быть у лица, действующего по доверенности (поверенного) от имени ликвидатора (председателя ликвидационной комиссии) (абз.1 ч.1 п.7 Положения о ликвидации).

Аналогичное нововведение закрепляется и в отношении процедуры прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, в результате чего представлять документы в регистрирующий орган также сможет поверенный (ч.2 п.7 Положения о ликвидации). Указанные нововведения являются давно наболевшими и их можно оценить только с положительной стороны.

 

«Запрещено» не значит «не допустимо»

Согласно п.10 Положения о ликвидации, изложенного в новой редакции, осуществление операций по счетам юридического лица (индивидуального предпринимателя), совершение им сделок, не связанных с ликвидацией (прекращением деятельности), запрещаются. В пока ещё действующей редакции указанного пункта Положения о ликвидации вместо «запрещается» указано «не допустимо».

На наш взгляд указанная замена терминов произошла не случайно и её можно было бы увязать с ещё одним нововведением, закрепленным в ч.1 п.25 Положения о ликвидации, согласно которому собственник имущества (учредители, участники), председатель ликвидационной комиссии (ликвидатор), допустившие нарушения требований законодательных актов, регулирующих порядок ликвидации юридического лица, в результате которых юридическое лицо было исключено из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей без применения процедуры экономической несостоятельности (банкротства), солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам ликвидированного юридического лица в размере неудовлетворенных требований кредиторов. В результате чего видно, к каким последствиям могут привести, в том числе и запрещённые операции по счетам ликвидируемых юридических лиц.

Также установлен срок исковой давности о привлечении указанного круга лиц к ответственности. Так согласно ч.1 п.25 Положения о ликвидации кредитор (кредиторы), органы Комитета государственного контроля, прокуратуры, внутренних дел, государственной безопасности, налоговые и иные уполномоченные органы в пределах своей компетенции в указанном случае вправе предъявить в хозяйственный суд иски о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя, участника), председателя ликвидационной комиссии (ликвидатора) в течение трех лет со дня исключения юридического лица из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

При вступлении в силу указанных норм Декрета №2, представляется, должна повыситься дисциплинированность лиц, осуществляющих прежде всего руководство при ликвидации субъектов хозяйствования ввиду появившегося риска быть привлеченным к субсидиарной ответственности. Также в очередной раз прослеживается попытка улучшить ситуацию с защитой прав кредиторов ликвидируемых юридических лиц.

 

 

Валерий Ловцов, старший юрист Юридической компании «RAIDLA LEJINS & NORCOUS»

11065